Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

русский формат

вот вам слоган, как вы это называете. Доступный для нынешнего восприятия.
Россия - страна медведей. Белых и черных (мы не расисты). Хомячки и розовые мыши диктовать свои правила здесь не будут. Помоги нам Бог. Аминь!

"несмотря на инертность и пессимизм" (- сказала сегодняшняя писательница)

- скажу другое: смотрите на инертность и пессимизм. И несоглашайтесь с ними (всебе прежвсего). - Это характеристики праздных, никудышных людей. А человек недолжен быть ненужным.

(no subject)

самосознание есть функция духа, а не ума. (Святитель Лука Войно-Ясенецкий, выдающийся хирург)

(no subject)

чем меньше у человека самолюбия, тем большего он стоит. (Эрих Мария Ремарк)

АНРИ ДЕ РЕНЬЕ

ПРОГУЛКА

Заветный час настал. Простимся и иди!
Пробудь в молчании, одна с своею думой,
Весь этот долгий день — он твой и впереди,
О тени, где меня оставила, не думай.

Иди, свободная и легкая, как сны,
В двойном сиянии улыбки, в ореолах
И утра, и твоей проснувшейся весны;
Ты не услышишь вслед шагов моих тяжелых.

Есть дуб, как жизнь моя, увечен и живуч,
Он к меланхоликам и скептикам участлив
И приютит меня — а покраснеет луч,
В его молчании уж тем я буду счастлив,

Что ветер ласковым движением крыла,
Отвеяв от меня докучный сумрак грезы,
Цветов, которые ты без меня рвала,
Мне аромат домчит, тебе оставя розы.

нелюбовь и кровь в Милете (не позже VIII века до н.э.)

ОБ АНФЕЕ
Рас­ска­зы­ва­ют Ари­сто­тель и авто­ры «Милет­ских пове­стей.
Юно­ша Анфей, про­ис­хо­див­ший из гали­кар­насско­го цар­ско­го рода, нахо­дил­ся как залож­ник у Фобия, одно­го из Неле­идов, пра­вив­ших тогда в Миле­те. Жена это­го Фобия Кле­обея (некото­рые назы­ва­ли ее Филех­мой), влю­бив­шись в Анфея, пускалась на вся­че­ские хит­ро­сти, чтобы сбли­зить­ся с ним. Посколь­ку он отвер­гал ее, то гово­ря, что боит­ся себя обна­ру­жить, то ссы­ла­ясь на Зев­са — покро­ви­те­ля чуже­зем­цев и общей тра­пезы (- это был единственный гарант жизни чужеземца в чужом городе. Но Зевс Гостеприимец требовал взамен от гостя непредавать общей с хозяином трапезы - невредить ему нивчем. - germiones_muzh.), Кле­обея тяже­ло это пере­жи­ва­ла, и замыс­ли­ла отомстить ему, счи­тая его без­жа­лост­ным и высо­ко­мер­ным. Итак, по про­ше­ст­вии некото­ро­го вре­ме­ни она при­тво­ри­лась, что изба­ви­лась от люб­ви к нему. Сбро­сив в глу­бо­кий коло­дец руч­ную куро­пат­ку (- куропатка умеет летать - но неумеет плавать. Хорошо придумано! - germiones_muzh.), она попро­си­ла Анфея, чтобы тот при­шел и достал ее. Юно­ша, ниче­го не подо­зре­вая, охот­но ее послу­шал­ся, а Кле­обея сбрасыва­ет на него свер­ху тяже­лый камень. Анфей тот­час умер, а она, сооб­ра­зив, какое страш­ное дело совер­ши­ла, и все еще сжи­га­е­мая силь­ной стра­стью к нему, кон­ча­ет с собой. Фобий, одна­ко, счи­тая себя по этой при­чине жерт­вой про­кля­тья, усту­пил власть Фри­гию. Некото­рые же переда­ва­ли, что Кле­обея бро­си­ла в коло­дец не куро­пат­ку, а золо­той сосуд, как об этом упо­ми­на­ет Алек­сандр Это­лий­ский в следу­ю­щих сти­хах сво­е­го «Апол­ло­на»:
Фобий, Гиппоклов сын, прямой чистокровный потомок
В том благородном роду, коему предок — Нелей,
В дом свой введет жену, которая с детства прилежно
В дальних покоях вила пряжу на веретено.
К ним придет Анфей из Ассесского царского рода
С тем, чтоб, заложником став, слово присяги сказать.
Будет он юностью вешней цвести — прекраснее не был
Даже Мелиссов сын
(- Актеон [другой]. - germiones_muzh.), из плодоносной струи
Свежей Пирены рожденный на вящее благо Коринфа
И на великую скорбь для Бакхиадов-вельмож.

(- Актеон был убит Бакхиадом Архием. Вскоре Бакхиадов свергли. - germiones_muzh.)
Будет он быстрому Эрмию друг (- Гермесу. Т.е. Анфей обладает всеми его дарами. - germiones_muzh.) — и к нему-то вспылает
Буйною страстью жена, так что и казнь ей не в страх.
Пав и к коленям припав, она на недолжное дело
Будет его преклонять; он же, всевышнего чтя
Зевса-Гостеприимца и Фобия с хлебом и солью,
Будет в ручье и реке мерзкие речи смывать.
Женщина, видя, что он отвергает медвяные узы,
Тотчас против него хитрый измыслит обман,
Вот какое Анфею промолвив лживое слово:
«Мой золотой кувшин в узком колодце моем
Вдруг, подниvаясь с водой, сорвался с крепкой веревки
И на беду попал в руки колодезных нимф.
Поторопись, и если ты мне из горла колодца —
Все говорят, что туда незатруднителен спуск, —
Этот достанешь сосуд, то будешь мне вечно любезен».
Так промолвит она, Фобия злая жена.
Гость, ни на миг не колеблясь, снимет хитон, Геламеной
Матерью сшитый ему на лелегийской земле,
И, торопясь, он опустится вниз в узкогорлую пропасть
Кладезя. Злая жена, гибель в уме затаив,
Обе руки напряжет и огромный мельничный камень
Взвалит в колодезный вход. Горестен гостя удел!
Сей роковой воздвигши курган, она голову вложит
В петлю и следом за ним в сени Аида сойдет.


ПАРФЕНИЙ НИКЕЙСКИЙ (I в. до н.э.). О ЛЮБОВНЫХ СТРАСТЯХ

горилла - и человек

горилла - крупнейший примат на Земле: самцы весят более 200 кг, размах рук шире двухсполовиной метров. Черные. Трубный голос - и великолепные клыки. Массивный силуэт гориллы в тропической чаще - классический страх человека.
- Но парадокс в том, что гориллы никогда не нападают. - Они неагрессивны (есть обезьяны помельче, но гораздо опасней: бабуины например). Так что Кинг-Конг это всего лишь отражение наших беспочвенных фобий... "Барабан" кулаками по груди и "громкий вызов" - только попытка гориллы отогнать человека от стада; если вы замрете, она уйдет сама.
Жители экваториальной Африки знают: как бы ни преследовал эту обезьяну неугомонный человек - она укусит только того, кто в конце концов испугавшись, бросится бежать. Укушенными гориллой они называют трусов.

РАЙМОН КЕНО

ЭГОЦЕНТРИЗМ (II)

На перекрестке себя поджидал я,
чтобы себя самого напугать.
И в самом деле, когда увидал я
себя, то отпрянул в ужасе вспять.

И ведь немного прошел я, вроде:
меньше квартала - всего-то пути...
Так круглый год, при любой погоде
можно себе развлеченье найти.

(no subject)

лишь в ту минуту, когда человек падает, во весь рост выпрямляется его собственное "я". (Э.Т.А. Гофман)
- измерив свое "эго", надо встать.

АДОЛЬФ ГОФМЕЙСТЕР

ЛАНГУСТЫ И МИНДАЛЬ

Жуткая комедия в тринадцати картинах

Действие происходит в течение пяти дней посреди Танжерского залива летом 1940 года.


Картина 11


Каретт. Ну как, исправились, цыплятки?

Путешественники (уныло). Тридцать девять тысяч франков.

Каретт. Ладно. Сегодня вечером отвезу вас на судне «Санта Клара» в Лиссабон.

Путешественники. Виват! Наздар! Хох! Элиен! Вив! Эвива!

Карет. Но не всех. Портовая полиция признала действительными только четырнадцать паспортов. Остальные должны сегодня же на этом судне вернуться в Касабланку.

Путешественники. Ох! Ах! Ух! Горе нам! Опять обман. Кому разрешили ехать?

Пессимист. Мне, наверное, нельзя.

Каретт читает список и пятым называет имя Яна Прокопа.

Среди названных половина людей не имеет никаких средств.

Однако волею судеб Пессимист оказался в числе избранных. Его пропустили.

Ангелеску. Мне нельзя ехать. Мне нельзя жить. Я брошусь в море.

Пытается броситься. Его удерживают.

Каретт. Платите.

Госпожа Корн. Верните нам наши деньги.

Ангелеску. Я убью вас.

Пессимист (напевает). «Пока еще нет, но скоро…»


Картина 12


Те же. Богатые заплатили почти за всех бедных. И за Яна Прокопа.


Каретт. Кто заплатит за две пары влюбленных?

Первая пара влюбленных. У нас нет денег.

Вторая пара влюбленных. У нас нет друзей.

Обе пары влюбленных. Мы бросимся в море.

Ангелеску. Я тоже.

Пытается броситься. Его удерживают.

Из трюма вылезает грязный бледный господин Паппельбейн с кругами под глазами.

Паппельбейн. Сколько надо?

Каретт. Восемь тысяч франков.

Паппельбейн. Берите.

Всеобщее изумление. Все покорены великодушием Паппельбейна.


Картина 13


Ночь. Серп луны и звезды сияют на черном флаге небес. Огни Танжера. Медленно приближается «Санта Клара».



Каретт. Перебирайтесь!

Все путешественники бросаются на спасительный корабль.

Каретт. Только четырнадцать человек.

Ангелеску. Если вы меня не возьмете, я покончу с собой.

Каретт. Ваше частное дело.

Ангелеску. Я убью вас.

Каретт. Не боюсь.

Пиф-паф! Кто стрелял? Корабль надежды отходит от корабля безнадежности. Раненых нет. С корабля отчаяния доносится страшный крик. Все бросаются на Каретта и бьют его. Ян Прокоп ложится обессиленный на мешок с миндалем.

Пессимист. На завтрак будет миндаль, на обед будет миндаль, на ужин будет миндаль.

Корабль плывет, и тихие волны плещутся за кормой.

nbsp;                              
                                      
Занавес опускается.