Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

русский формат

вот вам слоган, как вы это называете. Доступный для нынешнего восприятия.
Россия - страна медведей. Белых и черных (мы не расисты). Хомячки и розовые мыши диктовать свои правила здесь не будут. Помоги нам Бог. Аминь!

(no subject)

"северно сияние" из космоса - если верить кружащему нашему эМКаэСу - как огнистая поземка над планетой. Стелется, опускает змеящиеся хоботы вниз, и уходит всторону плавным изгибом. И снова черная пропасть неба (Божественный мрак в котором недоступная нашему слепому пониманью, генерится истина). И звёзды, взлетающие крутосмело над непрерывным краем Земли.

Сассетта, Стефано ди Джованни (1392 - 1450) "Шествие волхвов"

три волхва - короли, сопровождаемые яркой свитой - спускаются справа налево с заснеженной горы. Они все некрупным планом, поодаль от нас. На самзаднем плане - врата и стены города, откуда... По склону - голые суковатые дерева. Над головой летят к теплу гуси. Волхвам и свите комфортно: всадники беседуют, даже пешцы в разноцветных одеждах (волхвов, пожалуй, выделяет лишь центральное положенье в кавалькаде да красные нимбы вкруг голов). И спереди, и сзади всадники оборачиваются чтоб длить беседу - никто особо не торопится. Впереди на трех мулах везут дары - смирну, золото и ладан, на злате сидит прикованная за лапку обезьянка... Внимательные ценители замечают, что Рождественская звезда, которая ведет к Вифлеему, находится нев небе: она даж ниже вереницы по склону, и похожа скорее на шаровую молнию! (Ну да, она же ведёт). Догадались также, что стена и ворота - сиенские, в сторону Рима. (Конечно, Сассетта же сьенец). - Но я ненашел увидевших, что другая гора, слева, к которой все движутся, - тёплая, без снегу. По ней рассыпаны листвяные кусты. И она пуста, только на вершине пара журавлей... - Это гора Нового Завета, новой жизни - а спускаются волхвы со склона Завета Ветхого, завершая старую жизнь.
- Посерьёзнее, мессЕры! Респект респектом, а едете, per favore, на поклонение. Не величаться

ФРЕДЕРИК ПОЛ

ПАНЧ

рост посетителя превышал семь футов, и когда он ступил на дорожку, ведущую к дому Баффи, одна из каменных плит разлетелась вдребезги.
— Как ужасно! — с печалью в голосе сказал посетитель. — Прими мои самые искренние извинения. Подожди капельку.
Баффи с готовностью подождал: он сразу узнал гостя. Тот замерцал, потом исчез и спустя мгновение появился снова, теперь уже имея рост в пять футов и два дюйма.
— Я так неудачно материализовался, — извиняющимся тоном сказал он, моргая розовыми глазами. — Но я все компенсирую. Можно? Только дай мне подумать. Тебе не хотелось бы узнать секрет трансмутации? Приобрести лекарство от обычных вирусных заболеваний? А может, список акций двенадцати компаний, задействованных в нашей программе развития вашей планеты, которые вот-вот пойдут на повышение?
Баффи ответил, что он возьмет акции, идущие на повышение, внутренне поздравляя себя и пытаясь никак не выдать себя.
— Меня зовут Чарльтон Баффи, — сказал он, радостно протягивая руку. Инопланетянин взял ее с явной заинтересованностью и пожал, при этом у Баффи возникло ощущение, что он пожимает руку привидения.
— Ты можешь называть меня Панчем, — вымолвил чужак. — Конечно, это не настоящее мое имя, но оно вполне подходяще: в конце концов, это только проекция моего настоящего существа — особый тип управляемой куклы. (- Панч - английский Петрушка, перчаточная кукла. - germiones_muzh.) У тебя есть карандаш? — И он быстрой пулеметной очередью произнес названия двенадцати фирм, о которых Баффи никогда не слышал. Но вообще-то не это было главное. Баффи знал: когда инопланетяне дают тебе что-то, то это всегда обращается в деньги, которые можно получить в банке. Достаточно было вспомнить, что они дали человеческой расе: сверхсветовые космические корабли, источники энергии, работающие на нерадиоактивных элементах; оружие страшной мощности и новые металлургические процессы. Сейчас зять тетки его жены командует находящимся где-то в глубинах космоса и оснащенным лучевым оружием космическим кораблем, который был построен благодаря их технологии.
Баффи подумал, не прошмыгнуть ли побыстрее ему в дом и позвонить знакомому брокеру, но потом решил пригласить Панча в сад, чтобы тот взглянул на его орхидеи и яблони. «Выжимай все, что только можно, из каждой секунды, пока ты находишься с одним из этих парней, — сказал он себе, — ведь каждая секунда стоит десятки тысяч долларов».
— Я с превеликой радостью осмотрел бы твой сад, — произнес Панч, он казался разочарованным. — Но, возможно, я не правильно понял? Разве ты с некоторыми своими друзьями не запланировал сегодня отправиться на охоту? Может, сенатор ошибся?
— Нет, все так и есть. Разумеется, охота состоится сегодня. Так это старина Уолт рассказал тебе об этом, верно? — Это было характерно для чужаков — им нравилось совать нос в дела людей. Прибыв на Землю, они заявили, что хотят помочь нам, прося взамен лишь одного — чтобы мы позволили им изучать наш образ жизни. «Как чудесно, что они заинтересовались нами, и просто замечательно, — подумал Баффи, — что Уолт Вензель отправил инопланетянина ко мне». — Мы отправляется охотиться на диких уток к Литлл Эгг, я и еще несколько парней. Будет Чак — наш бургомистр, Джер — из Второго Национального банка, а также падре…
— Это будет великолепно! — закричал Панч. — Я увижу, как вы будете охотиться на уток. — Он вытащил карту автомобильных дорог, покрытую золотистыми линиями, и попросил Баффи показать то место, где находится Литтл Эгг. — Я не способен настолько хорошо сосредотачиваться, чтобы садиться в движущуюся машину, — мигая, сказал он, выказывая тем самым свое сожаление. — Но я смогу встретиться с тобой там. Если, конечно, ты хочешь…
— Конечно, я хочу! Еще бы! Вот, смотрите! — Баффи постарался точно указать это место. Губы Панча двигались молча, переводя золотистые линии рельефа в пространственно-временные координаты, а потом он исчез, как только ревя и выбрасывая из-под колес гравий, на дороге к дому появился грузовик с остальными участниками охоты.
Рассказ произвел на них очень сильное впечатление. Падре когда-то уже издали видел одного из чужаков, когда рисовал конькобежцев в Рокфеллеровском Центре, но вблизи никому из них видеть их не доводилось.
— О Господи! Какая удача!
— Ну, Баффи, получил от него какую-нибудь суперзаколку?
— Или, может, рецепт какого-нибудь сверхкрепкого «мартини», на производстве которого ты заграбастаешь кучу бабок?
— Э, да вы просто не знаете нашего Баффи, ребята! Скорее всего, он выклянчил что-то действительно классное, вроде новых шести способов… О, прошу прощения, это не для ваших ушей, падре.
— Но, признайся, Баффи, ведь эти существа неоправданно щедры. Вспомните только, какую они отгрохали плотину в Египте! Ну, так что тебе всучил этот Панч?
Баффи с глубокомысленным видом взирал на них во время путешествия. Охотники крепко сжимали ружья, держа их между коленями.
— Проклятье! — выругался он тихо. — Забыл взять сигареты. Давайте на минутку остановимся перед «Голубой Сойкой».
Автомат с сигаретами, стоявший у придорожного ресторанчика «Голубая Сойка», не был виден с места стоянки, так же, как и телефонный автомат.
«Как ужасно, — думал Баффи, — что рано или поздно мне придется поделиться информацией, полученной от Панча, хотя, с другой стороны, я уже начал скупать акции, идущие на повышение. Но в любом случае каждый из них в накладе не останется». — Сейчас у каждой нации на Земле были свои космические корабли с кремниевыми приводами, и целые флотилии этих кораблей совершали маневры по всей Солнечной системе. С помощью людей со звезд американская экспедиция на Каллисто нашла огромные залежи радия, венесуэльцы стали владельцами бриллиантовой горы на Меркурии, Советы завладели озерами из чистейшего пенициллина вблизи Южного полюса Венеры. А ведь, кроме того, отдельным индивидуумам также перепадало немало. Например, один билетер из Стиплчейз-парка объяснил им, почему струи воздуха из самолетных дюз поддували платья дам, и они подарили ему чертеж беспружинной безопасной шпильки, на которой он теперь зарабатывает за месяц миллион долларов. Одна привратница из «Ла-Скала» стала королевой косметики в Европе, только потому что показала трем инопланетянам их места в зале. Они подарили ей простую, но не раздражающую краску для глаз, и теперь 99 процентов миланских женщин пользуются ее салоном и покидают его с ярко-голубыми глазами.
Они хотели только одного — помогать людям. Утверждали, что прибыли с планеты, отстоящей от Земли черт знает насколько, что они одиноки и хотят помочь нам в развитии космических путешествий. Они заверяли, что для них это будет своего рода забавой, и что они помогут покончить с бедностью и войнами между нациями, а у них появятся товарищи в путешествиях по межзвездным просторам. Вежливо и уважительно раскрывали они секреты ценой в триллионы долларов, осыпая человечество золотым дождем наступающего Века Изобилия.

Панч прибыл на место раньше их и уже проверял ящик с бурбонским, который они припасли заранее.
— Я рад, что познакомился с вами — Чаком, Джером, Бадом, падре и, конечно, с тобой, Баффи, — сказал он. — Как мило с вашей стороны, что на свое развлечение вы прихватили с собой и меня, чужака. Сожалею, но с вами я пробуду только одиннадцать минут.
Одиннадцать минут! Ребята с угрюмым видом посмотрели на Баффи. Панч продолжил с грустью в голосе:
— Если вы позволите мне подарить вам что-нибудь на память, то, возможно, вам захочется узнать, что три грамма обычной столовой соли, растворенные в царской водке, выставленные на девять минут под излучение одного из ваших кремниевых реакторов, убирают бородавки совершенно безболезненным способом. — Все они внимательно записывали, молча планируя основание новой фирмы, где они были бы партнерами, и Панч показал рукой в сторону залива, где на волнах покачивалось несколько маленьких точек. — А разве это не дикие утки, на которых вы собираетесь охотиться?
— Да, это они, — хмуро согласился Баффи. — Скажите, вы знаете, о чем я сейчас думаю? А думаю я вот о чем… эта трансмутация, о которой вы только что сказали… интересно…
— И что, именно этим оружием вы и будете убивать птиц? — Панч исследовал старинное ружье, с отделанным серебром стволом, падре. — Какое красивое! — заметил он. — Ну как, начинаете стрелять?
— Мы начнем, но не сейчас, — возмущенно ответил Баффи. — Мы просто не в состоянии сейчас охотиться. Эта трансмутация…
— Наверное, это необычайно захватывающее зрелище, — произнес звездный человек, глядя на них бледно-розовыми глазами и возвращая ружье. — Что ж. Мне кажется, я могу сообщить вам то, о чем мы еще не объявляли. Пусть вас не удивляет: вскоре мы появимся здесь во Плоти, во всяком случае, в почти физическом облике.
— Почти? — Баффи посмотрел на остальных ребят, а те — на него: газеты почти ничего не писали по этому поводу, и из их голов почти вылетел тот факт, что Панч вскоре оставит их. Чужак резко замотал головой и замигал, словно испорченная флуоресцентная лампа.
— В каком-то отношении это действительно «почти», — продолжал он. — Возможно, на расстоянии в несколько сотен миллионов миль. Конечно, мое настоящее тело, (а вы видите только его проекцию) находится в данный момент на борту одного из наших межзвездных кораблей, приближающихся к границам Солнечной системы. Американский флот, совместно с флотилиями Чили, Новой Зеландии и Коста-Рики, находящийся сейчас близ Плутона, испытывает новые кремниевые лучеметы и вскоре войдет в контакт с нами — впервые за все время в физический контакт. — Он просиял. — Но осталось только шесть минут, — хмуро закончил он.
— Этот секрет трансмутации, о котором вы нам сообщили… — снова начал Баффи, наконец-то обретя голос.
— Пожалуйста, — перебил его Панч, — можно ли посмотреть, как вы охотитесь? Это связующее Звено между нами.
— О, так вы тоже охотитесь? — спросил падре.
Звездный человек скромно ответил:
— У нас есть дичь, но не крупная. Однако мы любим этот спорт. Так вы покажете, как вы охотитесь?
Баффи помрачнел. Ему вдруг пришло в голову, что эти акции и лекарство от бородавок — совсем незначительны по сравнению с другими подарками звездных людей — материальными ценностями, оружием и секретом межзвездных путешествий.
— Сейчас мы не можем, — пробурчал он несколько более резко, чем хотел. — Мы стреляем только по летящей дичи.
Панч восхищенно выдохнул:
— Еще одна черта, которая роднит нас! Но теперь я должен покинуть вас и вернуться на свой корабль — мне предстоит еще много дел… И, гм-м, скоро вас, землян, ждет большая неожиданность. — Он начал мерцать, словно пламя свечи. — Ведь мы тоже не стреляем по неподвижным целям, — закончил он и исчез.

одежда для "писающего мальчика"

кста, зимой в Брюсселе сыровато - и ветер пронизывающий. Но знаменитый писающий вфонтан мальчик на Гранд-плас, хоть он и был создан голым (скульптором Дюкенуа в 1619), не мерзнет. - Уже с XVII столетия ему дарят одежду. Мальчика наряжают и посезонно, и празднично, в честь памятных дней. У него есть скафандр советского космонавта, шуба Санта-Клауса и наряд ацтекского злого духа. (Одевать мальчика всилу его специфической позы непросто - но модельеры и портные справляются).
- Вобщем, нескучает малец. Писает весело

Великий вторник

сегодня учил Он во храме, - и книжники и старейшины народа искали, как погубить Его, но боялись. И лепта бедной вдовы оказалась больше, чем то что клали другие от избытка. И говорил о будущем, об обманах и великой скорби пока не вернется Сын Человеческий как молния с востока до запада на облаках небесных. И сказал: не останется камня на камне. Но претерпевший до конца - спасется.

МУХАММАД БАХАУДДИН ВАЛАД АЛЬ-БАЛХИ, «султан улемов», отец Джалаладдина Руми

орбиты внимания
кто служит Таинству, тот видит красоту и благодать — и в контрасте с этим — свою беспомощность и малодушие. Он знает, как бывает уродлив и извращен. Чему мы уделяем внимание — частью того и становимся. Заметил собаку — вошел в собачью жизнь. Ты заставил меня полюбоваться на твою кошку — теперь я стал твоей кошкой. Если смотришь на рану, из которой выходит гной, и кровь начинает запекаться, скажи: я — эта кровь. В саду я — эти цветы. С женщиной я — любовник Бога. В безбрежном просторе — простор, в ничтожной и очевидной глупости — глупость. И, разумеется, пророческий свет — тоже я. Орбиты внимания несут тебя через множество превращений — ты становишься то одной личностью, то другой. И пусть тебя не удивляет, кем еще ты можешь оказаться.

АЛОИЗИЮС БЕРТРАН

ХОРОВОД ПОД КОЛОКОЛОМ
то было приземистое, почти квадратное сооружение среди развалин, главная башня которого, с еще сохранившимися часами, высилась над всей округой.
Фенимор Купер

двенадцать колдунов водили хоровод под большим колоколом храма святого Иоанна (- Сен-Жан в Дижоне. – germiones_muzh.). Они один за другим накликали грозу, и я, зарывшись в постель, с ужасом слышал двенадцать голосов, один за другим доносившихся до меня сквозь тьму.
Тут месяц поспешил скрыться за тучей, и дождь с перемежавшимися молниями и порывами ветра забарабанил по моему окну, в то время как флюгера курлыкали, словно журавли, застигнутые в лесу ненастьем.
У моей лютни, висевшей на стене, лопнула струна; щегол в клетке стал бить крылышками; какой-то любознательный дух перевернул страницу «Романа о Розе» (- аллегорического, XIII в., Жана де Мена и Гильома де Лорриса. – germiones_muzh.), дремавшего на моем письменном столе.
Вдруг над храмом святого Иоанна сверкнула молния. Кудесники рухнули, сраженные насмерть, и я издали увидел, как их колдовские книги, подобно факелу, вспыхнули в темной колокольне.
От этого жуткого отблеска, словно исходящего из чистилища и ада, стены готического храма стали алыми, в то время как соседние дома погрузились в тень огромной статуи святого Иоанна.
Флюгера перестали вертеться; месяц разогнал жемчужно-серые облака, дождь теперь лишь капля за каплей стекал с крыш, а ветерок, распахнув неплотно затворенное окно, бросил мне на подушку сорванные грозой лепестки жасмина.

из цикла НА ПЫЛЬНЫХ ТРОПИНКАХ ДАЛЕКИХ ПЛАНЕТ

на расстоянии 40 световых лет от Земли, в заурядном неярком созвездии Рака светит солнцеподобная звездочка 55 Cancri (тогоже Рака, но по-латыне). Вокруг нее вращаются пять открытых уже визуально учеными экзопланет... Одна из которых - 55 Рака е - в девять раз больше Земли, и на треть состоит из алмазных слоёв. Температура там, на стороне обращенной к звезде, достигает +2400°C; с обратной стороны +1100°. Воды в составе планеты почти нет.
- Добро пожаловать!