Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

русский формат

вот вам слоган, как вы это называете. Доступный для нынешнего восприятия.
Россия - страна медведей. Белых и черных (мы не расисты). Хомячки и розовые мыши диктовать свои правила здесь не будут. Помоги нам Бог. Аминь!

В ПОИСКАХ (золота! и) АНАКОНДЫ. - XXI серия

ЛЬЯНГАНАТИ — СНОВА И СНОВА
одно дело снимать фильм — это самое интересное. Куда труднее потом монтировать его! Немало работы было проделано в монтажных и лабораториях, прежде чем появилась на свет «Анаконда». На протяжении многих недель рабочий день Курта и Торгни начинался в четыре утра и заканчивался около полуночи. Иначе нельзя было, потому что обоим приходилось одновременно выполнять свою основную работу: Курту — в качестве главы собственной кинокомпании «Суэция фильм», а Торгни делал рекламные фильмы.
— Хватит! — произносил Торгни время от времени. — Сегодня у меня нет больше времени для анаконды. Пойду займусь петухом и марабу.
Он делал рекламные фильмы о простынях марки «Петух» и о шоколаде «Марабу».
Олле возился со звуком. Это была буквально мозаичная работа, тем более что многие ленты размагнитились и совершенно не годились.
Наконец все было готово. Из 17 тысяч метров оставалось 2700, зато получилось совсем не плохо. Премьера должна была состояться в Гётеборге; я выехал из Стокгольма за несколько дней, чтобы организовать в фойе кинотеатра выставку части наших зоологических и этнографических коллекций.
— Позаботься о рекламе, — напутствовали меня в «Нурдиск Тунефильм».
Однако эту заботу взяли на себя… обитатели «Аквариума», привезенные нами.
Анаконда задушила и проглотила жившую вместе с ней боа — настоящая сенсация! А две гигантские жабы из трех, которые были еще живы в момент моего прибытия в Гётеборг, ухитрились скончаться при загадочных обстоятельствах перед самой премьерой. «Глубокий траур в «Аквариуме», — писала какая-то газета.
Печальное происшествие… Я утешался тем, что прожорливая анаконда и скончавшиеся жабы явились дополнительной рекламой нашего фильма.
Курт и Торгни присутствовали на премьере; Олле, к сожалению, не смог прибыть. Это был великий день для нас. Вернее, даже не этот день, а следующий, когда мы читали единодушные хвалебные отзывы. «Большая шведская кинопобеда в джунглях Южной Америки», — гласил один заголовок.
Наша работа была завершена и увенчалась успехом. Для меня это означало, что я могу вернуться в Экуадор, к семье, и снова заняться Льянганати!
В ноябре (в этом месяце не так жалко расставаться со Швецией) я вылетел в Кито. Несколько дней провел в Нью-Йорке, где Гюстав Альгорд вручил мне новый рудоискатель самой совершенной конструкции. Благодаря этому прибору теща приняла меня особенно сердечно, когда я вернулся в Кито. Она уже успела наметить несколько новых маршрутов.
Мы решили испытать рудоискатель в ее саду. Он действовал безупречно. Закопанные нами серебряные блюда и прочие металлические предметы заставляли наушники громко визжать.
— Чего же ждать — приступим! — обрадовалась теща.
Первая экспедиция привела нас в город Иварра, в провинции Имбавура, на север от Кито. Теща уверяла, что здесь в одном доме, или поблизости от него, зарыт большой золотой клад. В доме водятся призраки, по ночам там раздаются странные крики и голоса, поэтому в нем уже много лет никто не отваживается селиться. Да еще ночью вокруг дома вспыхивают голубые огоньки — самый верный знак того, что тут зарыто золото. Короче, у тещи не было недостатка в доказательствах.
Мы выехали из Кито в четыре часа утра и прибыли в Иварра около десяти. Теща не хотела даже дать мне позавтракать — так она спешила к заветному дому. Но я воспользовался тем, что один умел обращаться с волшебным аппаратом, и отказался двигаться с места, пока не заморю червячка. Теща считала, что я ем возмутительно медленно и просто назло ей прошу добавки кофе.
«Дом с привидениями» находился в обнесенном глинобитной стеной заброшенном саду — разваливающийся, потемневший, населенный крысами и летучими мышами.
Я немедленно принялся за работу. Теща следовала за мной по пятам, отдавая команду. Наушники мешали мне слышать ее слова, но я тщательно обследовал метр за метром. Прошло четверть часа. Ничего. Двадцать минут… Есть! В наушниках раздался громкий визг, стрелка на приборе подскочила от 0 к 80.
— Здесь, — сказал я теще. — Здесь клад!
Мою тещу трудно назвать стройной и грациозной — она уже в летах и обладает мощной фигурой, но тут она, словно эльф, пролетела к пеонам, которые сидели в ожидании с лопатами и заступами. Она привела их к тому месту, где мой аппарат устроил такой шум, и приказала копать изо всех сил. Однако темп работы не устроил ее, и теща сама взялась за лопату. На глубине полуметра чей-то заступ ударил о металл. Теща высоко подпрыгнула от радости, да и я не остался равнодушным… Двое пеонов повалились наземь и принялись раскапывать находку руками: следовало быть осторожным, чтобы не повредить хрупкие золотые изделия и прочие драгоценности. Мы не сводили глаз с пеонов, теща сияла так, словно уже заполнила весь дровяной сарай дома золотыми слитками.
Показалось нечто вроде крышки от ларчика, а затем это нечто превратилось в… номер от автомобиля! И как только он мог здесь очутиться?!
Теща оторопела, затем возмутилась.
— Твой аппарат ни на что не годится! — кричала она.
— Ну, уж нет, — возразил я. — Вот перед вами блестящее доказательство того, что он действует превосходно и стоит заплаченных за него долларов.
— М-да… возможно… Однако не будем тратить время на разговоры, лучше искать дальше…
Я работал еще два часа. Нашел старый, поломанный утюг, ржавую цепочку и крышку от кастрюли. Золота не было.
Теща, кажется, разочаровалась в моем аппарате. Она ждала от него золота, а не металлолома. Впрочем, это не помешало ей наметить множество новых маршрутов…
Мы с Андраде собирались выступить снова в Льянганати уже в конце ноября, но я чувствовал себя еще слишком плохо, чтобы подвергаться новым лишениям. Сначала мне нужно было расправиться с полчищами амеб и микробов, которые поедали меня изнутри, — безбилетные пассажиры из Амазонас. Они довели меня то того, что я вот-вот собирался отправиться на тот свет… К счастью, основательный курс лечения поставил меня на ноги, и к Новому году я опять был в сносной форме. В феврале наша экспедиция выступила в поход.
На этот раз у нас были удобные палатки, надувные лодки, всевозможный инструмент, примусы и прочие предметы, в необходимости которых убедил нас опыт путешествий в негостеприимный Льянганати. В деревне недалеко от Кито мы раздобыли носильщиков, в основном индейцев. Люди из Пильяро нас не устраивали: слишком хорошо они знали о цели нашей экспедиции.
Мы решили на этот раз атаковать Льянганати с другой стороны. Между городом Сальседо в горах и деревней Напо в Орьенте прокладывают дорогу; к тому времени было построено около сорока пяти километров. Готовый участок заканчивался в точке, лежащей на высоте четырех тысяч метров над уровнем моря; доехать туда на автомобиле было бы для нас большим подспорьем. Однако самый тяжелый участок строительства оставался впереди. Еще немало диких гор и бурных рек нужно преодолеть, чтобы довести дорогу до Напо. Если она будет завершена, то это явится по-настоящему героическим предприятием.
Насколько трудно продвигаться в этой местности, видно из записей в моем дневнике:
«17 февраля 1955 года. Льет непрекращающийся дождь, холодный и противный. Целый день мы скользили по глинистой тропе. Около половины четвертого заблудились в верхнем течении Рио-Мулато. Пришлось возвращаться в старое ранчо, которое мы прошли раньше. Зато здесь сухо и уютно, в очаге горит огонь; сейчас мы будем пить канелазос (ром с корицей).
18 февраля. Весь день проливной дождь. Сначала пробирались вдоль Рио-Мулато — то по скалам, то по ледяной воде. Потом берег стал совсем непроходимым, пришлось карабкаться по высотам, прорубая себе пику при помощи мачете. На каждом шагу обвалы и оползни, идти опасно. С трудом перебрались через реку. Один из пеонов видел пуму. Повсюду следы горного тапира. А вообще животных мало. Около половины пятого разбили лагерь на каменистом берегу. Настроение пеонов оставляет желать лучшего; они жалуются на тяжелую ношу и бесконечный дождь.
19 февраля. Опять тяжелый день. Вышли рано, затем карабкались по почти отвесным скалам, поросшим густыми субтропическими джунглями. Двое носильщиков — плохие работники и главные жалобщики — пытались уговорить остальных повернуть обратно, но безуспешно. Несмотря на утомительные поиски, не удалось найти сносного пути, пришлось вернуться на берег, к лагерю. Здесь зачинщики дезертировали…»
Разумеется, дезертиры оставили свою поклажу. Мы были вынуждены бросить немалую часть нашего продовольствия и снаряжения, так как просто не могли нести больше того, что было в наших собственных тюках.
На следующее утро снова хлестал ливень. Все же нам удалось найти подходящий путь. Еще один напряженный день, утомительный переход вдоль берега и через такие крутые высоты, что местами приходилось карабкаться подобно альпинистам и подтягивать грузы на веревках. Зато под вечер, когда мы окончательно выбились из сил, нам попалось идеальное место для лагеря: сухая пещера с большим запасом хвороста. Видно, кто-то побывал здесь до нас. Снаружи лил холодный дождь, а нам было тепло и уютно; мы просушили одежду у жаркого костра.
Еще три дня мы продвигались на восток под непрекращающимся дождем. Носильщики становились все строптивее и поговаривали о том, чтобы повернуть. Мы с Андраде не жалели красноречия, изобретали всевозможные аргументы, убеждая их идти дальше, но на четвертый день после стоянки в пещере пришлось и нам сдаться. К этому времени мы уже поднялись довольно далеко вверх по Рио-Льянганати (или Рио-Сапалá), и до цели оставался, по нашим расчетам, день, от силы — полтора. Однако пеоны окончательно забастовали.
— Если мы не повернем сейчас, — заявили они, — то мы поступим, как те двое: бросим поклажи и уйдем!
Я попытался припугнуть их:
— В таком случае я засажу вас в тюрьму за нарушение контракта!
На это один из пеонов ответил, осклабившись:
— Лучше десять дней в тюрьме, чем один день здесь!
В этот неудачный день нам пришлось особенно тяжело, и уже к полудню носильщики настолько вымотались, что потребовали разбить лагерь. Нам с Андраде удалось тогда уговорить их. Если бы только погода была на нашей стороне, все сошло бы, возможно, благополучно, но тут снова полил дождь, а местность оставалась все такой же труднопроходимой. Дальнейшее наше движение было образцовой иллюстрацией к «закону всемирного свинства». Сначала двое пеонов упали с откоса и набили себе синяки. Потом мы потратили несколько часов в поисках дальнейшего пути. Каждый шаг пеонов сопровождался мрачной руганью. Я чувствовал, что подходит решающий момент; всякий раз, как мы присаживались отдохнуть, я ждал роковых слов: «Больше мы не можем».
И вот этот момент настал. Под вечер носильщики посовещались вполголоса и объявили нам свое решение.
Снова покидать Льянганати, не достигнув цели!
Мы передохнули один день в лагере, причем носильщики воспользовались случаем как следует наесться, затем наш отряд зашагал обратно тем же путем, каким пришел. При этом один из пеонов тяжело заболел желудком и лишь с большим трудом смог добрести до дороги Сальседо — Напо, откуда попутный грузовик доставил нас в более цивилизованные места.
Казалось бы, я должен быть по горло сыт Льянганати! Да так оно, пожалуй, и есть… И все-таки я не собираюсь сдаваться! Если уж ты взялся за какое-нибудь дело, то надо доводить его до конца, не позволяя препятствиям сломить твою волю. Итак, осенью этого года, примерно в то время, когда настоящая книга выйдет из печати в Швеции, я снова буду вместе с Андраде в диком краю, который капитан Лох назвал «страной фальшивых обещаний и разбитых надежд».

РОЛЬФ БЛОМБЕРГ (1912 - 1996)

СПЯТ КУРГАНЫ ТЁМНЫЕ... (поёт ЛАВРЕНТИЙ МОСОХА)

https://www.youtube.com/watch?v=SviQNiVvHT0
- да. Малокто знает, что впервые в фильме "Большая жизнь" песню про то, как выщел в степь донецкую парень молодой - исполнил не Бернес, а Лаврентий Масоха. Спел бесхитростно, не обыгрывая ювелирными интонациями нюансов, не оглушая трубным голосом. Чего-то это да стОит. 

жест королевы (Сурайя - владычица индийского кино и красоты)

- Сурайя Джамал Шейх незря носила этот титул. Она была не просто красивая женщина и талантливая актриса (кста, и певица тож. Сама спела 338 песен и снялась в 67 фильмах с 1936 по 1963 год). Хотя отец ее был просто владелец мебельного магазина, его дочь вела себя в кадре и в миру, как королева. Судьба Сурайи не была безоблачносчастливой - брак с любимым Девом Анандом, с которым они менялись именами и кольцами, несостоялся из-за того, что он был индуист, а она мусульманка. Родные оказались против. - Но он остался ее единственной любовью на всю жизнь...
Сурайя работала со всеми звездами Болливуда. Кроме одного - Дулипа Кумара. Причина в том, что когда она согласилась играть с ним в одном фильме ("Jaanwar") режиссера Карима Асифа, имел место некрасивый инцидент. В этом фильме героиню Сурайи кусает змея - а герой Кумара высасывает из ранки на ее ноге яд. Сей краткий но эротичный эпизод снимали 4 дня подряд, и Дулип Кумар проделывал обсасывание ноги Сурайи с таким удовольствием, что она наконец догадалась. И поняла, что Асиф заодно с Дулипом. Когда Сурайя наконец отняла ногу у страстного поклонника и выразила ему словами суть своего отношения к нему, режиссер начал успокаивать актрису, утверждая что это всё пустяки. Ей показалось! Сурайя отказалась сниматься. "А кто оплатит убытки?" - нагло спросил Асиф. Он был уверен, что деньги решат всё... - Но королева бросила ему в лицо чек, и покинула съёмочную площадку. Никогда она больше неиграла в фильмах этого режиссера и с тем актером.

"...ЭТО ЛЮБОВЬ МОЯ" (песня из фильма "Вам и не снилось". поёт ИРИНА ОТИЕВА)

предложу вам не классику и не народную. Но послушайте - и посмотрите
https://www.youtube.com/watch?v=W_tZNxyGAwI
если вы смотрите наше старое кино, то наверное знаете этот фильм. По повести Щербаковой "Роман и Юлька". И помните этих детей. Встретившихся недля голимого секса, как водится теперь. Этот мальчишка - но ведь настоящий мужчина. Эта девочка, неприметная совсем - как она становится красивой, когда любит (а я видел такое и не на экране, слава Богу). А смерть...
- Это не смерть.

CANZONE D'AMORE - WHAT IS A YOUTH по-итальянски поёт БРУНО ФИЛИППИНИ

- тот самый, что играл певца Леонардо у Дзеффирелли. Мы слышали не голос Леонардо-Филиппини, а исполнение Глена Вестона (оно классное. По-английски никто его не перекрыл, и не перекроет). Но Бруно Филиппини поет это в итальянской версии фильма. Ромео и Джульетта в Вероне жили и любили по-итальянски. Послушайте.
https://my.mail.ru/mail/sga_rus/video/10766/10765.html

древняя Русь: кожаные БДСМ-наручи - и рабочие кожаные рукавицы

в исторических-типа фильмах забодали показывать героических персонажей в кожаных таких полокоть наручах (один известный комментатор, реконструктор и музейный работник справедливо сравнил их с БДСМ-сбруей. Но подаются они как баявыя). - Таквот! Таких небыло входу. Сексуальные извращения строго наказывались - а ни лучнику, ни мечнику подобная экипа помочь немогла. Для защиты от удара тетивы были роговые или из другого прочнолёгкого материалу небольшие щитки на ремешках; а от сабельного удара носили металлические наручи (и поножи тоже). Кожаный наруч незащитилбы: какминимум перелом, а вторым ударом хозяина отправилиб уж и на тотсвет... Эта придумка - плод фантазии современных "славяно-горицких возрожденцев": сиим борцам-бойцам ручек своих белых жалко стало, чтоб синяков от захватов и при отбивах не нахватать. Особенно интересно рассказывал о такой снаряге их гуру-Селидор: дескать, оснащались наручи аж шипами-крюками и были вундервафлею невъебенною... - Беда в том, что воин прежних веков был конником преж всего, и крюки банально цеплялись бы за конскую гриву, да и за другую снарягу. Боевые - металлические - наручи нужны именно гладкие! Вобщем, небыло.
- Зато были сплошь и рядом простые кожаные рукавицы, которых упорно непоказывают в кино. В них бревна носили чтоб рук сучками нераспороть, с рыбой работали (чистили, солили), и прочее. Кожаных рукавиц археологи нашли в слоях кыево-новогорочькой и московской Руси многое множство! Их часто делали из голенищ стоптанных сапог. Использовались рукавицы в оч.широком диапазоне: рыбаки на Севере в XIX столетии из них даж водку пили на морозе - углубленье в сыромяти делали и наливали... И на кулачных боях в этихэже рукавицах сходились наверняка. Почему их непоказывают, понятно: некавайный девайс. - Но гораздо полезней.

ПЕСНЯ О КАПИТАНЕ из кинофильма "Дати капитана Гранта" (поёт НИКОЛАЙ ЧЕРКАСОВ)

- именно так. Народный артист Черкасов - Иван Грозный и Александр Невский - играл смешного Паганеля и сам исполнял эту песню. Вспомним юность туманную!
https://yandex.ru/video/preview/?text=youtube%20%D0%BF%D0%B5%D1%81%D0%BD%D1%8F%20%D0%BA%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0%20%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B0%D1%81%D0%BE%D0%B2&path=wizard&parent-reqid=1609340516436126-401464273339518426700107-production-app-host-man-web-yp-69&wiz_type=vital&filmId=2732007481622171168

"ВЕСЁЛЫЙ ВЕТЕР" - ПЕСНЯ РОБЕРТА из кинофильма "дети капитана Гранта" (поёт СЕРГЕЙ ПАРАМОНОВ)

https://www.youtube.com/watch?v=s6IqW0Amkms
кто скажет, что картинка от другого фильма - пусть имеет в виду, что к той картинке (1936) исполняли Крашенинникова и Ляля Сатеева. А это не лялькина песня!
- Вспомним детство золотое.