germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

ТЯЖЕСТЬ УЧЁБЫ

Семенов был не обычным человеком: он имел дар. Правда, он не знал, что делать с этим даром и как его развивать. В детстве он хотел поступить в цирковое училище и выучиться на иллюзиониста, но родители его думали иначе, так что пришлось подчиниться. Сейчас Семенов работал несчастным инженером-наладчиком. Но у него осталась мечта, и остался дар.
О планете Фенс он услышал случайно. Но мысль засела в его мозгу, как заноза. Он просто не мог прекратить думать об этом. Наконец, он вошел в Интернет и узнал о планете Фенс все, что только можно было узнать. На эту планету летели люди, имеющие дар.
Билет стоил так дорого, что Семенову хватило денег только на дорогу в один конец. Если все получится, – подумал он, – то покупать билет обратно уже не придется.
На планете Фенс находился единственный во всей вселенной робот-учитель, оставленный там некоторой древней (скорее всего, вымершей) цивилизацией. Он мог учить всякого, кто имел дар. Говорили, что Учитель мог научить всему: обходиться без воздуха и без пищи, уничтожать врагов простым усилием воли, мог научить летать, менять свою внешность и даже отсрочить свою смерть. Человек, прошедший полный курс обучения, и получивший отличные оценки, стал бы равен богу. Увы, отличных оценок пока не получал никто.
Полет прошел благополучно, и Семенов оказался на планете Фенс. Долина Учебы была единственной достопримечательностью планеты, поэтому Семенов нашел ее без труда. С глубоким внутренним трепетом он приблизился к Учителю, который дремал, подключившись к сети высокого напряжения. Розовые и светло-зеленые огоньки перебегали по гладким зеркальным граням его тела.
Еще до того, как Семенов представился и изложил свою просьбу, робот-учитель открыл глаза и ответил.
– Я больше не беру учеников, – сказал он.
– Почему? – удивился Семенов.
– За последние двести лет никто не выдержал полной учебной нагрузки. Люди слишком слабы, чтобы учиться у меня.
– Но у меня есть дар!
– У тебя есть дар? – засомневался Учитель и отключился от сети, перейдя на автономное питание. – Ты в этом уверен? Покажи его мне.
Семенов взглянул на тяжелый камень, лежавший у тропинки, и камень пошевелился, затем оторвался от земли и взлетел на высоту около двух метров. Был виден мусор, прилипший к нему снизу. Затем камень упал.
– И эту мелочь ты называешь даром? – проскрипел робот. – Это не стоит внимания.
– Но может быть, я думал… Я ведь никогда не развивал свой дар.
– Хорошо, – сказал Учитель, – но предупреждаю, что учеба будет очень тяжелой. Взгляни на эту долину!
Семенов послушно взглянул.
– Видишь ли, – продолжил робот, – великая цивилизация древности оставила меня здесь с тем, чтобы я помогал существам будущего развивать их дар. Ко мне часто приходят люди, и не только люди, но дар их так слаб, что спустя несколько дней или недель обучение прекращается. Я не беру денег, я стараюсь просто потому, что меня построили таким. У меня единственная программа. У меня нет иной цели, чем помогать развивать дар. Поэтому мне горько видеть эти обелиски.
Он взмахнул металлической клешней, показывая на долину, наполовину погруженную в утренний туман. Широкая долина была усеяна огромными камнями, каждый из которых был с двухэтажный дом величиной.
– Что это? – спросил Семенов.
– Это памятники, которые я поставил тем, кто не выдержал тяжести учебы. Я хочу помнить каждого из них, и хочу, чтобы приходящие вновь тоже помнили их. Здесь сотни огромных камней – это значит, сотни неспособных учеников. Ты не боишься стать одним из них?
– Не боюсь! – решительно ответил Семенов.
– Учти, я буду учить тебя методом шока. Только в момент эмоционального шока раскрываются истинные свойства дара.
– Я согласен, – сказал Семенов.
– Тогда приходи завтра на рассвете.
За следующие дни Семенов научился многому. Его дар рос и крепчал. Однако робот ни разу не похвалил его. Когда Семенов усилием воли подбросил в воздух девять мячей и стал свободно жонглировать ими, робот назвал его самодовольным глупцом.
– Завтра переходим на новую ступень обучения, – сказал робот. – Приходи пораньше и не забудь хорошо выспаться. Завтрашний день будет решающим.
А на завтра Семенов увидел еще один громадный камень, приготовленный для нового обелиска.
– Это для тебя, – сказал робот, – если ты не выдержишь учебы. – Впрочем, ты не так плох, ты можешь и выдержать. Тогда ты сможешь собственными усилиями забросить этот камень на вершину высокой горы. Тогда он нам больше не понадобится.
Робот направил на камень четыре из своих шести клешней, и тяжелая громада плавно взлетела в воздух. Так, будто ее поднимал кран.
Затем камень поплыл прямо к Семенову и завис в нескольких метрах над его головой. Семенов представил, что будет, если эта гора вдруг сорвется и упадет. От него не останется и мокрого места.
– Я предупреждал, что буду учить методом шока, – проскрипел робот. – Поэтому держи!
И Семенов увидел, что каменная громада падает прямо ему на голову. Шок был настоящим, самым сильным в его короткой жизни. И это сработало: его дар раскрылся, развернулся, как цветок; камень завис в воздухе, – но лишь на мгновение. А затем свалился ему на голову, не оставив от Семенова и мокрого места. В долине появился еще один обелиск.
– Жаль, – сказал робот, – очень жаль. – И этот не выдержал тяжести учебы. А ведь этот был лучше других. Жаль, что моя программа не позволяет мне учить иначе.
И он снова подключился к сети высокого напряжения, заряжая подсевшие аккумуляторы.

СЕРГЕЙ ГЕРАСИМОВ «МИКРОИСТОРИИ О РОБОТАХ»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments