germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

не уристань, анжь

с холма, наверное, лодку приметили, да никто к ним не вышел на берег. Лодка обогнула истоптанную коровами песчаную косу в свежих и засохших лепехах, и на песчаном лбу с ивой они увидели голых ребятишек, те прыгали в воду с разбега, вскрикивая и хохоча. Вот один из них заметил лодку и сразу сказал остальным. И все мигом примолкли и обернулись к лодке. Смотрели, смаргивая с ресниц капли воды, отрясая от песка руки, отгоняя слепней, уже входивших в силу.
Хорт загребал веслом. Сычонок старался от него не отставать.
Чуть подальше от ребят в траве возились две собаки, большая и малая, играли, покусывая друг друга, виляя хвостами. Вдруг маленькая кудлатая светлая собачонка тоже заметила лодку, сразу вскочила и залаяла, большой пес тут же вздыбил шерсть на загривке, поднял хвост и грубо подхватил лай.
– Гой еси, ребятки! – зычно молвил Хорт.
И те еще сильнее оробели.
– Али иначе и не бают путникам во Боровиках? Токмо гав и гав?
И тогда самый старший из ребят, с мокрыми русыми волосами, губастый, сказал:
– Гоясы.
Тут и остальные негромко стали приветствовать лодочников. А собаки, лая, сбежали к самой воде, и маленькая даже в воду вошла.
Под взглядами ребят лодка шла дальше.
Тянулись обрывистые берега, в них темнели дыры ласточкиных гнезд, и сами ласточки ныряли туда и выныривали и носились во всех направлениях, остригая синий днепровский цветочный травный солнечный воздух, и будто потому и благоухал он вельми.
Вырубки были и дальше, в одном месте на берегу громоздились бревна, готовые к отправке в Смоленск. Как видно, жители Боровиков гоняли плоты и хорошо на том зарабатывали. Городу всегда нужен лес, пожары то и дело заставляют смольнян обновлять свои одрины. Церкви строит князь Ростислав (- Мстиславич. Был смоленским 1230 – 1232. – germiones_muzh.). Правда, в смядынском монастыре он уже затеял храм из камня, как и собор Мономахов.
Реку переплывала змея с желтыми пятнами. Как лодка приблизилась, она резко повернула и заструилась обратно.
– Не уристань, анжь, – окликнул змею Хорт.
И змея, еще немного проплыв к берегу, стала поворачивать – и снова устремилась к нужному берегу.
Хорт улыбался. А Сычонок поеживался. Он помнил рассказы бабы Белухи про царя змей с золотой короною. А на этом и желтели пятна золотом, как на Тугарине Змеевиче, что сожирал по целой корове и выпивал бочку вина зеленого да так ревел, что желуди по дубравам со стуком летели.
– Не слыхал про кашу из змеи? – вдруг вопросил Хорт.
Сычонок помотал головой.
И Хорт поведал про полоняника в степи половецкой, робил он у ведуна тамошнего, травника, и как-то половец тот посвистал, и сбежались к нему гадюки, он бросил их в котел, семь раз воду менял, и земля кругом почернела, а потом пшена сыпанул и сварил кашу, наелся. А полонянику велел котел помыть, токмо остатков не исть. Полоняник отпробовал все же, и тут-то уши его отверзлись для речей трав, зверей и птах. И полоняник пустился наутек, травы и звери с птицами ему помогали, добежал до моря, сел в лодку и отплыл. А половец за ним гонится. И крикнул с берега, мол, как дома-то будешь, свари кореньев чернобыльника, ишшо более того познаешь. Тот так и поступил…
– И почто он сице содеял? – вопросил Хорт.
Мальчик не ведал.
– Зело жаден бысть, – сказал Хорт. – Яко и всяк человек. И на то вельми ухыщрение надобно, дабы на волоске остановиться, удержатися. На волоске от туги. В велий жадности и туга велия. Чуешь?..
Хорт еще некоторое время греб и ничего не говорил.
Затем молвил:
– И тот богач слуханья враз стал лишеником. Все позабыл, что слышал, покудова не убежал, а новых глаголаний птиц и трав не разумел более. Так-то.
Сычонок смотрел на волхва, ждал, что он еще поведает, но тот молчал, греб

ОЛЕГ ЕРМАКОВ «РОДНИК ОЛАФА»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments