germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

ПЭЙ СИН (IX - X вв.)

КУНЬЛУНЬСКИЙ РАБ

куньлуньскими рабами называли чернокожих, привозимых в Китай из-за западных гор Куньлунь. Эта новелла считается древнейшим произведением в жанре "уся" - приключений, мистики и боевых искусств. - germiones_muzh.
в годы правления «Дали» жил юноша по имени Цуй. Отец его — крупный чиновник — был близким другом министра. Юноша нес службу в дворцовой страже, и однажды отец послал его справиться о здоровье министра.
Цуй был очень красив, от природы застенчив, в действиях спокоен, в разговорах — красноречив.
Министр приказал служанкам поднять занавески и позвать гостя; Цуй поклонился, передал послание отца. Министр был ласков с юношей, велел ему сесть и рассказывать.
В это время три девушки невиданной красоты принесли золотые чаши. В них лежали очищенные и политые сладким вином персики. Министр приказал девушке, одетой в красное, поднести одну чашу гостю. Цуй, смущенный присутствием девушек, не мог есть. Тогда министр велел кормить гостя с ложечки, и Цуй поневоле должен был есть. Девушка в красном улыбалась.
Когда юноша собрался уходить, министр сказал ему:
— Приезжайте снова, когда будет свободное время, не стесняйтесь.
И он велел девушке в красном проводить гостя. Когда Цуй обернулся, девушка подняла вверх три пальца, трижды повернула ладонь кверху, и, указав на зеркальце, висевшее у нее на груди, молвила:
— Запомни!
Больше она не сказала ни слова.
Возвратившись домой, Цуй передал отцу, о чем говорил министр, и вернулся к себе, но занятия не шли ему на ум; он погрузился в размышления, стал молчаливым и угрюмым, впадал в отчаяние, тосковал и забывал о пище. Он только повторял стихи:
У высокой вершины
Я до ночи бродил безмятежно;
Звезды в небе дрожали,
Словно серьги красавицы нежной.
Красный полог открылся —
И проникла луна во дворец;
Мне казался печальным
Лик ее белоснежный.

Никто из окружающих не догадывался, о чем тоскует юноша. В доме был куньлуньский раб по имени Мелек; он долго присматривался к юноше и однажды спросил:
— Что у тебя на сердце, почему ты так печален? Откройся старому рабу!
— Сможешь ли ты понять, — ответил Цуй, — и зачем хочешь проникнуть в тайники моей души?
— Так скажи же, — настаивал Мелек, — я обещаю достать тебе то, о чем ты думаешь, далеко оно или близко.
Удивленный словами раба, Цуй поведал ему обо всем.
— Это пустячное дело, — молвил Мелек, — почему же ты раньше мне не рассказал этого, а горевал втайне?
Цуй рассказал и о знаках, которые делала девушка.
— Их нетрудно понять, — сказал раб. — Три поднятых вверх пальца означают, что у министра девушки живут в десяти комнатах, а сама она занимает третью. Трижды поворачивая ладонь, она показала тебе пятнадцать пальцев, а имела в виду пятнадцатое число. Указывая на зеркальце, хотела сказать, что в пятнадцатую ночь, когда луна станет круглой, как зеркало, она будет тебя ждать.
Не скрывая своей радости, Цуй спросил:
— А каким образом я смогу достичь желаемого?
— Завтрашняя ночь пятнадцатая, — улыбнувшись, сказал Мелек. — Дай мне два куска темно-синего шелка, чтобы сшить платье. Министр держит лютого пса, который охраняет помещение, где живут девушки. Посторонний туда не может проникнуть, а проникнет — пес загрызет его. Это пес хайчжоуской породы — быстрый, как молния, и свирепый, словно тигр. Я — единственный человек в мире, который может с ним справиться. Сегодня ночью я убью его ради тебя.
Цуй дал рабу мяса и вина, и в третью стражу тот ушел из дому, захватив молот и цепь. Вскоре раб вернулся и сказал:
— Пес мертв. Теперь нам ничто не помешает.
На следующую ночь, в третью стражу, раб помог юноше надеть темно-синее платье и посадил его на плечо. Миновав более десяти стен, они очутились наконец около помещения девушек и остановились у третьей двери. Дверь была приоткрыта, наружу пробивался слабый свет бронзового светильника. Девушка вздыхала, будто ждала кого-то. Она повторяла стихи:
В песне иволги слышится
О друге далеком тоска;
Поспешил за цветы
Он с жемчужной серьгою укрыться;
Не приносят мне весточки
Лазоревые облака;
Пой же, флейта моя,
О надежде, о фениксе-птице!..

Стража заснула, кругом было тихо. Юноша поднял занавес и вошел. Долго смотрела девушка и наконец узнала его. Она спрыгнула с ложа, сжала руки юноши и сказала:
— Я знала, что ты умен и поймешь мои знаки. Но я не ведала, что ты обладаешь искусством магии и сможешь прийти сюда.
Цуй рассказал девушке о замысле Мелека и о том, как раб доставил его сюда.
— Где он? —спросила девушка.
— За занавесом.
Девушка позвала раба, поднесла ему вина в золотом бокале. Обращаясь к юноше, она сказала:
— Наша семья была богата и жила у северных границ. Мой повелитель, военачальник, взял меня в наложницы. Не смогла себя убить и вот влачу позорную жизнь. На лице пудра, румяна, а в сердце всегда печаль. У меня нефритовая посуда, благовония — в золотых курильницах, я ношу одежды из узорчатых шелков. В моей комнате расшитые покрывала, перламутр и драгоценности. Но не нужны мне все эти вещи, я чувствую себя как в тюрьме. Раз твой слуга обладает сверхъестественной силой, то почему бы вам не вызволить меня из этой тюрьмы? Только бы стать снова свободной, тогда можно и умереть без сожаления. Хочу быть твоей рабыней и почту за честь служить тебе. Что ты ответишь на это?
Цуй изменился в лице, но не проронил ни слова. За него ответил Мелек:
— Если ты, девушка, действительно этого хочешь, то осуществить побег нетрудно.
Девушка возликовала.
Мелек сказал, что сначала надо перенести ее вещи, и сделал это в три приема. Потом заметил:
— Скоро рассвет.
Раб посадил на спину юношу и девушку и перелетел с ними через десять стен (думаю, все же - одну за другой. - germiones_muzh.). Стража министра ничего не слышала. Наконец они возвратились в дом юноши и спрятали девушку.
На следующее утро министр очень перепугался, когда слуга доложил, что девушка исчезла, а пес мертв.
— Мой дом всегда зорко охранялся, и замки были надежные, — дивился министр, — а сейчас будто кто-то спустился сверху и не оставил следов! Здесь что-то неладно! Ни слова об этом, чтобы не накликать беду.
Два года девушка скрывалась в доме Цуя, но однажды весенним днем, когда она отправилась в маленькой коляске на прогулку к излучине реки, один из слуг министра увидел и узнал ее. Вернувшись, он рассказал об этом министру. Тот был крайне удивлен, позвал Цуя. Юноша не посмел скрыть правду и все выложил министру, не умолчав о том, какую роль в этой истории играл раб Мелек.
— Велика провинность девушки, — сказал министр, — но она уже давно служит тебе, и теперь поздно вершить суд. Но я обязан обезопасить людей от этого волшебника.
Он приказал пятидесяти хорошо вооруженным стражникам окружить дом Цуя и схватить раба. Мелек с кинжалом в руке перелетел через высокую стену так легко, словно у него были крылья. Он стал похож на коршуна; стрелы, не достигнув цели, дождем падали на землю. Через мгновение Мелек исчез.
Великий страх овладел семьей Цуя, министр тоже раскаивался в содеянном. Каждую ночь в течение многих лет его охраняли слуги, вооруженные мечами и трезубцами.
Десять лет спустя один из слуг Цуя видел Мелека, продававшего лекарства на рынке в Лояне. Раб ничуть не изменился.
Subscribe

  • АЛОИЗИЮС БЕРТРАН

    РЕЙТАРЫ и вот однажды Илариона стал искушать дьявол в обличии женщины, которая подала ему кубок вина и цветы. «Жизнеописание…

  • ТОНИНО ГУЭРРА

    ОЖИДАНИЕ он был так влюблён, что не выходил из дома и сидел у самой двери, чтобы сразу же обнять её, как только она позвонит в дверь и скажет, что…

  • на языке древних хеттов

    санава - хороший, благой ханьята - плохой, злой

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments