germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

ВЛАДИМИР ФЛЁРОВ

ЗАГУБЛЕННЫЙ ХУТОР

этот рассказ я услышал в Минске незадолго до освобождения его советскими войсками весной 1944 г. Город утопал в грязи, шел мокрый снег, редкие прохожие спешили домой до наступления комендантского часа. Возле дома, в котором я жил, два брата, вечно пьяные, держали довольно уютную закусочную, куда я и направился с целью поужинать и, главное, посидеть в теплом помещении перед тем как ложиться спать в нетопленной комнате. Почти все столики были заняты, братья-хозяева шныряли между ними с тарелками и стаканами, туман табачного дыма, смешанного с алкогольными парами, висел над шумными гостями.
Не успел я попривыкнуть к обстановке, как ко мне подсел мужчина неопределенного возраста – с черной повязкой на левом глазу, в порванном кожушке и стоптанных грязных сапогах.
– Иван, – представился он, и мы заказали что-то вроде ужина и по стакану самогона. В Белоруссии тогда пили самогон только стаканами: он был немного слабее водки, часто сильно вонял сивухой, но от него на другой день не болела голова.
Выпив, мы разговорились. Иван приехал из маленького села в районе Пинска на заработки. Он – гармонист, хочет играть в каком-нибудь ресторане, даже у немцев, гармошку оставил у друга. Я не стал дальше расспрашивать. Может, он партизанский разведчик или просто спекулянт, каких тогда было немало в Минске, но все же полюбопытствовал, где он потерял глаз.
– Долгая история, – отмахнулся Иван, – да ты и не поверишь.
– Почему ж не поверю? Идет война... Да и до нее всякое бывало...
– Конечно, бывало, – согласился он, – а в нечистую силу веришь?
Надо сказать, я всегда интересовался таинственными и необъяснимыми явлениями и теперь почувствовал, что услышу интересную историю. Нужно было только не спугнуть собеседника.
– В какие-то силы верю, но чтобы они выбивали глаз?.. Уж это ты должен рассказать!
– А еще пару стаканчиков закажешь? Твоя выпивка – мой рассказ!
– Идет! Только не очень-то ври!
– Ну так вот, слушай. Наше село стоит на речке Ясельде, севернее Пинска. Кругом дремучие леса, болота. Всякой живности в лесах, да рыбы в речке хоть отбавляй... У вас тогда была коллективизация, чистки, а у нас тишь да гладь, да Божья благодать. Пока вы нас не "освободили".
Вот только скука... Хотя я и не очень-то скучал. Сам знаешь, гармонист – первый парень на деревне. Хлопцы угощают, девчата так на шею и вешаются. Да к горилке я здорово пристрастился. Батька давно умер, а мать поворчит-поворчит, а там и опохмелиться приготовит...
Однажды я проспал почти целый день, мать ушла к соседям. Проснувшись, выхожу на околицу и раздумываю, куда бы податься. Уже стемнело, люди вернулись с поля, скот загнали в хлева, тишина... Вдруг ко мне подходит мужик незнакомый. Весь зарос черной бородой, да и лицо какое-то темное – то ли смуглое, то ли грязное, лишь глаза белками сверкают.
– Собирайся, Иван, сыграешь на свадьбе! Обижен не будешь!
– Где свадьба? Куда ехать?
– На хутор! Садись! Еще раз говорю: не пожалеешь!
Тут только я заметил совсем рядом телегу, запряженную большой черной лошадью. Пришлось сесть на козлы, черный мужик щелкнул кнутом, дернул вожжи, и лошадь потрусила в направлении леса. Вначале мы ехали по какой-то, видимо, давно не езженной дороге, давя мелкие деревца и папоротники. Лес по бокам становился все гуще, потом деревья поредели, появился узкий серп стареющего месяца. В его свете поблескивали лужицы, дорога давно исчезла, мы ехали по мхам и кустарникам. Наконец, под копытами лошади заплескалась вода.
– Да ты что – сказился? В болото же прешь! – закричал я.
– Не бойся, дорогу знаю! Мы уже близко! – рыкнул возница, и действительно, за небольшой березовой рощицей появилась группа крестьянских хат. Мужик завел меня в одну из них, и я увидел свадебную компанию. Огромный стол занимал почти всю комнату. Во главе его сидели жених с невестой, кругом уже изрядно выпившие гости.
"А попа-то нет, – подумал я, – у нас, в православных деревнях, священник всегда был главным гостем на свадьбе". Но мне не дали оглядеться: почти насильно влили большущий стакан самогона, всунули гармошку и заставили играть. Мне наливали стакан за стаканом, и я играл и играл. Гости были незнакомы, лица ихкак-то туманны. Только невеста Нюрка была из нашего села. Но почему-то она выглядела печально.
Время от времени гости выходили в соседнюю комнату и быстро возвращались оттуда, причесывая мокрые волосы. И я решил освежить тяжелую от алкоголя голову. В маленькой комнатке действительно стояло ведро с водой. Я опустил туда руку и только успел намочить левую сторону лица, как ко мне подскочил знакомый возница, отдернул меня от ведра.
– Эта вода не для тебя! – рявкнул он, вывел меня во двор и подвел к стоящей кадке. – Вот здесь и мочи свою голову!
Немножко протрезвев, я вернулся к свадебной компании. Что-то странное произошло со мной – глаза будто прояснились. Комната показалась грязной, запущенной, икон на стене не было. А гости словно потемнели или посинели. Веселые возгласы и пение сменились угрюмым завыванием и всхлипыванием. Сама Нюрка остекленевшими глазами смотрела на веревочную петлю в ее руках. Я недоуменно обернулся к соседу и вдруг узнал в нем недавно умершего парня из соседнего села.
– Ты же умер, чего здесь делаешь? – невольно вырвалось у меня.
– А ты, дурень, напился и мелешь пустое! – недовольно ответил он и налил мне новый стакан.
Полупьяный, полуоцепеневший от страха, я уже не мог играть и сидел, уронив голову на стол.
– Пора домой, скоро светать начнет, – сказал мне черный мужик, который, видимо, был здесь хозяином. Он бесцеремонно вывел меня из-за стола, бросил на дно телеги, и мы снова углубились в лес. Спал ли я или был в забытьи, но пришел в себя только когда возница вытащил меня из телеги возле калитки нашего двора.
– Это тебе за труды, – и он сунул мне в карман толстую пачку ассигнаций.
– А где мы были? Как называется ваш хутор? – спросил я.
– А Загубленный хутор. Может, и ты когда-либо попадешь к нам! – был ответ. Собираясь с мыслями, я хотел спросить еще чтото, но ни мужика, ни телеги уже не было. Едва добравшись до кровати, я свалился, как подкошенный, и проспал до следующего вечера.
– Где это ты всю ночь шлялся и так набрался? – разбудила меня мать.
– На свадьбе.
– Какая ж свадьба? Нигде в окрестности свадеб не было!
– Нюрка вышла замуж, разве ты не знаешь?
– Нюрка удавилась сегодня ночью! – в ужасе воскликнула мать и начала креститься.
Я полез в карман куртки, где должны были лежать деньги. Но обнаружил лишь пачку сложенных один к другому кленовых листьев.
Сколько я потом ни расспрашивал о странном мужике и Загубленном хуторе, никто ничего не знал. Я уже стал приписывать этот случай алкогольному бреду, тем более, что после той ночи запил еще пуще. На сердце у меня был страх и необъяснимая тоска. Но постепенно все забылось.
Прошло несколько месяцев. В нашем селе праздновали свадьбу. Я никогда не был особенно религиозным, но в тот день пошел в нашу маленькую церквушку. Она была полна народа, так как невеста приехала, кажется, из самого Пинска. Я стоял в последнем ряду, сонный и равнодушный. И вдруг увидел того черного возницу, которого считал порождением моего бреда. Он ходил между молящимися. То толкнет какого-либо мужика, то ущипнет бабу. Но его никто как будто и не видел. Тем не менее люди начинали переругиваться между собой и отвлекаться от богослужения.
– Ты что тут делаешь? Чего будоражишь собравшихся, мешаешь им молиться? – крикнул я ему.
– А, так ты меня видишь? – прошипел он в ответ и взглянул на меня пристально и злобно. – Ну, теперь не будешь видеть! – Развернулся и хлобыстнул меня по левому глазу с такой силой, что я грохнулся на пол без сознания. Очнулся только в глазном отделении Пинской больницы. Но спасти мой глаз врачи не смогли; с тех пор и ношу эту черную повязку.
Хочешь верь, хочешь – нет. Но не желаю тебе попасть на Загубленный хутор и познакомиться с его хозяином! – сказал Иван и допил последний стакан самогона.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments