germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

ОЛЛИ ОТЧАЛИВАЕТ

Олли решила, что Антон похож на ежа. Он был широкоплечий, толстопузый, с короткими ножками. Круглая голова покрыта короткой щетиной.
Он пришел в клетчатой рубахе и синем комбинезоне со специальным кармашком справа. В нем он всегда носил желтый складной метр. Антон и в самом деле не мог говорить. Но по лицу у него можно было понять, что он чувствует. Здесь, в глубине Воронова леса, ему, похоже, нравилось, и он все время улыбался. Очень скоро он достал из заднего кармана перочинный нож и занялся резьбой по дверце большого шкафа.
— Наш старинный шкаф… — испуганно протянула Олли.
— Не приставай, — сказал Грабш. — Шкаф от этого будет только лучше!
Так и получилось: весь вечер Антон вырезал, так что стружки летели во все стороны, а остальные трое сидели на куче листьев и смотрели на него, не в силах оторваться. И постепенно на дверце шкафа все отчетливее проступал разбойник Грабш с нечесаной бородой и круглыми мускулами.
— Вылитый ты! — сказала мужу Олли.
— Вот это совпадение, — удивился разбойник, уставившись на портрет. — Значит, я в самом деле выгляжу так, как я себе и представлял!
— Антон, — сказал Макс, — ты настоящий художник.
Антон улыбнулся до ушей, энергично кивнул, убрал ножик в карман, повалился на кучу листьев и заснул.
Куча листьев оказалась маловата на всех, кто жил теперь в пещере разбойника. Всю ночь спящие толкались в ней и пихались. Каждому хотелось лежать, где помягче и потеплей. Салку пришлось устроить на ночь в ящике шкафа, от греха подальше. Но и саму Олли чуть не задавили. А один раз Макс даже позвал на помощь, потому что во сне Грабш навалился на него, а откатиться не получалось — поперек ног у него спал Антон.
Утром Грабш сказал:
— Надо сделать кучу больше.
— Да? Интересно, как? — спросила Олли. — Трава еще слишком низкая, а листья еще зеленые. И кроме того, чтобы сделать такую большую кучу, в которой найдется удобное место каждому, придется набить сеном и сухими листьями всю пещеру.
На следующую ночь она завернулась в шубу госпожи Штольценбрук, которую Ромуальд осенью притащил с разбоя, и устроилась на мешках с сахаром. Но там было совсем не так удобно и мягко, как на куче листьев, где она укрывалась бородой Грабша.
Зато работа теперь пошла: мужчины рыли котлован втроем. Комья земли долетали до того места у входа в пещеру, где Олли устроила огород. На потные спины мужчин то и дело садились бабочки, в траве цвели одуванчики и мышиный горошек, голенькая Салка загорала и агукала. Звенели кузнечики.
Олли звонко напевала. Она сажала петрушку, лук-порей и ноготки и представить себе не могла, что всего год назад каждый день ходила на фабрику свиней-копилок рисовать по две точки на каждый свиной пятачок.
Разделавшись с посадкой, она налила ведро воды, взяла самую жесткую щетку и пошла к краю болота, где лежала тяжелая печная дверца, которую они с Ромуальдом украли с фабрики, чтобы устроить бывшим коллегам Олли несколько выходных. В печке в формах для свиней-копилок обжигалась глина, и, если печка не закрывалась, работа на фабрике не шла.
Она разогнала лягушек, соскребла птичий помет и принялась тереть дверцу, пока не стерла всю ржавчину. Ведь уже потеплело и вечером можно было снова сидеть тут с Ромуальдом, слушать лягушек и смотреть закат.
Но времени на это не хватало. Как только вырыли яму, Грабш отправился крошить кувалдой скалу позади пещеры. Антон таскал камни, Макс клал стену, Олли месила в ванне цемент. Она быстро уставала, потому что раствор был густой, а ванна — глубокая. То и дело кричала Салка, а мужчины спрашивали, что на обед.
Олли совершенно не понимала, как все успеть! Надо было еще приглядывать за Антоном, который то и дело улучал минутку повырезать. В первый же день он изобразил на углу стола пучеглазую лягушку, а поварешка Олли расцвела зубчатыми звездочками. Он уже примерялся и к ножкам стульев. И действительно, как только Грабш объявил: «Перерыв пять минут!», Антон опять вынул ножик и направился к пещере.
— Хватит, Антон! — крикнула ему Олли.
— Найди себе дерево в лесу! — посоветовал Макс.
Втянув голову в плечи, Антон убрал ножик и с улыбкой вернулся на стройку. Он не любил вырезать на живых деревьях — сухая древесина нравилась ему больше.
— Олли, меси! — гаркнул Грабш. — Максу нужен цемент!
И Олли снова пришлось месить, пока она не запыхалась и не покраснела как помидор. Но и мужчины не отставали — с них тоже катился пот, а то и шел пар. У Макса на бровях и груди налип цемент, у Грабша от пыли поседела борода, Антон стер плечи в кровь, перетаскивая камни. Зато круглый фундамент подрастал день за днем.
Конечно, сложен он был не очень красиво, ведь ни Грабш, ни его друзья не учились на каменщиков. Камни лежали неровно, выпячиваясь из стены то наружу, то внутрь. Но зато стена получилась толстая, как в крепости. Такой стеной гордился бы и старинный замок.
— Устоит даже при землетрясении, — сказал Грабш.
Его так и распирало от радости, и приходилось держать себя в руках, чтобы не похлопать друзей по плечу. Им бы это не пошло на пользу. Поэтому он выместил радость на Олли: схватил ее и подбросил в воздух.
— Пусти меня, — вскрикнула Олли, — мне надо работать!
— Цемент подождет, — крикнул он в ответ. — А сейчас я страшно рад!
— Но мне не нравится! — крикнула она, взлетая над деревьями. Он засмеялся так громко, что это больше походило на рык.
Потом подставил ручищи, поймал Олли и снова подбросил вверх.
— Что ты себе позволяешь, горилла бородатая! — сердито визжала Олли. — Обращаешься со мной так, как будто тебе все можно!
— А разве нельзя? — спросил он, когда она летела вниз головой. — Я мог бы раздавить тебя, как букашку.
Он выпятил грудь и постучал по ней кулаком. При этом он забыл поймать Олли. И она плюхнулась в цемент.
Грабш испуганно вытащил ее и виновато сказал:
— Ты сама меня отвлекла. Если бы ты не разговаривала…
Он хотел вытереть ей лицо бородой, но она вырвалась, схватила топорик Антона, лежавший около ванны, забежала в лес и со всей силы стукнула по гигантской свинье-копилке, розовевшей в кустах. Свинья раскололась ровно пополам. Передняя половина рассыпалась на мелкие черепки, а задняя с крученым хвостиком осталась цела. Потом Олли вымылась в водопаде, переоделась, выудила Салку из кучи листьев, завернула ее в шубу госпожи Штольценбрук и зашагала прочь.
— Ты куда это? — поразился Грабш.
— В Чихау-Озерный к бабушке Лисбет! — не оборачиваясь, отвечала она.

ГУДРУН ПАУЗЕВАНГ «БОЛЬШАЯ КНИГА О РАЗБОЙНИКЕ ГРАБШЕ»
Tags: как быть разбойником
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments