germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

ОСТРОВ КАПИТАНОВ (СССР, 1970-е). - X серия

Глава XII
ИСТОРИЯ КОРАБЕЛЬНОЙ КРЫСЫ
И ГЛАВНОЕ:
ПИРАТЫ ХОЗЯЙНИЧАЮТ НА "МЕЧТЕ"
однако, друзья мои, что же происходит тем временем на "Мечте"? Как там наш капитан Тин Тиныч, старпом Бом-брам-Сеня, Тельняшка и верная Ласточка Два Пятнышка?
Капитан Тин Тиныч с трудом поднял отяжелевшие от сна веки.
Дремотное оцепенение медленно проходило. Он попробовал пошевелиться и, к своему изумлению, убедился, что не может двинуть ни рукой, ни ногой.
Да, атаман пиратов и Черная Кошка не теряли времени даром.
Они крепко связали всех матросов, выпивших сонного кофе и уснувших прямо за столом в кубрике. По одному сволокли их в трюм.
Капитана Тин Тиныча и старпома Сеню, беспомощных, погруженных в глубокий сон, прикрутили к мачте, безжалостно стянув веревками по рукам и ногам.
Ласточка Два Пятнышка с ужасом и гневом смотрела на все происходящее. Как мучительно тяжело чувствовать себя беспомощной, когда твои друзья в беде! Впрочем, и ее положение было ничуть не лучше.
- Мур-мяу! Наши плывут! - радостно крикнула Кошка и помахала лапкой.
К "Мечте", распустив все паруса, приближался какой-то корабль.
- Корабль Томми! - горестно прошептала Ласточка Два Пятнышка.
Капитан Тин Тиныч поднял голову. Одного взгляда было достаточно, чтобы все понять.
Да, это был корабль Томми. Чудесный корабль из золотистого пальмового дерева, легкий, с острыми кливерами. Но... На мачте его развевался флаг позора, грабежа и убийства. Череп и скрещенные кости.
Вот что было на этом флаге.
Пиратский корабль подошел совсем близко. Тень от его парусов легла на палубу "Мечты".
Но атаман Джина и тут не улыбнулась. Даже сейчас. Даже в минуту своего торжества.
Она только достала из карманов своего опрятного заштопанного передника пару пистолетов, дунула в них, снова спрятала в карман.
С пиратского корабля перекинули трап.
С криками: "Бери!", "Отнимай!", "Хватай!" - пираты так и посыпались на палубу "Мечты".
Ласточка Два Пятнышка невольно содрогнулась.
Первым прыгнул на "Мечту" одноглазый пират. Его единственный глаз пылал зловещей жестокостью.
Держась за его пояс, за ним, ковыляя, перебрался по трапу пират Коротышка. Все в нем было квадратным: и голова, и плечи, и локти, и колени. Он был ростом с пятилетнего ребенка. Но не это так угнетало его. С каждым годом он почему-то становился все меньше и меньше, можно сказать - рос вниз. И это окончательно испортило ему характер.
- Весь мир - негодяи, - убежденно говорил он. - Мы сливки общества, и то... Стреляй в любого, не ошибешься, попадешь в негодяя!
Да, пленным не приходилось ждать от него пощады.
Вслед за ним на палубу прыгнули неразлучные близнецы Джек и Джон. Они всегда были рядышком. Увидишь одного, значит, где-то тут же и второй.
Джек был длинный и тощий, как жердь. Его большой унылый нос, наподобие вороньего клюва, острым треугольником выдавался вперед. Всклокоченные черные волосы напоминали гнездо, которое птица свила в трубе, полной сажи.
Его братишка Джон был, наоборот, маленький толстячок, круглый и розовый, с волосами, похожими на подтаявшее сливочное масло. Носа на лице что-то не было заметно, возможно, он тоже растаял.
Короче говоря, трудно было найти на свете двух людей, столь непохожих друг на друга. Но тем не менее Джек и Джон утверждали, что они похожи как две капли воды и отличить их нет никакой возможности. И горе тому, кто смел хоть что-нибудь возразить на это.
Поэтому пираты на всякий случай Джека звали Джоном, а Джона - Джеком, делая вид, что их путают.
- Люблю победу, потому что это благородно! - частенько говаривал длинный Джек. - Мы с братцем Джоном всегда нападаем вдвоем на одного. Наверняка и безопасно.
- Победа! Вот что возвышенно и красиво! - вторил ему толстый Джон. - Мы с братцем Джеком стоим, а он уже лежит. Он лежит, а мы с братцем Джеком стоим. Вот что воистину прекрасно и радует глаз.
Последней на "Мечту" перебралась молоденькая рыжая белка, можно сказать, еще бельчонок. Вид у нее был смущенный и несчастный.
Главная краса у белки известно какая: рыжий, пушистый хвост. А у этой вся шерсть на хвосте обрезана кое-как, обкромсана. Хвост, жалкий, тощий, уныло волочился по доскам палубы. Видно было, что белка еще новичок в пиратских делах. Даже пистолет она держала неловко, неумело, дулом к себе.
Черная Кошка, увидев ее хвост, не выдержала и с аппетитом облизнулась.
- На своих не облизываться! - строго прикрикнула на нее атаман Джина. - Пиратка она. Пиратскую клятву дала. Ясно? Нанялась к нам Корабельной Крысой.
"Крыса! Как это имя меня волнует! Мур-мяу!" - сладко зажмурившись, подумала Черная Кошка.
Белка робко отошла в сторонку. Черная Кошка, как завороженная, с трудом отвела взгляд от ее хвоста.
- А можно, я тогда облизнусь на эту Ласточку? - вкрадчиво промурлыкала Кошка. - Или хотя бы на ту рыбешку в бочке. Ну, которая дрессированная, а?
- Еще чего! - жестко одернула ее атаман Джина. - Будем держать их как заложников. Самая полезная вещь в пиратском хозяйстве.
"Ничего, придет время, и я еще облизнусь на них, - подумала Черная Кошка. - Не уйдут от меня и дрессированная, и нарисованная. Главное, я не ошиблась. Сделала мудрый выбор. Вон они, благородство и справедливость, стоят к мачте привязаны. Миром правят хитрость и коварство!" Тем временем длинный Джек подскочил к связанному капитану Тин Тинычу, приставил к его груди нож.
- Посмотри, как мы похожи с моим братцем, посмотри, - заныл он. - Ну, посмотри!
- До чего же мы похожи! - подхватил толстяк Джон. - Не отличишь!
- Ничуть не похожи, - спокойно глядя на пиратов, ответил капитан Тин Тиныч.
Джек и Джон просто остолбенели от такого невиданного оскорбления.
- Атаман, ты слышала?! - взревели они. - Позволь, мы отпразднуем нашу победу. Это будет так красиво и благородно, если мы его прирежем!
Атаман Джина с трудом утихомирила расходившихся близнецов.
- Это он только притворяется порядочным, - сквозь зубы угрюмо процедил Коротышка. На своих кривых ножках подкатил к капитану Тин Тинычу, запрокинув квадратную голову, со злобой и ненавистью посмотрел на него. - На самом деле такой же негодяй, как и все. Пристрелишь - не ошибешься!
- Куда торопиться, мой славный? - Атаман Джина оттолкнула Коротышку. - Сдается мне, ты за время сегодняшнего боя немного подрос. Не сойти мне с этого места, подрос!
Белка не знала, что ей делать, как держаться, смотрела на всех кроткими глазами виновато и растерянно.
Когда кто-нибудь из пиратов наступал ей на хвост, поспешно извинялась.
Что-то томило и смущало ее. Пиратская жизнь на деле оказалась совсем не такой, как она себе представляла.
По правде говоря, она и попала-то на пиратский корабль случайно.
С детства манило ее море. Еще будучи совсем несмышленым бельчонком, забиралась под одеяло с фонариком и, потихоньку от матери, до утра читала захватывающие истории о морских приключениях, битвах, о чудесных далеких странах.
"Неужели всю жизнь только орехи? Одни орехи и больше ничего?" - с томлением и тоской думала она.
Но корабли обходили стороной их плоский незаметный Ореховый остров.
Белка провожала глазами белые стройные паруса, и казалось, с ними уплывала вся радость жизни.
Кругом деловито сновали рыжие пушистые хвосты. Все сушили на зиму грибы, собирали шишки и орехи. Белка старалась с головой уйти в работу, забыться. Бывало, так натрудится за день, что ломит спину и лапы. А ночью, только закроешь глаза, снова плывут и плывут, серебрясь в тумане, туго надутые ветром паруса.
Белка чувствовала себя такой одинокой. Никто ее не понимал. Другие белки смотрели на нее настороженно и отчужденно, сторонились ее.
И вот как-то под вечер на остров высадились пираты. Разожгли костер, начали петь пиратские песни, плясать. В первый раз в жизни попробовала Белка крепкого ямайского рома.
Пираты обнимали Белку за плечи, хвалили ее острые зубы, рассказывали о полной опасностей и приключений вольной жизни пиратов.
Белка забралась в крепкую, пахнущую смолой шлюпку, килем увязшую в песке, гладила лапками весла. В полумиле от острова стоял на якоре пиратский корабль из золотистого пальмового дерева.
- Возьмите меня с собой! - страстно просила Белка. Хватала пиратов кого за рукав, кого за край плаща.
- А что ты умеешь? - захихикал одноглазый пират с круглой серьгой в ухе. - Стрелять можешь?
- Нет... - огорченно опустила голову Белка.
- А не взять ли нам ее на корабль крысой? - предложил один из пиратов. - Что за корабль без корабельной крысы? Я дело говорю. Будет в трюме сидеть. А если где течь обнаружит, пусть сразу бьет тревогу, удирает с корабля. А мы уж поймем, что к чему.
- Э, нет, - мрачно проворчал другой пират, ростом не выше пятилетнего ребенка, с квадратной головой и плечами. - А хвост! Хвост не подходит, у крысы совсем не такой.
- А мы шерсть острижем, будет хвост что надо! - захохотали пираты.
Пираты все разом навалились на Белку. Не успела она оглянуться, как острые ножи обрезали всю рыжую пушистую шерстку на хвосте. Прощай, беличья краса и гордость!
Потом Белка дала пиратскую клятву. От волнения она даже не очень-то вдумывалась, что говорит.
Все поздравляли Белку, пили за ее здоровье, торжественно присвоили ей новое имя - пират Крыса.
Вместе с пиратами Белка отправилась на их корабль.
До чего же хотелось Белке показать свою ловкость и удаль! Эх, хоть бы разок дали перепрыгнуть с фок-мачты на грот-мачту!
Нет, пираты сразу же велели ей спуститься в трюм.
Конечно, в трюме темно, скучно. Белка навела там такую чистоту и порядок - загляденье. Каждый день придирчиво осматривала и выстукивала днище - нет ли где течи. С замиранием сердца слушала, как разрезанная надвое волна с влажным лепетом пробегает от носа к корме.
- Еще будут, будут штормы и опасности! - с надеждой думала Белка. - Они еще увидят, какая я. Главное - я в море! Плыву!
И только когда пираты захватили "Мечту", только тут в первый раз в душу Белки закралось сомнение. Не очень-то ей понравилось, что близнецы и Коротышка издеваются над связанным капитаном.
Нет, не так, совсем не так рассказывали ей пираты о своей привольной, развеселой жизни.
По их рассказам выходило, что смелей и благородней пиратов не сыщешь никого на свете, а на самом деле...
Как же теперь быть? Ведь она дала пиратскую клятву. Так что, как ни крути, назад пути нет.
В кубрике, куда Белка спустилась вслед за пиратами, Черная Кошка нарочно поставила табурет прямо ей на хвост Нарочно, конечно же нарочно! Белка отлично это поняла.
- Извините, вы поставили хвост на мой табурет! - вежливо сказала ей Белка, от глубокой обиды и душевного смятения все перепутав.
Но Черная Кошка только молча и загадочно посмотрела на нее ледяными, опасными глазами. Потом так же молча облизнулась А уж это, если хотите знать, и вовсе грубо и бестактно.
Белка совсем пала духом. А тут новое дело! Атаман Джина приказала ей разыскать корабельный журнал и порвать его в клочья.
Никогда еще Белке не приходилось выполнять подобных поручений.
Белка скользнула в дверь капитанской каюты. Темно, пусто, как-то холодно. Еще пахнет табачным дымом, видно, любил капитан курить трубку. Белке почему-то стало грустно.
Дрожащий, робкий огонек свечи осветил каюту, старую, видавшую виды пожелтевшую карту.
В капитанском столе Белка разыскала корабельный журнал.
На обложке крупными буквами было написано: "Корабельный журнал бригантины "Мечта". Хотела было уже вонзить в него зубы, но не утерпела, раскрыла журнал, решила немного почитать, что там написано.
Начала читать просто так, из любопытства, а потом увлеклась и забыла обо всем, даже о том, что перед ней на столе догорает сальный огарок.
"Двенадцатое мая Курс норд-норд-ост. Шестьдесят градусов северо-сказочной широты, тридцать три градуса восточно-сказочной долготы.
Едва склянки пробили десять, услышали с моря отчаянный писк. Вахтенный доложил: справа по борту - птичье гнездо. Над гнездом с криком кружила молодая синица. В гнезде четыре птенца. Маленькие, желторотые, еще летать не научились. С трудом уговорили синицу опуститься на палубу "Мечты", рассказать, что случилось.
Оказалось, что она, не послушавшись старых, опытных птиц, свила гнездо на острове Пряток. Поначалу все шло хорошо. Вывела четырех птенцов. Вчера на закате показался какой-то корабль. Остров Пряток тихо засмеялся, покачнулся и ушел под воду. Хорошо еще, что легкое гнездо, как круглая лодка, поплыло по волнам.
Матросы обмотали гнездо стальными тросами. "Мечта" взяла курс на остров Второгодников. Остров унылый, круглый год с деревьев падают желтые листья. Но все же птенцов вырастить можно".
Белка перевернула несколько страниц.
"Пятнадцатое мая. Небо со всех сторон обложили тучи. Вахтенный доложил: одна туча летит прямо на нас. Туча необычная: темно-красного цвета, громко жужжит. Оказалось - божьи коровки. Устали, измучились, не могут бороться со встречным ветром.
Предложили божьим коровкам опуститься на "Мечту". Божьи коровки заняли всю палубу, облепили мачты, реи. Отяжелевший корабль едва не перевернулся. Скормили им все запасы сахара.
К утру ветер переменился. Божьи коровки смогли продолжить перелет. Одна беда: вежливость. Все семьсот восемьдесят божьих коровок поблагодарили: "Большое спасибо". Пришлось семьсот восемьдесят раз ответить: "Пожалуйста".
"Двадцатое мая. Курс норд-ост. Шторм девять баллов. Сломан руль. Сорвало кливер..." "Двадцать первое мая. Шторм не утихает. Матросы проявляют героизм и мужество. Матрос Тельняшка спас юнгу Щепку, которого чуть не смыло волной за борт..." Белка перевернула еще одну страницу, но тут на плечо ей легла чья-то мягчайшая, прямо-таки бархатная лапа. Из теплого бархата высунулись острейшие когти. Щеку кольнули жесткие усы, словно наточенные напильником на концах.
Так и есть - пират Кошка.
- Ты что же это делаешь, Корабельная Крыса! - прошипела Черная Кошка. - Что тебе атаман приказала?
- Грызть, - упавшим голосом пролепетала Белка.
- А ты?!
- Грызть весь этот героизм и мужество! - Белка в тоске подняла глаза на Черную Кошку. - Не могу... Да вы сами почитайте!..
Черная Кошка обозлилась еще больше.
Она еще в первом классе осталась на второй год, а потом и вовсе бросила школу, так и не выучившись читать.
- Ишь, грамотная, - злобно пробормотала она, но тут же хитро, по-кошачьи изменила тактику. Заговорила слащаво, с ужимками: - Ну, разве так можно, милая Крыса? Ты пиратскую клятву давала?
- Давала, - уныло кивнула Белка.
-У-тю-тю!.. Какая ты миленькая, вся гладенькая, - просюсюкала Черная Кошка. - А зубки такие беленькие. Небось каждый день чистишь? Надо, надо для своих дружков-приятелей постараться!
Тут уж Белка не могла устоять. Как давно она мечтала о дружбе!..
Белка зажмурилась и с тоской вонзила зубы в твердый кожаный переплет…

СОФЬЯ ПРОКОФЬЕВА
Tags: Повелитель Волшебных Ключей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments