germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

гром прогремел - золяцыя идёт!

вдруг Грабш перестал храпеть и поднял голову. Хотя в ушах у него росли целые пучки черных волос, слышал он очень хорошо.
И сейчас разбойник слышал такие звуки, от которых мгновенно проснулся: лесники так не рычат, дровосеки так не пыхтят, а люди, которые просто ходят в лес за грибами, так деловито не откашливаются!
— Потуши-ка огонь, Олли, — шикнул он.
— Зачем? Я хочу сварить кофе, — удивилась она. — И нажарить оладьев…
— Сейчас же потуши огонь! — скомандовал он. — Это полиция. Они заметят наш дым!
Олли тут же погасила огонь, забралась в самый темный угол пещеры и сжалась там в дрожащий комочек.
— Да не волнуйся ты, — пробормотал разбойник, — ничего с нами не будет. Походят вокруг часа два-три и уйдут. У них каждый раз одно и то же.
А в лесу уже раздался скрипучий голос из мегафона, и Грабш узнал капитана полиции Фолькера Штольценбрука:
— Сдавайтесь, разбойник Грабш! Мы знаем, что вы здесь. Всякое сопротивление бесполезно. Поднимите руки вверх и выходите вместе с женщиной, которая находится у вас!
— Они имеют в виду меня? — выдохнула Олли. — Какой ужас! Что люди-то скажут?
— Ко всему привыкаешь, — сказал Грабш.
— Ваши разбойные выходки окончены! — вещал громкоговоритель.
— Сперва поймайте нас, — усмехнулся Грабш, достал из шкафа горстку лакричных тянучек, выгреб Олли из ее угла и сказал: — На вот, пожуй. Очень успокаивает. А эти в лесу пусть орут и топают сколько влезет.
— По крайней мере, верните печную дверцу! — гаркнул яростный капитан по громкоговорителю.
— Старый добрый Фолькер, у него вечно одно и то же, — пробормотал Грабш. — В сущности, парень что надо, но слишком быстро выходит из себя…
— А почему он не требует ключи от школы? — поинтересовалась Олли.
— Наверно, сторож подозревает не нас, а школьников, — предположил разбойник.
Случилось то же, что и всегда: троих полицейских засосало в болото. Их крики разносились по всему лесу. Капитан отдавал приказания, в трясину бросили веревки, послышалось «раз-два-взяли!» — потом все стихло.
— А вдруг они там утонут? — причитала Олли. — И все из-за нас!
— Да не волнуйся, — отозвался Грабш, — ни разу еще ни один полицейский не утонул в болоте. Только, бывает, простуду схватят. Спорим, сейчас Штольценбрук вызовет пожарную команду?
Так оно и произошло. Вдали взвыла пожарная сирена, и с каждой секундой звук приближался. Ругань, крики о помощи, приказы, ближнее и дальнее эхо наполнили лес.
— Вот видишь, — объяснил Грабш Олли, — они так суетятся, что про нас напрочь забыли. Вечно одно и то же.
Полиция и пожарные убрались из леса только под вечер. Стало тихо, снова послышалось чириканье птиц.
— Теперь, наконец, можешь жарить оладьи, — постановил Грабш. — Жутко хочется есть!
Олли выползла из-под сена, развела огонь и напекла прекрасных оладьев. Но сама съела только половинку, у нее тряслись руки. Летучие мыши над ней зашевелились и бесшумно заскользили по воздуху.
— Пошли, — сказал Грабш, — посидим немного у болота.
Они уселись среди камышей и осоки, и попы у них тут же промокли. Тогда разбойник принес из пещеры печную дверцу.
— Вот тебе раз, — удивилась Олли и наконец рассмеялась. — Все-таки она пригодилась!
И они уселись на дверцу. Олли прижалась к разбойнику и укуталась его бородой.
— Ох, Ромуальд, — сказала она, — если б я знала, что значит быть женой разбойника, может быть, я бы к тебе и не переехала.
Он осторожно разгреб бороду, чтобы увидеть лицо Олли, и огорченно сказал:
— Я думал, ты меня полюбила.
— Да, полюбила.
— А ведь я от тебя ничего не скрывал.
— Не скрывал. Просто я не подумала как следует. Не сообразила, понимаешь? Я бы еще привыкла к тому, что страшно. Но к несправедливости не привыкну никогда.
— Так ты хочешь бросить меня? — жалобно спросил он.
— Нет, — твердо сказала она, — теперь уж не брошу.
Тогда он издал такой громкий радостный вопль, что эхо прокатилось по всему лесу. Он поднял Олли над головой и закружил.
— Значит, у нас все-таки народятся дети, и мы займем все двенадцать стульев! — вопил он.
— Рано радуешься, — отвечала она. — Хоть я и остаюсь, но тебе придется перемениться.
— Мне? Измениться? — изумился он. — Смотри лучше за собой, чтобы я не изменил тебя.
— Меня не получится! — прокричала Олли ему прямо в большое ухо. — Ни в жизнь!
— Посмотрим, — заулыбался он.

ГУДРУН ПАУЗЕВАНГ «БОЛЬШАЯ КНИГА О РАЗБОЙНИКЕ ГРАБШЕ»
Tags: как быть разбойником
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments