germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

ОСТРОВ КАПИТАНОВ (СССР, 1970-е). - VIII серия

Глава X
ЧАШЕЧКА КОФЕ ДЛЯ БОДРОСТИ
И ГЛАВНОЕ:
ДЖИНА, УЛЫБНИСЬ ХОТЬ РАЗОК
как и предполагал капитан Тин Тиныч, "Мечта" пересекла Нарисованную Черту, не почувствовав даже легчайшего толчка.
Рассвет они встретили уже в океане Сказки. Погода была превосходной, дул легкий попутный ветер.
"Мечту" радостным хором приветствовали говорящие селедки.
Легкомысленные рыбы все перепутали. Вместо "Здравствуйте" кричали "Прощайте", "Счастливого пути на дно!", отчего на щеках самолюбивого Тельняшки выступил кирпичного цвета румянец.
Дрессированную Сардинку выпустили погулять на просторе. Куда девалась ее солидность и невозмутимая серьезность! На радостях вместе с селедками Сардинка принялась отплясывать на волнах. Взбивала пену, поднимала фонтаны брызг, сверкала блестящей чешуей. Можно было подумать, что кто-то со дна моря высунул серебряную ложечку и размешивает ею волны.
- И не совестно тебе! С кого пример берешь! - пробовал урезонить ее Тельняшка.
- Не надо, - остановил его капитан Тин Тиныч. - Пусть порадуется. Как-никак через неделю при попутном ветре мы будем уже дома.
На палубу легкой походкой вышла корабельная повариха. Кто бы не залюбовался в этот миг красоткой Джиной! Длинные черные локоны, словно витые черные свечи, отливали серебром на каждом изгибе. Густые ресницы тушили, смягчали колючий блеск сверкающих глаз. И она улыбалась. Улыбалась, как всегда, ласковой, будто застывшей улыбкой.
Двумя руками красотка Джина держала высокий кофейник. Из носика кофейника крученой струйкой вылетал пар. Морской ветерок, словно он тоже был заядлым любителем кофе, жадно подхватил ароматный запах, понес над волнами. Вслед за поварихой выскочила Черная Кошка, на этот раз нацепив на себя, как и ее хозяйка, белый передничек с кружевами. В лапах поднос с кофейными чашками. Зеленые глаза ее сверкали так, что серебряный поднос с одного бока отсвечивал зеленью.
- Погаси глаза, - прикрикнула на нее красотка Джина.
Глаза у Кошки моментально погасли, стали желтые, тихие.
- Всю команду уже напоила, - улыбаясь, сказала красотка Джина. - А это вам - покрепче.
- Как ваши зубы? Больше не болят? - вежливо спросил капитан Тин Тиныч.
- Да они у меня отроду никогда не боле... - начала было корабельная повариха, но тут же, спохватившись, запричитала, приложив ладонь к щеке: - Уж так болели, так ныли, сил нет.
Сейчас вроде затихли.
Красотка Джина разлила кофе по чашкам. Черная Кошка, не расплескав ни капли, с милым поклоном подала чашки с кофе капитану Тин Тинычу и старпому Сене.
- Отличный кофе. Благодарю. - Капитан Тин Тиныч отхлебнул из чашки.
- А ты, милая Ласточка? - радушно предложила красотка Джина. - Ну, хоть полчашечки, со сливками.
- Не пью даже нарисованный, - холодно отказалась Ласточка Два Пятнышка.
- Уу!.. Какая злопамятная, - с упреком покачала головой красотка Джина. - Ну я тебя чем-нибудь другим угощу. Уж непременно... Позвольте вам еще чашечку, капитан.
И красотка Джина тут же наполнила чашку капитана Тин Тиныча крепким, густым кофе.
- Да, приятное впечатление производит Алексей Секретович, - сказал капитан Тин Тиныч, - как хорошо, что такие люди есть на свете. Однако сказываются все же две бессонные ночи. В сон так и клонит. Не выпить ли еще по чашечке для бодрости?
- Для бодрости... - сладко зевнул старпом Сеня, прихлебывая кофе, услужливо поданный Черной Кошкой.
- Для бодрости!.. - вкрадчиво повторила красотка Джина.
- Для бодрости... - чуть шевеля усами, прошептала Кошка.
"В какой-то момент я заколебалась... - подумала Черная Кошка. - Но, к счастью, скоро одумалась. Эти честность и благородство до добра не доведут. Нет, я сделала правильный выбор..." - Что со мной? Я положительно засыпаю, - смущенно улыбнулся капитан Тин Тиныч. - Придется еще по чашечке. Как вы на это смотрите, а?
Но старпом Бом-брам-Сеня уже ничего не ответил. Он еще раз сладко зевнул, глаза его сонно закрылись, пошатываясь, он сделал несколько шагов, ухватился за мачту и медленно сполз на палубу.
Ласточка Два Пятнышка быстро поворачивала узкую головку в черной шапочке, с тревогой глядя то на капитана Тин Тиныча, то на старпома Сеню.
- Не пейте, капитан! Кофе отравлен! - воскликнула Ласточка.
Но было уже поздно.
Непреодолимая дремота сковала капитана Тин Тиныча. Глаза закрывались сами собой.
Нет, это не облака - это мягкие одеяла и подушки. Ветер хорошо взбил их, навалил грудами. Зарыться в них с головой и спать, спать, спать...
- Желаете, капитан, я спою вам корабельную колыбельную, - с издевкой промурлыкала Кошка.
Капитан Тин Тиныч пошатнулся. Он напрягал все силы, чтобы устоять на ногах.
- Предательство, измена... - слабеющим голосом прошептал он.
Голова его упала на грудь, колени подогнулись, и он опустился на палубу рядом с крепко спящим старпомом Сеней.
- Все матросы тоже бай-бай! - весело доложила Черная Кошка.
- Еще бы! Я подсыпала в кофе сонный порошок. - Красотка Джина, не в силах скрыть зловещую радость, поглядела на безжизненно распростертых на палубе капитана Тин Тиныча и старпома Сеню. - Чем меньше, тем больше, и никаких переживаний!
Они выплеснули остатки сонного кофе за борт. Дюжина говорящих селедок, следовавших за "Мечтой" тем же курсом, скоро притихли, примолкли, перестали бранить Морского Конька. Еще через полчаса они, вяло шевеля плавниками, опустились на дно. Селедки улеглись на мягком волнистом песке и мирно проспали целые сутки.
Но, однако, не будем отвлекаться.
- Я полечу на остров Капитанов! Я им все расскажу! - с гневом воскликнула Ласточка.
Она сделала отчаянную попытку взлететь, но какая-то невидимая, безжалостная сила удерживала ее на месте.
Черная Кошка от смеха не смогла устоять на четырех лапах, повалилась на палубу.
- Ха-ха-ха! Что, нарисованная, не можешь! - задыхаясь от смеха, простонала Черная Кошка. - Это я, я прибила к палубе твои пятнышки. Молоток и пара гвоздей. Тюк-тюк - и готово! Ха-хаха!
- Проклятая улыбка! О, как она смертельно мне надоела! - воскликнула Джина голосом, дрожащим от прорвавшегося волнения.
И тут произошло нечто невероятное. Ласточка подумала, уж не сошла ли она с ума.
"Может быть, во всем виноваты мои глаза! Они - нарисованные и поэтому видят то, чего не может быть!" - подумала она.
Но нет, глаза не подвели умную Ласточку.
Красотка Джина поднесла руку к лицу, сморщилась, и вдруг... она с усилием сорвала с губ свою добрую, ласковую улыбку.
Да, да! Она сорвала улыбку! Улыбка была не настоящей, просто приклеенной к губам.
У красотки Джины оказались тонкие, словно иссушенные злобой и ненавистью губы.
Красотка Джина брезгливо швырнула улыбку за борт.
Набежавшая волна подхватила улыбку, понесла... Улыбка покачивалась, мягко изгибалась на волне. И теперь казалось, что волна улыбается.
- Вы думали, я просто хозяйка таверны! Подай-принеси! А я - атаман пиратов! Знаменитая Джина, Мрачная Джина, Джина - Улыбнисьхотьразок! - с торжеством воскликнула она.

СОФЬЯ ПРОКОФЬЕВА
Tags: Повелитель Волшебных Ключей
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments