germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

АЛЕКСАНДР КОНДРАТЬЕВ (1876 - 1967)

ВЕСНА

в то далекое время, когда боги, Свароговы дети, не прятались от людей, жил в древлянской земле парень, по имени Ян. Он был самым красивым отроком из рода Просовичей и искуснее всех умел пускать заунывные трели из своей оплетенной берестою, из липовых желобков слаженной дудки. Волосы его были мягки и светлы, как лен, вызывая горячее желание у деревенских красавиц положить голову голубоглазого парня на упругие бедра себе и расчесывать слегка вьющиеся нежные пряди медным гребнем…
Когда золотые жгучие стрелы Дажбога прогоняли из древлянской земли злую богиню зимы и смерти Марену, Ян с толпой молодых девушек и деревенских парней ходил за околицу выкликать с ними вместе Весну.
«Благослови Мати,
Ой Лелю, Ладо Мати,
Весну закликати»,

— начинала чернобровая запевала, дочь берендейской полонянки Марьяна, и девичий хор звонко подхватывал призывную песню вечно юной дочери Лады — Весне.
«Весна, Весна красная,
Приди, Весна, с радостью,
С радостью, с радостью,
С великою милостью,
Со льном высокиим,
С корнем глубокиим,
С хлебами обильными»…

Ян играл на дудке, и все смотрели на полдень, откуда с криком летели крылатые вестники Весны.
Большая станица каких-то яркоперых невиданных птиц, покружась в вечереющем небе, опустилась за лесом. Парень догадался, что они сели на берег протекавшей там реки, и, захотев поближе их рассмотреть, незаметно покинул толпу молодежи.
Торопливо миновал он черневшие пашни, заросли еще безлистого молодняка, полное мелодично хрипящими лягушками болотце и вступил, наконец, в высокий и темный, кое-где еще белеющий снеговыми пятнами лес.
Добравшись по узкой тропинке до окаймлявших реку лугов, Ян остановился при виде множества всяких пернатых на зеленой, кое-где залитой серебристой водою поляне, оглашавших окрестность своим щебетом, гоготанием и свистом.
В небе кружились, густые, как тучи, новые стаи, и среди них юноша заметил что-то большое, издали похожее на облачко, озаренное золотисто-алыми лучами заката.
Своими зоркими глазами Ян разглядел, что это облачко, окруженное и как бы поддерживаемое опускавшимися вниз черно-белыми куликами, имеет вид ладьи, а в нем стоит неописанной красоты, явно небесного племени дева, в ослепительно сверкающей одежде.
Когда черногрудые кулики-сороки коснулись своими красными лапками земли, богиня покинула свою тотчас же растаявшую в воздухе ладью, и из широких рукавов девичьего летника дождем посыпались на землю фиалки.
— Здравствуй, Весна! — запищали, зачирикали загоготали ей навстречу собравшиеся на поляне птицы.
— Здравствуй, Весна! — весело приветствовал ее по пояс вынырнувший из реки, зеленой осокою увенчанный водяник и тут же зашлепал по воде своей широкой лягушачьей лапой.
— Здравствуй, Весна! — чуть слышно зашептали, кивая ветвями темнозеленых елей и белоствольных берез, бледные древяницы (- духини дерев – аналогичны нимфам дриадам древ.греков. – germiones_muzh.).
— Ау! Весна-Красна! — загукал, захлопал в ладоши в зарослях ельника, словно вспугнутый тетерев, леший.
И долго с замирающим сердцем следил в изумлении парень за прошедшей совсем близко от него юной богиней, с улыбкою рассыпавшей по земле то фиалки, то голубые и белые перелески; следил до тех пор пока та не скрылась, мелькая в весенних сумерках, среди березового молодняка…
С того дня Ян каждый вечер стал убегать на берег реки в надежде хоть издали, хотя на миг увидать красавицу богиню, которая показывалась порой по лесным проталинам, то одна, то в сопровождении толпы берегинь, древяниц и русалок.
Следя за Весной, отрок не мог не заметить, что та порою словно томится и поджидает кого-то, задумчиво гадая на лепестках белого с желтым цветка. Скоро он узнал, кого ожидает богиня. Однажды, когда молодой парень из-за толстого ствола столетней березы следил за одиноко сидевшей на пне среди зеленой лужайки Весной, внезапно, вместе с лучами заходящего солнца на поляну к ней вышел высокий и статный Сварожич Ярило.
С венком из колосьев пшеницы на золотистых кудрях, в короткой, по пояс, белой рубахе и с пылающим от волнения лицом, решительным шагом направился он к склонившей от смущения голову Весне.
Ян видел, как та зарделась румянцем стыда при виде подходившего к ней пылкого бога, но не убежала, а, напротив, сама потянулась навстречу его поцелую.
При звуке этого поцелуя громче залились соловьи, на реке захлопали не то крылья птиц, не то ладони русалок, ухнул весело филином леший; раскрылись, лопаясь, почки цветов и деревьев, и сильнее стало благоуханье черемухи.
Ян видел, как счастье разлилось по лицу юной богини. Она сняла с себя венок из благовонных фиалок и переложила на золотистые кудри Ярилы, а тот возложил ей на голову свой…
Лишь поутру, на заре, когда влюбленная пара рассталась, вернулся домой взволнованный виденным Ян.
— Весело ли погулял ночку? Да что с тобою случилось, желанный, — спросил юношу дед, удивленный невиданным выражением лица у светлокудрого внука.
— Я видел, как любились в лесу бог и богиня.
— Остерегись, парень, подглядывать тайны богов, — предостерег Яна старик, — хоть мы и Дажбоговы внуки, но небесные стрелы могут ослепить и даже насмерть поразить каждого из нас, кто, завидев Сварогово племя, не падет тотчас ничком с зажмуренными глазами на землю…
Но Ян не послушался седобородого деда. В тот же вечер отправился он за околицу, по направлению к реке, в надежде полюбоваться на то, как купается молодая Весна и как целуется с пылким Ярилой.
— Куда ты торопишься, Ян, — остановила парня на краю деревни темнокосая Марьяна, — побудь с нами; девушки скоро начнут водить хороводы. Хорошо, если бы ты поиграл нам на своей дудке.
— Некогда, — отмахнулся рукою парень и зашагал по направлению к лесу.
Солнце не успело еще закатиться, а Ян уже был там, где накануне повстречались Весна и Ярило.
Засев возле опушки в кусты, отрок стал ждать. Неподалеку, блестя сквозь деревья, бурля и журча, катила свои веселые струи разлившаяся широко река. Крякали чем-то довольные утки; с болота неслось томное воркованье лягушек; радостным хором заливались, славя Весну, зяблики, дрозды и бекасы; старательно отсчитывала ей многие лета кукушка…
Но вот вдали послышалось пение русалок, сопровождавших обыкновенно богиню. В их заунывный хор, как алая лента в темнорусые косы, вплетался радостный голос Весны.
Богиня с окружавшими ее русалками и берегинями дошла до речной излучины, где обыкновенно купалась, и посмотрела на заходящее солнце.
— Подружки, мы успеем еще порезвиться в воде, — сказала она, — смотрите, как отражается в ней румянец Дажбога!
И подавая пример, сбросила с себя расшитый хитрым узором нарядный летник. Ян с бьющимся сердцем еще раз увидел золотисто- розовое от лучей заката тело богини, по зеленой траве приближавшееся к светлой воде. (- ах, вуайерист хренов! – germiones_muzh.)
Но тут произошло нечто непредвиденное.
Когда Весна была уже возле самого берега, затряслась и разверзлась внезапно земля и из черного зева расселины показался бог страшный и неведомый ни Яну, ни разбежавшимся с криками испуга русалкам.
С кривым мечом на чеканном поясе вкруг пепельно-темного, ничем не прикрытого тела, с серебряной гривной в виде змеи, кусающей хвост, на шее, и красным пятном на выпуклом лбу, выскочил он на траву и схватил царевну Весну. Бесстыдный и страстный, сжал он ее с торжествующим криком в своих сильных объятиях и, скаля из-под черных усов большие белые зубы, сказал сдавленным от волнения голосом:
— Ты моя! Давно ожидал я мига, чтобы тобой овладеть. Никогда тебя не увидит больше Ярило!
— Оставь меня! Я дочь Лады. Как смеешь ты трогать богинь?!..
— Я бог Пекла и зовусь Чернобогом. Ты, наверно, слыхала обо мне и царстве моем. Мне подвластен также огонь, скрытый в недрах земли, деревьях, камнях и даже живых существах. Я согреваю корни растений и разливаю томную, горячую страсть в телах богов и людей. Ты хорошо это узнаешь, став моею супругой!
И Чернобог крепко прижал царевну Весну к своему темно-бледному телу.
Пойманной птичкой забилась в его руках юная богиня.
— Ярило! Спаси! На помощь! — тщетно взывала она.
Позабыл Ян про увещания деда и, хотя был даже без палки, соколом налетел на обидчика и стал отнимать у него царевну Весну.
После нескольких тщетных попыток оттолкнуть дерзкого отрока, Чернобог выхватил меч свой и мгновенно изрубил Яна на мелкие части, упавшие на забрызганную алою кровью траву.
А бог Пекла с победным радостным криком, прижимая к себе молодую Весну, провалился в свое подземное царство…
Когда берег перестал трястись, и края расселины, соединясь, скрыли темный зев разверстой земли, испуганные русалки мало-помалу собрались на лугу. Они подобрали и похоронили на том же лугу части тела бедного Яна…
Много месяцев искала по всей земле свою милую дочь кроткая, печальная Лада. Когда желтокосая богиня пришла в пределы древлян, русалки поведали ей об участи юной Весны и передали венок из колосьев пшеницы, свалившийся с головы у ее похищенной дочери.
Узнав, где Весна, Лада решила проникнуть в подземное царство. Выждав время, когда его властелин отлучился на поверхность земли, богиня бесстрашно спустилась в недра земли и вошла в построенные из красной меди палаты, где поселил свою молодую жену Чернобог.
С изумленным лицом поднялась ей навстречу с драгоценного престола в пышные тяжелые одежды облеченная царица Весна.
— Мама! Как ты попала сюда? — воскликнула она взволнованным голосом.
И видя тревогу, охватившую царицу Пекла, испуганно прижались к ней двое ее маленьких сыновей, рожденных в области мрака: золотистоволосый веселый Лель и задумчивый темный Полель.
— Я пришла тебя звать обратно на землю, милая дочь, — торопливо начала свою речь добрая Лада. — Люди соскучились по тебе. Они зябнут в снегах и мечтают о твоей ясной улыбке.
— Не хочу, — ответила медлительно Весна: — на земле холодно. Ты сама говоришь это. А здесь мне тепло и уютно, и маленькие дети играют возле меня.
— Снега растают под твоею улыбкой. Голос твой разбудит зверей и русалок и призовет птиц из-за теплых морей. А дети твои будут веселиться, гоняясь за пестрыми бабочками по расцветшим лугам.
— Здесь у меня Чернобог, муж, к которому я уже привыкла, — возражала Весна.
— А там прекрасный Ярило.
И Лада, сняв с головы, подала дочери когда-то оброненный ею венок из золотистых колосьев.
Увидев этот венок, Весна вздрогнула и изменившимся голосом сказала одно только слово: «Иду»…
В сопровождении своих двух близнецов-сыновей пошла царица Весна из медных палат властителя Пекла…
И когда, на небесной ладье, запряженной куликами и сороками, она вновь прилетела в древлянскую землю, под нежными стопами богини распустились цветы, русалки поднесли ей венок, где переплетались незабудки, выросшие из очей погибшего Яна и ярко-алая гвоздика из пролитой им крови.
Но Весна давно уже позабыла о пытавшемся спасти ее парне и мечтала о том лишь, чтобы увидеть скорее Ярилу. (- все вы, богиньки, таковы! – germiones_muzh.)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments