germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

БАРСУК ВЫСЛЕЖИВАЕТ ТИГРА (Тасмания, 1950-е). - VIII серия

8. ПЕЩЕРА ОТШЕЛЬНИКА
озеро, расположенное высоко в горах и укрытое со всех сторон, было прекрасно и таинственно, как мечта. В расселинах скал густо рос папоротник, а рядом — много диких цветов. Вокруг серых скал, стеной обступивших озеро, бурлило целое море зелени. Она вздымалась ввысь, как тот боб в сказке, по стеблю которого Джек добрался до самого неба. А вершину горы скрывало облачко.
У Игги и Баджа было время все осмотреть, так как Гарри оставил их на берегу и велел подождать здесь. Они напились воды из озера и прилегли, наблюдая, как Гарри перетаскивает свои припасы на другую сторону. Там он скрылся из виду — нырнул, видимо, в какую-то расселину в скале.
— Старик ушел в свое логово и не дает нам его посмотреть, — брюзжала Игги, с жадным любопытством глядя на скалистую стену.
— Он похож на того филина, что папа нам как-то показал. Помнишь, Игги, этот филин был точь-в-точь как сухая ветка: мы двадцать раз проходили мимо и не замечали его.
— Ах, что у тебя за привычка вечно сравнивать людей со зверями или птицами!
— Да они же очень похожи.
— Неправда. Ну вот, например, наш папа — на кого он, по-твоему, похож?
— На сокола, что охраняет свое гнездо и кружит над ним. Скажешь, нет?
— Ну, а Крошка мама? А тетя Флорри?
— Крошка мама… Не знаю… Может, на сумчатую крысу, только большущую. А тетя Флорри — на болотную курочку, кото торая чуть что — начинает громко кудахтать.
Игги весело расхохоталась.
— Вот это верно! А ты, оказывается, не так уж глуп, Барсучок!.. Ага, вон он идет!
Гарри огибал озеро, а за ним шел огромный циркон. Он был похож на серого медвежонка. Ходил он вразвалку, как медведь, и глубоко впивался длинными когтями в мягкую землю.
Игги не могла, конечно, спокойно ждать, пока они подойдут. Она вскочила и закричала:
— Ваша взяла! Этот зверь вдвое больше всех барсуков, каких я видела в жизни.
При звуке ее голоса циркон сразу остановился и приподнял одну из передних лап, словно готовясь обратиться в бегство, а голову склонил набок, выставив ухо, чтобы лучше слышать.
Гарри нагнулся к нему и сказал что-то, видимо успокаивая его.
Но Игги еще что-то выкрикнула, и циркон опять замер. Бадж видел, как он злобно обнажил желтые клыки.
— Войдите-ка лучше в воду! — крикнул детям Гарри.
Он знал своего циркона и видел, что тот не может решиться: бежать ли ему или напасть на врагов. Он уже громко фыркал, и в этих звуках было столько ярости, что Игги и Бадж не раздумывая полезли в озеро. Стоя по щиколотку в воде, они смотрели издали на свирепого циркона, готового грудью защитить своего друга Гарри от пришельцев.
Не чуя больше запаха врагов, циркон несколько раз обошел вокруг неподвижно стоявшего Гарри, затем повернулся и помчался домой таким галопом, что уже через мгновение скрылся из виду.
— Ваш любимец такой злой, — заметила Игги, когда они с Баджем выбрались опять на берег. — Я бы побоялась держать у себя этого зверя. Папа говорит, что он может клыками разорвать человека.
— Ты пойми, Игги, — терпеливо вступился Бадж, — он же в первый раз нас видел.
Хозяин циркона одобрительно посмотрел на Баджа и кивнул ему, а Игги даже не удостоил ответа.
После того как они уложили в мешок замороженный мед, принесенный Гарри (кроме того, каждый получил по куску на дорогу), старик поспешил выпроводить их из своих владений, хотя им очень нравилось чудесное озеро и Игги рвалась облазить все кругом под тем предлогом, что хочет собрать ягод для Крошки мамы. Ягод было вокруг видимо-невидимо — красивые ягоды Тасмании всех цветов и оттенков, — но Гарри не позволил Игги задержаться здесь, сказав, что солнце стоит уже низко — не хочет же она в темноте пробираться через лес!
Обиженная Игги пошла вперед. Пока Бадж при помощи Гарри спускался по самому крутому и скользкому месту горного склона, она обернулась и крикнула, что пойдет напоить Наррапса. В долине уже действительно начинало темнеть, и скоро Игги скрылась из виду.
— Да, он мог бы разорвать человека, — сказал Гарри, продолжая разговор о цирконе. — Но за мной он ходит, как верный пес. Мы с ним иногда в лунные ночи делаем далекие прогулки. А днем он очень плохо видит и оттого бывает такой злой.
Они остановились на скалистом уступе, который как бы отделял гору и озеро на ней от Арочного холма.
— Понимаю, — поддакнул Бадж. — Я и сам подумал, что ваш барсук имел право прогнать нас отсюда — ведь здесь его земля, верно?
Старый отшельник кивнул, и они обменялись взглядами, полными самого дружеского понимания. Бадж снял с плеч мешок и отдыхал: ведь особенно спешить было незачем, Игги еще только спускалась по тропе, слышно было, как там трещали кусты.
— Ну, теперь ты не собьешься с дороги? Иди между тех двух скал и потом прямехонько вниз, — сказал Гарри.
— Знаю. Не заплутаюсь, — отозвался Бадж, но все не двигался с места и озирался вокруг, думая об арках, до которых они так и не дошли. Однако солнце уже садилось, он понимал, что им и так не добраться домой засветло… Ну что ж, по крайней мере он видел циркона!
Гарри тоже не уходил, он стоял и словно к чему-то прислушивался.
— Если бы вы когда-нибудь побывали в наших местах, — сказал Бадж, улыбаясь ему, — я бы показал вам барсучьи норы на Упрямице. Но там барсуки все маленькие, не то что ваш циркон, — добавил он с восхищением.
Старый Гарри ничего не ответил, но смотрел на мальчика так пристально, словно хотел просмотреть его насквозь; потом вдруг, наклонясь, ткнул его своим длинным указательным пальцем в плечо.
— Я тебе сейчас что-то покажу, — буркнул он. — Это недолго, а твоя сестра ведь еще будет поить пони. Но если ты кому-нибудь про это расскажешь…
— Никому нельзя? Даже Игги?
— Ей-то, уж конечно, нельзя! Только пикни, так будешь иметь дело со мной! Ну, идем. И главное, тихонько, чтоб ни единого звука…
Гарри повернулся и бесшумно, как кошка, зашагал по уступу.
Бадж, оставив на месте свой мешок, двинулся за ним, стараясь ступать как можно тише. Скоро они пришли к проходу меж каменных стен в форме буквы «Г», и тут Гарри стал на четвереньки и пополз дальше с бесконечными предосторожностями. Так они с Баджем ползком добрались до края, где в просвете меж скал виднелось ущелье. Придвинувшись к Баджу, Гарри шепнул ему в самое ухо:
— Ну, теперь смотри! Он всегда в это время приходит сюда на водопой.
Касаясь подбородком земли, Бадж дополз до края ущелья и, когда посмотрел вниз, невольно ахнул. Прямо под ним было небольшое углубление в почве, выдолбленное струей воды, которая стекала сюда по склону утеса и образовала в этой впадине озерцо. По другую сторону этого озерца травы сменялись зарослями папоротника, а за ними начиналась сплошная стена леса, замыкавшего эту долину не хуже самой крепкой ограды.
Лес покрывал склоны предгорья до того места, где начиналась цепь высоких гор. Их громады уже казались темными на фоне закатного неба. Бадж снова опустил глаза и стал наблюдать. Где-то справа, вероятно, высились арки, но он и не пытался их увидеть, так как ущелье уже заполнил сумрак.
Его стало клонить ко сну, но тут жесткий локоть Гарри толкнул его в бок. Бадж смотрел во все глаза. Сначала ничего не было видно, потом внизу что-то зашевелилось… И Бадж с волнением увидел, как кусты раздвинулись ровно настолько, чтобы пропустить зверя — худого, нескладного, похожего на волка.
Зверь поднялся по склону с тем гордым достоинством, какое отличает диких обитателей леса, остановился, окинул все вокруг грозным взглядом и опустил к воде свою большую голову. На спине его были ясно видны темно-шоколадные полосы; прямой, как палка, хвост слегка вилял из стороны в сторону.
Тишину нарушили хриплые крики соек, и тасманский тигр, перестав пить, посмотрел на этих птиц, пролетавших у него над головой. Когда они улетели, он повернулся, глянул вправо, влево и двинулся вниз по склону, той же дорогой, какой пришел, готовясь, должно быть, к ночной охоте.
Гарри предостерегающе сжимал плечо Баджа даже тогда, когда тигра и след простыл и вокруг воцарилась полная тишина. Наконец он отпустил его, и оба молча зашагали назад к уступу.
— Ну вот, ты видел то, чего ни один мальчик в наше время не может увидеть, — сказал старик, когда Бадж поднял с земли свой мешок. — Я так и думал, что он придет сюда сегодня вечером. И нам повезло — почти не пришлось ждать.
Бадж не находил слов, чтобы выразить свои чувства, только взглядом и улыбкой поблагодарил старика.
— Да смотри же ей ничего не говори про это, — сказал Гарри, когда по лесу вдруг прокатился, грубо нарушая тишину, зов Игги: она приказывала Баджу поторопиться.
— Иду! — крикнул Бадж. Когда он оглянулся, старика уже не было…

НЭН ЧОНСИ (1900 - 1970. родилась в Британии. австралийка)
Tags: кусочек мира
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments