?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 November 2020 @ 08:36 pm
МАКСИМ В СТРАНЕ ПРИКЛЮЧЕНИЙ (1963). - IX серия  
…Максим добрался до отведенной ему комнаты в доме Совета, с разбегу нырнул в постель и сразу уснул.

НОЧНАЯ БИТВА
Приснилось ему, что он снова попал в тот лес. Лес горел. Деревья, треща, взметывая искры, валились наземь, вспыхивали соседние стволы и кроны. Максим хотел бежать, но из-за толстого дерева вылез старик-пень, схватил его кривыми корявыми лапами за плечи. Максим не мог даже крикнуть: он задыхался от дыма, дым лез в нос, разъедал горло. Максим больно кашлянул и проснулся.
Казалось, сон продолжается. Комната была и вправду наполнена дымом. На полу пылал большой комок просмоленной пакли, взлетали над огнем хлопья сажи. Максим вскочил и увидел: две огромные тени Пузырей метнулись по стенам к окну и скрылись в стекле.
Он кинулся к двери. Дверь оказалась запертой. Подбежал к раковине, открыл водопроводный кран. Из крана выпали две-три ржавые капли. Воды не было. Тогда Максим сдернул со своей кровати одеяло, бросил его на горящую паклю и стал топтать огонь ногами. Чуть не зажарил живьем босые подошвы. Горький дым наполнял комнату, одеяло запахло паленой шерстью, но огонь все-таки погас. Максим, стуча зубами, оделся, подошел к окну, распахнул его.
Была ночь, но город был ярко освещен: огни метались в окнах, костры из просмоленной пакли пылали на улицах тут и там.
И увидел Максим, что по мостовой движутся тени. Тени Слухачей с огромными ушами, тени Шептунов – каждая с тенью длинного языка, тени стражников с тенями топоров, тени палачей, несущих тень виселицы и тени петель. Дальше двигались тени воинов с тенями копей и луков. Двигалось целое войско, черное, плоское и неслышное. Это было знаменитое в истории Ночное Шествие Теней, о котором в Стране Приключений деды будут рассказывать внукам и правнукам.
Тени расползались по улицам. Неслышное войско занимало город.
Но город уже не спал. Гремели колокола. Едва одетые, но вооруженные горожане выбегали на улицы, с каждой минутой их становилось все больше. Во всем городе сейчас грохотали двери. По мостовой мчались лодки с бородачами из Совета.
– Тени поджигают город! – доносились снизу голоса. – Бейте их! Бейте их тенями копий.
На мостовой началась громкая битва с неслышным войском – первая в этой небывалой войне. Она не могла продолжаться долго: ловкие, верткие тени мчались к домам, укрывались в их тени. Скоро их просто не стало видно. Горожане бегали с зажженными факелами, освещая все темные закоулки, и тогда оравы теней снова неслись прочь, и где-то вспыхивал новый костер. Вообще больше было суеты.
Максим смотрел сверху. И думал: зачем они поджигают дома, в которых нечему гореть, зачем зажжены костры на мостовой? Тут что-то не так!
И он понял, что был прав, когда откуда-то издалека, сверху до него донеслось знакомое:
– Эге-гей!
На ярко освещенный город летели Летучие Пузыри со своим страшным грузом. А тени с земли подавали им огненные сигналы.
Максим перевесился через подоконник, что было силы закричал:
– Все в укрытие! Прячьтесь! Бомбардировка!
Но его, наверное, никто не слышал. Летучие Пузыри приближались в темноте. Им все видно, а их не видит никто, никто им ничем не сможет помешать. Пузыри хорошо сделают свое дело!
– Спасайтесь! – кричал Максим, охрипнув, чуть не плача. – Бегите! Спаса-айтесь!
Его не слышали. Максим бросился к двери, забарабанил в нее кулаками, потом ногами.
– Чего тебе? – отозвался из-за двери чей-то голос.
– Откройте!
– Не велено открывать.
– Я вас очень прошу, мне нужно кого-нибудь из начальства, очень срочно!
– Сказал, не ведено.
– У меня дело!
– Не знаю никаких дел. Мое дело маленькое, – сказал человек за дверью и ударил в пол копьем.
Наверное, одним из чудес этого города было то, что в нем еще оставались такие удивительные дураки. Вероятно, для коллекции. Ну для чего понадобилось запирать дверь, стражу ставить? Какой умник это придумал? Максим понял, что дверь все равно не откроется, и снова подбежал к окну.
Как раз в эту минуту на мостовой с хрустом раскололись первые стеклянные бомбы.

ГОРОД В ОСАДЕ
Недоброе наступало утро. Верхние этажи зданий выступали прямо из сивого потока дыма, ползущего по мостовой. Сквозь дым были чуть видны неподвижные тела людей и страшные черные лужи. Не заметно было ни одной живой души на пустынных улицах.
Над городом висели стаи Летучих Пузырей. Они были полными хозяевами неба. Они носились в воздухе, как хотели, кувыркались с бомбами в руках, иногда пикировали вниз, и где-то, хрустя, лопался и разлетался смертоносными осколками стеклянный шар. Летучие Пузыри просто не давали никому носа высунуть из дому. Наверное, это и было им поручено. Топус хотел разъединить горожан, заставить их сидеть по домам.'Ведь тогда город просто не сможет сопротивляться!
Что же делается у городской стены? Дерется ли там еще хоть один человек? Или уже все пропало? Неужели погибнет Город Удивительных Чудес, город прозрачных домов и окаменелых радуг?
Тонкая стрела просвистела мимо окна и поразила в воздухе Летучего Пузыря, который мчался вниз на какую-то цель. Город еще жил!
Максим насторожил уши: за дверью раздались шаги. Ключ повернулся в замке. Дверь отворилась. Через порог перелез карлик Бульбуль, вошла Еловая Шишка с луком и стрелами, а следом за ней – Белобородый с мечом на поясе,
– Не спишь? – оказал он. – А мы, видишь, воюем. И дела наши плохи. Ого! И у тебя тут тоже был костер?
– Зачем меня заперли? – сердито спросил Максим, позабыв поздороваться.
– Заметили, что около твоей комнаты крутятся тени – сказал Белобородый. – Пришлось поставить стражу. На всякий случай. Но я вижу, они-таки влезли сюда. Не понимаю – как?
– Очень просто, – сказал Максим. – Сквозь стекло.
Белобородый хлопнул себя по лбу.
– Тьфу! Как же я не догадался!
Он подошел к окну, поглядел вниз.
– А мы до тебя еле добрались! – сказал тоненьким голосом карлик. – Знаешь – по крышам! По мостовой ни проехать, ни пройти, все залито!
– Все время Пузыри нападали на нас, – сказала Еловая Шишка. – Целыми стаями.
– Она стреляла в них из лука, как большая! – похвастался за девочку карлик Бульбуль. – Ни одного не подпустила.
– Здорово! – сказал Максим. – Но почему больше никто не стреляет?
– Хуже всего – Летучие Пузыри, – сказал Белобородый, не отходя от окна. – С остальными не так трудно справиться: лучники на башнях никого не подпускают к стене. Мы не пустим их в город. Но эти – видишь? Улицы залиты мертвой водой, до оружейной мастерской не доберешься… Глядите, глядите! Что это?
Все бросились к окну.
Солнце осветило мостовую. И стало видно: возле каждого дома стоят тени воинов с копьями. Тени шевелились, передвигались с места на место, подступали к дверям, покачивая тенями топоров, будто собирались вышибать дверь. Было видно, что они к чему-то готовятся. У каждой двери – целый отряд.
– Ну, этих-то чего бояться! – сказал Бульбуль. – С ними разделаться – раз плюнуть, я и то могу.
Белобородый, морща лоб, глядел вниз. Потом через плечо сказал Максиму:
– Я ведь к тебе по делу. Кноп говорил мне, что ты вчера не хвастался, что ты вправду справишься с Летучими Пузырями?
– Пара пустяков, – сказал Максим, шмыгнув носом. Он, кажется, малость простудился ночью.
– Но как ты это сделаешь?
– Очень просто. Есть у вас громкоговоритель?
Белобородый удивленно посмотрел на него.
– Зачем тебе? Что ж, есть и громкоговоритель. Сейчас я за ним пошлю.
Он вышел. Максим сел за стол и на клочке бумаги нацарапал карандашом несколько слов печатными буквами, чтобы разборчивее было.
Тем временем Летучие Пузыри, будто по какому-то сигналу, снизились, повисли над домами. И вдруг они все сразу гулко заорали:
– Тени, встаньте!
И неслышное черное войско поднялось с мостовой. Каждая тень превратилась в здоровенного Пузыря. Улицы кишели ими! Они остерегались только тех мест, где еще не высохли лужи мертвой воды. Все топоры ударили разом во все двери. Армия Топуса II все-таки ворвалась в Город Удивительных Чудес! Теперь ей остается только ворваться в каждый дом.
В распахнутую дверь вошел Белобородый. Борода его тряслась.
– Вот Громкоговоритель, – сказал он, указывая на стоящего у него за спиной здоровенного краснолицего мужчину. – Но какой теперь толк? Проклятый Топус нас перехитрил. Пузыри уже ломятся в дверь. Скоро они ворвутся сюда…
Он схватился за взлохмаченную седую голову. Карлик взвизгнул от ужаса, Еловая Шишка побледнела. Один Максим был спокоен.
– Вы Громкоговоритель? – спросил он краснолицего.
– Я Громкоговоритель, – ответил тот. Задребезжали стекла. Все, кто был в комнате, схватились за уши.
– Хватит, – попросил оглушенный Максим. – Возьмите эту бумажку, – он протянул Громкоговорителю свои каракули, – полезайте на крышу и прочитайте. Только погромче, чтобы на конце города услыхали. Ладно?
Громкоговоритель заглянул в бумажку, поморгал, ухмыльнулся, потом вопросительно посмотрел на Белобородого. Тот молча махнул рукой: иди.
Громкоговоритель вышел.

ГИБЕЛЬ ВРАГОВ
– Ты что, уговорить их хочешь? – спросил Белобородый. Он тихо сидел у стола, морщинистый, усталый, ни на кого не глядя.
– Они! – ахнул Максим, который не отрывался от окна. – Оттуда?
Он высунулся в окно, замахал руками. Белобородый поднял голову и увидел, что к дому во всю прыть несется по воздуху стая Летучих Пузырей.
– Что ты делаешь? – крикнул он и подскочил, пытаясь оттащить Максима от окна. Однако тот не поддался да еще растворил пошире обе створки окна. В комнату стали протискиваться Оранжевый Мальчик, его папа, его мама и еще несколько молодых Пузырей.
– Мы с тобой! – кричали они. – А Черный Пузырь и остальные – все изменили!
Белобородый держался за меч. Заметив это, мать Оранжевого Мальчика взвизгнула.
– Не бойтесь, – сказал Максим. – Вас не тронут.
Белобородый вышел из комнаты. Было видно, что он Пузырей просто видеть не может, особенно сейчас, когда – это уже было слышно здесь – по двери дома Совета гремели топоры.
– Мы и так не боимся, – дрожа, сказал Толстый Папа. – Но все же закрой эту странную дверь, – он показал на окно. – За нами гонятся.
Действительно, над ближними крышами взвилась целая толпа Пузырей. Было слышно, как они кричат:
– Ищите изменников! Ловите их! Куда они спрятались? В эту дверь?' Или в эту? Шарьте, шарьте! Ищите, ищите! Нет, жгите все подряд! Бросайте стеклянные шары во все двери!
– Нам конец! – сказал, худея, Папа.
– Им конец, – спокойно откликнулся Максим: он услышал, как на крыше громогласно откашливался Громкоговоритель.
– Летучие Пузыри! – загремел над городом неимоверный, изумительный бас, подобный реву десяти тысяч пожарных сирен. – Толстяки, вы – обманщики и предатели! Идиоты и дураки!
Пузыри над крышами смешались, закричали, завыли жалобно и испуганно. Бомбы блестящими каплями посыпались на крыши, на улицу в самую гущу войска Пузырей, которое штурмовало дома. Летучие толпы кинулись по небу врассыпную. Но голос Громкоговорителя никому не дал убежать.
– Вы нарушили клятву Рогом, Шипом и Стрелой! Вы пропустили к городу войско Топуса! Погибайте! Падайте!
И, как стрижи с обгорелыми крыльями, Пузыри начали падать. Они съеживались в разноцветные комочки и валились, валились, валились в пространство между крышами на мостовую. И вместе с ними рядами падали бомбы. Целый дождь мертвой воды окатил войско, проникшее в город. Жители выглядывали в окна и удивлялись внезапной гибели страшных врагов.
Улицы опустели. Остатки войска теней, побросав оружие, разбегались и прятались, кто как мог. А бывшие Летучие Пузыри, бессильные, беспомощные, могли только таращить глаза да кряхтеть, лежа на мостовой, да коситься с испугом на чернеющие поблизости потоки мертвой воды.
Скоро вода высохла. И тогда специальные команды стали вылавливать Пузырей и брать их в плен. На свободе остались только те, кто был верен клятве и находился под защитой Максима.
Они были до смерти напуганы тем, что увидели. Их лица побледнели, глаза выкатились, губы тряслись. Сами они сильно похудели.
– Я не мог иначе, – сказал Максим. – Нам надо защищаться. И потом ваши братья живы. Их выпустят из плена, когда кончится война.
– Они обманщики и предатели, – стуча зубами, сказал Толстый Папа. – Мне их не жалко.
– Они убили бы нас всех, если бы успели, – сказала Толстая Мама. – Ты спас нас. Мы будем всегда верны тебе,
А карлик Бульбуль кричал:
– Ура! Мы победили!
Толстый Папа печально покачал головой.
– Нет, – сказал он. – Вы не можете победить. Вы можете только всю жизнь драться.
– Ну да! – сказал карлик. – Скажете тоже! Всетаки глупые они, эти Пузыри!
Пузыри еще больше съежились.
– Перестань! – сказал Максим карлику. – Они куда умнее тебя.
Пузыри раздулись и засияли. А Максим спросил:
– Почему ты думаешь, что мы не победим?
– Почему? – сказал Толстый Папа. – Потому что вам никогда не истребить войско Топуса. Оно не убывает. Здесь, у города, стоит меньше половины Пузырей. Остальные выдувают новых воинов, делают новые стеклянные шары, наливают их мертвой водой. Если вы сегодня истребите всех, завтра придет еще столько же и столько же прилетит с шарами, и столько же пройдет тенями сквозь ваши патрули в безлунную ночь и встанут все, когда им прикажут. Выходит, Топус не потеряет ни одного воина. А сколько потеряли вы?
– Он прав, – сказала Еловая Шишка. – Это очень умный Пузырь. Самый умный из всех…
– Осторожней! – закричал Максим. – Не надо, чтобы он был такой умный, а то лопнет.
Действительно, Толстый Папа раздулся на полкомнаты и взлетел под потолок.
– Верно, – гулко сказал он оттуда. – Я не глуп, говорю так, чтобы только не лопнуть, потому что вообще-то я очень уме… гм… не глуп… какие тесные тут комнаты: бока сдавило, и я скажу вам: только тот победит Топуса, кто похитит Волшебную Искорку. Это точно!
– Для этого нужно сначала проникнуть в Подземный Дворец, – сказала Еловая Шишка. – А это невозможно. Бывали такие смельчаки, пробовали, но где они теперь? Там один вход, и он неприступен.
– А я знаю!.- завопил карлик Бульбуль. – Я знаю другой вход – тайный. И ты его знаешь, Максим.
Максим посмотрел на него с недоумением.
– Ты помнишь, что говорил хозяин постоялого двора? И куда он бросал бутылюу? Помнишь? И как ты потом не мог меня найти? А я ведь потихоньку сбегал туда, надел очки и все все разглядел. И все понял. Есть тайный вход!
Максим немножко подумал, повспоминал и наконец сообразил… Он вскочил с места.
– Пузыри! – сказал он. – Вы верны клятве?
– Мы никогда не изменим, – гулко сказал Толстый Папа из-под потолка. – Мы верны.
– Ладно, – сказал Максим. – Тогда вы поможете мне добраться до Подземного Дворца.
Пузыри испуганно переглянулись.
– И мне, – завопил карлик. – Я маленький, я хитрый, у меня есть волшебные очки дяди Кнопа. Я здорово пригожусь тебе, Максим!
– И я с вами,- сказала Еловая Шишка.- Я тоже кое-что умею делать.
– Хорошо, – сказал Максим, – полетим втроем. Только надо еще свечу.
Еловая Шишка сказала:
– И спички.
– Ура! – закричал карлик. – Вылетаем сейчас же!..

ЮРИЙ САМСОНОВ (1930 – 1992)