?

Log in

No account? Create an account
 
 
13 August 2020 @ 09:07 pm
на задворках Парижа. Переодетый аристократ vs Поножовщик. Сават и бокс.  
— ...вы что ж, не поняли меня? Я сказала вам, что это Поножовщик! — повторила Певунья.
— А я громщик, и не из зябких, — ответил неизвестный.
Потом голоса смолкли. Слышался лишь шум ожесточенной борьбы.
— Видать, ты хочешь, чтоб я тебя остудил? — воскликнул разбойник, всячески пытаясь вырваться из рук своего противника, необычайная сила которого изумляла его. — Погоди… Погоди… Я заплачу тебе и за Певунью и за себя, — прибавил он, скрежеща зубами.
— Заплатишь кулачными ударами? Ну что ж… Сдача для тебя найдется… — ответил неизвестный.
— Отпусти горло, не то я откушу тебе нос, — прошептал Поножовщик сдавленным голосом.
— Нос у меня слишком мал, приятель, ты не разглядишь его в темноте!
— Тогда выйдем под висячий светник.
— Идем, — согласился неизвестный, — посмотрим, кто кого.
И, подталкивая Поножовщика, которого он все еще держал за шиворот, неизвестный оттеснил его к двери и с силой вытолкал на улицу, слабо освещенную фонарем.
Разбойник споткнулся, но тут же выпрямился и яростно накинулся на незнакомца, стройная и тонкая фигура которого не предвещала проявленной им незаурядной силы.
После недолгой борьбы Поножовщик, человек атлетического сложения, весьма искушенный в кулачных боях, называемых в просторечии «саватой» (- дореволюционный русский переводчик был не в курсе, что сават - бой ногами. Ударов руками в нем почти нет. - germiones_muzh.), нашел, как говорится, на себя управу…
Неизвестный с поразительным проворством дал ему подножку и дважды повалил на землю (- подсечки в савате проводились с такой силой, что ноги сбитого бойца взлетали выше головы. - germiones_muzh.).
Все еще не желая признать превосходство своего противника, Поножовщик снова напал на него, рыча от ярости.
Тут защитник Певуньи внезапно изменил прием и обрушил на голову разбойника град ударов, да таких увесистых, словно они были нанесены железными рукавицами (- латные рукавицы - которые в боевом непарадном варианте оснащали шипами - еще долго использовались офицерами европейских армий, пока не уменьшились до... кастета. - germiones_muzh.).
Этот прием, который вызвал бы восхищение и зависть самого Джека Тернера, прославленного лондонского боксера, был настолько чужд правилам «саваты», что оглушенный Поножовщик в третий раз рухнул на мостовую, прошептав:
— Ну, я накрылся.
— Ведь он же сдается, сжальтесь над ним! Не приканчивайте его! — проговорила Певунья, которая во время этой драки робко вышла на порог дома Краснорукого. — Но кто ж вы такой, сударь? — спросила она с удивлением. — Ведь от улицы Святого Элигия до собора Парижской богоматери нет человека, который мог бы совладать с Поножовщиком, разве что Грамотей; спасибо, если бы не вы. Поножовщик наверняка избил бы меня.
Вместо того чтобы ответить девушке, неизвестный внимательно вслушивался в ее голос.
Никогда еще его слух не ласкал такой нежный, свежий, серебристый голосок. Он попытался разглядеть лицо Певуньи, но ночь была слишком темна, а свет фонаря слишком слаб.
Пролежав несколько времени без движения. Поножовщик пошевелил ногами, затем руками и наконец приподнялся.
— Осторожно! — воскликнула Певунья, снова прячась в крытом проходе, куда она увлекла и своего покровителя. — Осторожно, как бы он не вздумал отомстить вам.
— Не беспокойся, девочка, если он захочет добавки, я могу еще раз угостить его.
Разбойник услышал эти слова.
— Спасибо… У меня и так башка как пивной котел, — сказал он неизвестному. — На сегодня с меня хватит. В другой раз не откажусь, если только разыщу тебя.
— А, тебе мало? Ты смеешь жаловаться? — угрожающе воскликнул неизвестный. — Разве я свергузил в драке?
— Нет, нет, я не жалуюсь, ты угостил меня на славу… Ты еще молод, но куражу тебе не занимать, — сказал Поножовщик мрачно, но с тем уважением, какое физическая сила неизменно внушает людям его сорта. — Ты отколошматил меня за милую душу.

(- картина ясная: перед нами - "честный" уличный поединок из-за женщины 30-х годов XIX века. Замаскированный под мастера по раскраске вееров принц Родольф побеждает громилу комплексным методом - комбинируя бандитский сават с английским боксом, который в то время еще не знал перчаток; в самом начале разборки, возможно, он использовал боевой захват "французской" - ныне классической - борьбы. Серьезно подготовленный - в т.ч. и по части воровского жаргона, здесь переведенного старинной русской "феней"! - принц был, конечно, и фехтовальщиком, что обеспечивало ему высокую культуру движений и навык игры дистанцией. Обратите внимание: Поножовщик приходит в себя где-то через минуту после нокаута - этот срок характерен для ударов бокса. В общем, скромно - но со вкусом. Красавица спасена. – germiones_muzh.)

ЭЖЕН СЮ (1804 – 1857). «ПАРИЖСКИЕ ТАЙНЫ»