germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

сказка Петрушки ручейку. - I серия до полуночи

в одной деревне жил кузнец Кузьма. Он был добрым, отзывчивым и всем без исключения помогал. С раннего утра до поздней ночи в кузнице шла работа. Работал Кузьма не покладая рук.
Неподалеку от кузницы жила первая красавица Марьянка, которая только и делала, что пела песни, да собою любовалась:
– Ах, я несказанно хороша. Фигура статная. Глаза, как вишни спелые. Губы, как маков цвет, кожа, как нежный персик. Косы черные смоляные, как два спелых колоса. Я – само совершенство! Нет другой такой красавицы на всем белом свете. А раз я самая красивая, то и одеваться я должна в дорогие наряды. На руках должны быть дорогие перстни, в ушах сережки, а на ногах сафьяновые сапожки.
Много женихов к Марьянке сваталось, да ни на кого она и смотреть не хотела. Ещё бы, станет такая красавица время зря терять, да на деревенских парней глазеть.
– Вот если бы заморский принц прискакал на белом коне! – мечтала Марьянка.
Но принц всё не ехал и не ехал. Решила тогда Марьянка заставить кузнеца Кузьму на себя работать, пообещав, что выйдет за него замуж, если он заработает много денег.
– Да зачем тебе много денег? – никак не мог взять в толк Кузьма.
– Как зачем? – сердилась Марьянка. – Чтобы новые наряды покупать!
– Да зачем тебе новые наряды? – смеялся Кузьма. – У тебя и так всего много. Посмотри на свой сарафан, золотом расшитый, на сапожки, на кольца да сережки…
– А мне надо больше, больше, больше, – кричала Марьянка, а Кузьма только плечами пожимал.
Однажды Марьянка ножкой топнула и приказала Кузьме:
– Иди немедленно в город, просись к царю в кузнецы, иначе не видать тебе меня, как своих ушей.
– Воля твоя, милая Марьянка. Дозволь только кузницу закрыть, – смущенно произнес Кузьма.
– Дозволяю! Только поторопись.
Сделал Кузьма всего несколько шагов и остановился как вкопанный.
– Что с тобой? – испугалась Марьянка.
– Мне показалось, что кто-то на помощь зовёт, – проговорил Кузьма.
– Глупости, – рассердилась Марьянка. – Вечно тебе что-то кажется и чудится. Скажи лучше, что не любишь меня, что передумал к царю идти.
– Да нет же, милая, не передумал. Просто я слышал…
– По-мо-ги-те! – раздался истошный вопль.
– Ну, что я говорил? – обрадовался Кузьма. – Точно кричит кто-то и на помощь зовет.
– А ты и обрадовался, что можно на мой приказ рукой махнуть, – надулась Марьянка.
– По-мо-ги-те, то-оо-нуу! – снова раздался крик.
– Марьянка, я должен помочь утопающему. Побегу, – разволновался Кузьма.
– Ничего ты утопающим не должен, – топнула красавица ножкой. – Ты должен мои приказы выполнять. Я тебе запрещаю делать добрые дела. За-пре-ща-ю!
– Да ты что, белены объелась, милая? Добрые дела надо всегда делать. Я не могу оставить того, кто попал в беду.
– Можешь, потому что у тебя есть дела поважнее. Тебе надо для меня деньги зарабатывать, – выкрикнула Марьянка.
– Да успею я, милая. Сначала человека спасу, а потом в город пойду, – сказал Кузьма.
– А, может, это вовсе не человек, а нечисть лесная на помощь зовет, неужели ты не бросишь её в болоте тонуть? – спросила Марьянка.
– Конечно, не брошу, – ответил Кузьма.
Марьянка преградила ему путь и, зло сверкнув глазами, сказала:
– Тогда выбирай: или я, или нечисть лесная!
– И выбирать не буду, милая, – улыбнулся Кузьма, – поспешу к тому, кто на помощь зовет. А уж человек это или нечисть лесная, потом разберёмся.
Отстранил Кузьма Марьянку и спасать утопающего побежал.
– Ах, так, – рассвирепела красавица. – Беги, беги, только помни, что меня ты навеки потерял. И не смей никогда меня больше милой называть!

Кузьма подбежал к болоту в тот момент, когда силы оставили утопающего. Изловчился кузнец, схватился за край одежды и вытащил на берег старушку. Сделал он ей искусственное дыхание, снял с лица тину и увидел, что старушка-то не простая, а самая настоящая Баба Яга – костяная нога.
– Ой, – застонала Баба Яга. – Какой дурной сон мне привиделся, словно я тону, тону, а утонуть не могу. Не желает меня Водяной в свое царство-государство принимать, за свои сокровища опасается. А среди сокровищ у него сундучок… А ты кто такой?
– Я – кузнец Кузьма.
– Зачем надо мной склонился? – Баба Яга схватила кузнеца за горло своими крючковатыми пальцами так, что у него искры из глаз посыпались. – Секреты наши лесные выведать захотел?
– Не-е-ет, – прохрипел Кузьма, пытаясь ослабить железную хватку Бабы Яги. – Я тебя из боо-лота выы-та-шил, когда ты то-о-о-нула и на по-оо-мошь звала.
(- слабосильный какойто кузнец. Наверное, мало ковал. Всё больше другим помогал. - germiones_muzh.)
– Ишь ты, – всплеснула руками Баба Яга. – Значит, я чуть спасителя не удушила? Не сердись, сердешный. Лучше мне подняться помоги и до дома проводи.
Оперлась она на руку Кузьмы и к своей избушке пошла, а по дороге такую историю рассказала.

Не всегда Баба Яга лесной ведьмой была. В прежние времена была она Василисой Прекрасной, затмевающей своей красотою свет луны и звезд. Но хотелось красавице Василисе ещё и солнце затмить. Решила она тогда помощи у Кощея Бессмертного попросить. Согласился Кощей помочь, но потребовал, чтобы его в царском дворце поселили и почестями окружили. Сказано – сделано.
В назначенный день принарядилась Василиса, ждет, когда же солнечное затмение случится. А вместо затмения на пороге дворца появился Кощей. Трижды он в ладоши хлопнул и замер. Стены дворца задрожали, как осиновый лист во время грозы, молнии засверкали, гром загремел, свет померк, а Василиса упала замертво к ногам Кощея.
Заплакали, запричитали тут царь с царицей, стали у Кощея помощи просить.
– Я готов помочь вашему горю, если вы мне свое царство добровольно отдадите, а сами мне служить станете.
На все условия согласились бедные родители, только бы дочку Василисушку спасти. Принародно отреклись они от царства-государства, отдали свои короны и ключи от сундуков Кощею Бессмертному.
Сел Кощей на трон, взял скипетр и державу и громким голосом проговорил:
Повернулось всё вверх дном:
Во дворце теперь мой дом.
Лешим станет царь – мудрец,
Царству мудрому – конец.
Будь Кикиморой царица,
А Ягою – дочь-девица…
Заклинание разрушит тот,
Кто не заложит душу
Ни за злато, ни за власть,
Ни за то, чтоб кушать всласть!

В тот же миг превратилась царица в Кикимору, царь – в Лешего, а Василиса – в Бабу Ягу. Кощей велел им в лесу жить, людей пугать, гадости делать, да следы путать. Триста лет ждут они избавления, да всё напрасно. Никто не может заклятие разрушить.
– Вот и решила я утопиться, – закончила свой рассказ Баба Яга.
– Топиться ты зря надумала, – пожурил её Кузьма. – Надежда и через триста лет умирать не должна. Ты ближе к печке садись, да погрейся…
И тут только заметил Кузьма, что печка совсем остыла. Положил он в печку дрова, а заодно и опилки бросил, которые в большой бочке у печки стояли. Чиркнул спичкой раз, другой, третий. Заплясал огонь на сухих дровах. Обрадовался Кузьма, а Баба Яга как закричит:
– Ой, Кузьма, что же ты наделал? Зачем ты из бочки взрывчатую смесь взял, да в печку бросил? Сейчас…
Слов её Кузьма не расслышал. Его взрывной волной в самый дальний угол избы отбросило.
– Ну и взрывы ты устраиваешь, бабуля, – проговорил Кузьма, растирая шишку на затылке.
– Это не я, а ты взрывы устраиваешь, – пожурила его Баба Яга, прикладывая к ушибленному месту холодный лист мать-и-мачехи.
– А кто взрывчатую смесь приготовил? – строго спросил Кузьма.
– Я приготовила, – улыбнулась Баба Яга.
– То-то. Значит, ты и есть главный пиротехник.
– Не пиротехник, а пиротехничка, я же женского роду-племени, касатик, – пояснила Баба Яга, помогая Кузьме подняться.
– Пойду ка я к Кощею, бабуля, и потребую, чтобы он тебя снова Василисой сделал, – сказал Кузьма.
– Ишь ты, какой прыткий выискался, – засмеялась Баба Яга. – Да Кощей тебя и слушать не станет. Куда тебе идти с такой шишкой на затылке. Сиди на печи, да жуй калачи.
– Нет, бабуля, сидеть мне некогда, я должен в город идти, – пояснил кузнец.
– Зачем это тебе в город надо? – поинтересовалась Баба Яга.
– Пойду наниматься к царю в кузнецы.
– К царю?! – воскликнула Баба Яга, пожевала свою большую отвисшую губу, а потом, махнув рукой, проговорила:
– Вот что, Кузьма, прежде чем ты во дворец пойдешь, открою я тебе одну тайну, только поклянись, что никому ты о ней не расскажешь.
– Клянусь, – сказал Кузьма.
– Триста лет назад Кощей свою смерть так надежно спрятал, что до сих пор никак найти не может. Ты ему и скажи, что если он нас расколдует, ты ему смерть вернешь.
– Молодчина, бабуля! Только, где мне Кощея найти?
– Во дворце, конечно, где ж ещё! – воскликнула Баба Яга. – Я тебе битый час толкую, что царь наш – Кощей Бессменный. Он уже триста лет на троне сидит и не собирается слезать. Так что, отправляйся ты, Кузьма, во дворец, да смотри, ухо востро держи, чтобы Кощей тебя не перехитрил.
– Хорошо, бабуля. А ты пообещай, что дождешься меня и больше топиться не станешь.
– Обещаю, касатик! – она улыбнулась. – Мне теперь незачем топиться…
Побежал Кузьма во дворец, но по дороге решил завернуть в деревню, жителей предупредить.
– Куда торопишься, Кузьма? – окликнула его Марьянка. – Неужели не всех утопающих ещё спас?
– Я к царю во дворец бегу, – выпалил Кузьма и замер, такой нарядной он Марьянку никогда прежде не видел. Платье на ней искрилось и сверкало. На голове был надет хрустальный кокошник, на ногах сафьяновые сапожки, а в косы вплетены золотые ленты.
– Ма-а-а-арь-я-я-я-нка, – выдохнул Кузьма. – Ку-ку-ку-да ты та-а-а-а-кая на-а-а-ряд-нааа-я?
– Ку-ку-ку, – передразнила его красавица. – В город собралась, вот ку-ку-ку-да!
– Нельзя тебе в город. Не пущу я тебя в город, – преградил ей путь Кузьма.
– Он меня не пустит, – рассмеялась Марьянка и оттолкнула его. – Я сама себе хозяйка, кто ты такой, чтобы мне указывать?
– Марьянка, милая…
– Что? Я запретила тебе меня милой звать, – грозно сверкнула она глазами. – Ты свою милую теперь среди лесной нечисти ищи, а меня оставь в покое.
– Нельзя тебе в город, Марьянка. Там опасно. Там на троне не царь, а Кощей душегуб. Он людские души губит. Он красавицу Василису в Бабу Ягу превратил, а родителей её…
– Не желаю я твои глупые сказки слушать. Некогда мне, – прервала его Марьянка.
– Погоди, ну куда ты так спешишь? – Кузьма тронул её за руку.
– Во дворец за день-га-ми! – выпалила она. – Посторонись.
– Марьянка, не ходи, пожалуйста. Я сам тебе денег принесу столько, сколько ты пожелаешь.
– Мне много надо, – хитро улыбнулась она.
– Много и принесу, – пообещал Кузьма. – Я кое-какую тайну знаю про смерть Кощея. Думаю, за эту тайну он не один мешок золота отдаст. Только никому ни слова.
Марьянка приложила палец к губам и подмигнула Кузьме:
– Ладно, беги к царю один, а я тебя здесь дожидаться буду.
– До скорой встречи, милая, – крикнул Кузьма на прощание.
– Опять, милая? – рассердилась Марьянка. – Я тебе покажу ещё, какая я милая. Разучишься меня так называть.
Она быстро переоделась в простое платье и поспешила в город тайной тропой. Идет и сама с собой разговаривает:
– Зачем мне этот Кузьма нужен? Стану я дожидаться, пока он мне деньги принесет. Да я сама у Кощея за такую новость пять, нет, десять мешков золота потребую.
– О какой новости ты говоришь? – каркнул на ветке ворон.
– Эта новость тебя не касается, – огрызнулась Марьянка.
– Меня всё касается, потому что я – ВЛАСТЕЛИН! – громко каркнул ворон и камнем бросился вниз. Ударился он оземь и превратился в Кощея.
– Ин-ин-ин-ин! – рассыпалось эхом по всему лесу.
– Кто меня ослушается, будет побежден, – крепко сжав Марьянку за руку, прогремел Кощей. – А кто меня послушается – будет награжден!
– Дён-дён-дён, – повторило эхо.
– Быстро выкладывай свою новость, – приказал Кощей.
– А пять мешков золота дашь? – поинтересовалась Марьянка.
– Смотря какая новость, – ухмыльнулся Кощей. – За иную новость и десяти мешков не жалко. Выкладывай.
– Здесь говорить не стану, – заупрямилась Марьянка. – Веди меня во дворец, да побыстрее.
Кощей опешил от подобной наглости, но виду не подал. Он грозно сказал:
– Следуй за мной, – и пошел во дворец.
Тем временем Кузьма обежал соседние деревни, народ предупредил и к дворцу подошел. Видит у ворот старичок сидит.
– Здравствуй, дедушка! Что ты здесь делаешь? Может быть, тебе помощь нужна? – вежливо спросил Кузьма.
– Ой нужна, милый человек, ещё как нужна, – проговорил старичок чуть слышно. – Мне смерть Кощея позарез нужна. Ты случайно не знаешь, где её отыскать?
– Я рад помочь тебе, добрый человек, – проговорил Кузьма, а потом нагнулся к самому уху старичка и прошептал: – Только я и сам не знаю, где её искать.
– Не знаешь? – завопил старичок так, что Кузьма на землю повалился. А старичок сбросил потрепанный плащ и превратился в Кощея Бессменного.
Наступил Кощей Кузьме на грудь и грозно произнес:
– Не смей меня обманывать. Я – ВЛАСТЕЛИН…
– Ин-ин-ин, – подхватило эхо.
– Кто меня ослушается, будет побежден. Кто меня послушается – будет награжден!
– Дён-дён-дён, – повторило эхо.
– Быстро говори, где моя смерть спрятана, а не то плохо тебе будет, – голос Кощея гремел, как раскаты грома.
– Зря ты, Кощей…
– Не Кощей, а Царь или Властелин!
– Я не знаю, где твоя смерть, царь-Кощей.
– А кто знает? – сверкнул глазами Кощей.
– Баба Я… ой… Василиса…
– Так, так, так, – Кощей прищурил и без того узкие глаза. – Значит, эта старая ведьма решила меня вокруг пальца обвести? Ну, ну, посмотрим, кто кого. Следуй за мной, герой.
Кузьма поднялся и поплелся во дворец следом за Кощеем. Улицы города были пустынными, словно все горожане вымерли.
– А где же люди? – удивился Кузьма.
– В темницах сидят твои люди. Кругом враги, вот я их с глаз долой и убрал. Оставил только пару верных слуг, – пробурчал Кощей, не поворачивая головы.
Во дворце было сыро и мрачно. Кощей уселся на потемневший от времени трон, надел на голову потускневшую корону и, протянув Кузьме золотую монету, сказал:
– Вот тебе один золотой, рассказывай всё про козни Бабы Яги.
– Да не нужно мне твое золото, – отмахнулся Кузьма. – И рассказывать мне нечего.
– Как это тебе золото не нужно? – Кощей даже подпрыгнул на своем троне. – Все любят деньги, власть, удовольствия, а ты что особенный?
– Да нет, я самый простой кузнец, – улыбнулся Кузьма. – Просто деньги – это не самое главное.
– А что же, по-твоему, главное?
– Главное – это делать добрые дела, помогать тем, кто попал в беду, не задумываясь о наградах и почестях, – объяснил Кузьма.
– Глупости! – затопал ногами Кощей. – Все это вздор, вздор, вздор. Не желаю слушать глупые басни. Признавайся, где смерть моя?
– Я же тебе русским языком говорю: не зна-ю. Не знаю я.
– Войди в мое положение, – заканючил Кощей. – Я триста лет её ищу, с ног сбился, сон потерял и аппетит. Будь человеком, кузнец Кузьма.
– Ваше Величество, не сердитесь, но про вашу смерть только Василиса знает.
– Опять ты за свое? Тогда я в наступление перехожу, – Кощей поднялся с трона, трижды хлопнул в ладоши и закричал: – Стража!
С грохотом распахнулась огромная дверь, и стражники ввели Марьянку, закованную в кандалы.
– Кузьма, милый, выручай, – заголосила красавица.
– Марьянка! – сердце у кузнеца чуть не разорвалось от горя. Никак не ожидал он такого поворота событий. – Как ты сюда попала? Что стряслось?
Он рванулся к девушке, но стражники выставили вперед острые пики, преградив дорогу.
– Я за тобой побежала… – разрыдалась Марьянка. – Я подумала, что нельзя тебе одному оставаться… Я помочь тебе хотела, а он… меня в кандалы… Что с моими нежными ручками будет?
– Ах, Марьянка, Марьянка, просил же я тебя, дома оставаться, а ты не послушалась. И мне не помогла и сама в беду попала.
– Знаю, знаю, милый, – застонала Марьянка. – Скажи ты этому узурпатору, где его смерть, он меня и отпустит.
– Да не знаю я, не знаю, – Кузьма крепко сжал голову руками.
– Не знаешь? – рассердилась Марьянка. – Да ты просто меня на Бабу Ягу решил променять. Её из болота бросился вытаскивать, а меня из темницы спасать не желаешь.
– Желаю, желаю, ещё как желаю, только ума не приложу, как это сделать?
– А я тебе подскажу, – загремел голос Кощея. – Отправляйся к своей возлюбленной Бабе Яге и добудь мою смерть! Даю сроку тебе три дня. Не придешь в срок, я Марьянке голову от-руб-лю.
– Что??? – закричали хором кузнец и красавица.
– Что слышали, – захохотал Кощей. – Ступай Кузьма, время теперь против тебя работать будет.
– Жди меня, милая. Я обязательно, обязательно спасу тебя! – пообещал Кузьма и помчался прочь из дворца.
Марьянка сбросила кандалы и, топнув ножкой, прикрикнула на Кощея:
– Подавай мне обещанную награду, узурпатор!
(- да ты совсем нюх потеряла! - germiones_muzh.)
– Кто, кто, кто узур-па-тор? – возмутился Кощей. – Да я у тебя за такие словечки мешок золота вычту.
– Мешок? – Марьянка поперхнулась. – Ваше Величество, я нечаянно. Это все Кузьма виноват. Я на него рассердилась за то, что он меня милой называет.
– Но ведь и ты его милым называла, – прищурился Кощей.
– Так ведь это же я специально, чтобы бдительность его усыпить, – объяснила девушка.
– Ох и хитра же ты, красота не описанная, – усмехнулся Кощей.
– Стараюсь для Вашего Величества, – Марьянка низко поклонилась.
– Пока от твоих стараний золота в моих кладовых не прибавилось. Ну да ладно, потом про деньги говорить будем. Сейчас я тебе заданьице легкое дам…
– Нет, мы так не договаривались, – рассердилась Марьянка.
– Не перечь мне, а молчи и слушай, – рявкнул Кощей. Марьянка попятилась. – Беги следом за Кузьмой и выкради у него смерть мою, а потом и о награде поговорим.
– Ваше Величество, а можно мне мешочек на дорожные расходы? – попросила красавица.
– Мешочек можно, – снисходительно проговорил Кощей.
Он достал из кармана кисет для табака, положил туда пару золотых монет и протянул Марьянке.
– Да ты надо мной смеешься, узурпатор этакий! – гневно выкрикнула она. – У тебя что, все золото в таких мешках хранится? А, может, у тебя и золота вовсе нет? Зачем нам такой царь, у которого казна пустая? Да за два золотых я даже пальцем не пошевелю. Сам за Кузьмой беги и смерть у него воруй.
– Что-о-о-о? – Кощей завыл как сирена. – Да я тебя в темнице сгною, в порошок тебя сотру, в жабу тебя превращу. Тогда будешь на болоте квакать и свой гонор пиявкам показывать.
– Ой, – спохватилась Марьянка. Она бухнулась на колени и затараторила:
– Простите, простите, беру свои слова обратно. Да я для вас всё что угодно добуду и совершенно бесплатно. Я всё сделаю так, как вы пожелаете. Как пожелаете…
– То-то же! Ступай, да смотри не болтай лишнего. Я всё вижу, всё знаю. Если что против меня задумаешь, сразу в жабу превратишься.
– Не надо в жабу, Ваше Величество, – захныкала Марьянка. – Я буду хорошей. Я вас не обману.
Марьянка умчалась быстрее ветра, а Кощей пошел в свои кладовые чахнуть над златом-серебром.

Тем временем Кузьма прибежал к дому Бабы Яги и всё-всё ей рассказал.
– Опять Кощей над нами верх одержал, – огорчилась Баба Яга. – Надо скорее твою Марьянку спасать. Нельзя её в беде оставлять. Собирайся, Кузьма, полетим смерть Кощея добывать.
– На чем же мы полетим? – поинтересовался Кузьма.
– Разве ты забыл, что я первая пиротехничка? – рассмеялась Баба Яга. – Вот мы сейчас с тобой возьмем…
– Бабуля, я больше взрываться не желаю, – Кузьма замахал руками.
– Да что ты так разволновался, касатик? Я и не собиралась тебя взрывать. Ты вот меня не дослушал и надумал ни весть что. А я сказать собиралась, что мы сейчас возьмем… – Баба Яга замолчала, хитро прищурилась, а потом радостно выпалила: – Ме-те-лоч-ку мою драгоценную и в полет отправимся. Уяснил теперь?
– Уяснил. Полетим на метелочке, а не на ракете, – Кузьма улыбнулся.
Баба Яга достала из-за печки свою заветную метелочку, стряхнула с нее вековую пыль и велела Кузьме на метелочку садиться да покрепче держаться. Понеслись они над горами, долами да синими морями прямо в царство Змея Горыныча.
Пока летели, Баба Яга объяснила Кузьме, что Горыныч от добрых и ласковых слов ручным становится, покладистым. Грубиянов же и забияк огнем испепеляет, а пепел потом по ветру развеивает. Поэтому в царстве Горыныча вежливые, внимательные и добрые люди живут.
– Я с тобою, Кузьма, к Горынычу не пойду. Мне он смерть Кощееву ни за что не отдаст, – проговорила Баба Яга, когда они прибыли в царство Змея Горыныча. – Я тебя здесь, в лесочке, дожидаться буду. Иди, только про то, что я тебе говорила, не забудь. Будь добрым и внимательным, не сердись, голос не повышай.
Отправился Кузьма в город. Накупил на базаре сладостей и к Горынычу пришел. Низко поклонился, поздоровался, привет от царя Кощея передал.
А у самого сердце от страха колотится, как у зайчишки. Уж больно страшный вид у Змея Горыныча. Три громадные головы на толстенных шеях в разные стороны глядят, огнем-пламенем пыхают, того и гляди испепелят. На каждой голове по три глаза, да по три изогнутых рога. А как поднялся Змей Горыныч, так Кузьма совсем себя малым муравьишкой почувствовал перед грозным девятилапым великаном.
– Ну, – подумал Кузьма, – вот и смерть моя пришла. Прощай, родная земля, прощай, Марьянка.
А Змей Горыныч стукнул об пол толстым хвостом и превратился в простого мужичка в лаптях да холщовой рубахе. Улыбнулся мужичок и говорит:
– За добрые слова, спасибо тебе, кузнец Кузьма. Пойдем в мою светелку беседы беседовать, да чаи гонять.
Привел мужичок Кузьму в светелку, а там уже самовар пыхтит, гостей поджидает. Уселись они за стол и так целый день у самовара провели. А к вечеру забеспокоился Кузьма.
– Прости, – говорит, – меня, хозяин добрый, но пора мне в путь дорогу собираться. Мне же невесту Марьянку из беды выручать надо.
– Хорошее дело, доброе, – похвалил Кузьму мужичок.
– Помощь мне твоя нужна, Горыныч. Отдай мне смерть Кощея, – взмолился Кузьма и даже на колени упал.
– Зачем же тебе, мил человек, смерть Кощея понадобилась? – спросил мужичок.
– Велел мне Кощей смерть его найти и через три дня принести её во дворец. Если я его приказ не выполню, то он Марьянке голову отрубит.
Топнул мужичок ногой, превратился в Змея трехголового и заревел грозным голосом:
– Вот оно что? Опять братец злобствовать начал, да людские души губить. Поклялся я, что никому смерть его не отдам, а он поклялся больше злые дела не делать. Первым поклялся, первым клятву и нарушил. Значит, мы с ним квиты. Вот тебе, кузнец Кузьма, Кощеева смерть. Беги, спасай свою невесту.
Распрощался кузнец со змеем и помчался к тому месту, где его Баба Яга дожидалась. Уселись они на метлу и полетели над горами, долами, да синими морями. Вот уже и дворец Кощея показался. Да тут что-то с метлой случилось, начала она скорость терять и из рук вырываться.
Не удержался Кузьма, свалился на землю. Лежит не дышит.
А тем временем Марьянка на пеньке сидела, слезы проливала:
– Куда этот противный кузнец пропал, не под землю же он провалился. Ищу его второй день, а найти не могу. Никто его не видел, никто о нем ничего не слышал. Ой, ей, ей…
Услышала Марьянка странный шум, голову подняла. Видит, Кузьма с неба летит. Обрадовалась, слезы вытерла: «Нашелся, голубчик!» и побежала к тому месту, куда он упал. Подкралась она к Кузьме, схватила коробочку, которая у него из-за пазухи торчала, открыла и внутрь заглянула.
– Сейчас посмотрим, какая она – смерть Кощея…
Увидев странную кость в виде рогатки, Марьянка фыркнула:
– Неужели это и есть смерть Кощея? Я-то думала, что она из чистого золота, а она кость обыкновенная. Тьфу.
Забрала Марьянка кость, а пустую коробочку обратно Кузьме за пазуху сунула.
– Это тебе от меня подарочек, милый, – засмеялась и во дворец побежала.
А Баба Яга метлу усмирила, благополучную посадку совершила и к Кузьме на помощь поспешила. Глядь, а Кузьма не дышит. Заплакала тут Баба Яга, закричала, запричитала:
– Ой, да на кого ж ты нас оставил? Ой, да зачем же ты нас покинул? Ой, да кто ж нас спасет-защитит теперича?
Услышали Леший с Кикиморой, что дочка плачет, вышли из чащи.
– Что стряслось, Василисушка?
– Да вот пропал человек по моей вине, – всхлипнула Баба Яга. – Оживить бы его надо. Помогите, добудьте живой воды.
– Зачем это мы будем человеку помогать? – строго спросил Леший. – Мы что зря триста лет старались людей изводили, чтобы теперь на них живую воду тратить? Брось убиваться, дочка, из-за простого…
– Да не простой он, папенька, не простой, – заголосила Баба Яга. – Чует мое сердце, что он и есть наш спаситель! Помните, что Кощей сказал:
Заклинание разрушит тот,
Кто не заложит душу
Ни за злато, ни за власть,
Ни за то, чтоб кушать всласть!

– Ты действительно веришь, что этот кузнец откажется от власти, денег, славы и удовольствий, чтобы нас спасти? – вытаращила глаза Кикимора. – Я лично в этом очень сильно сомневаюсь. Не первый год спасителя ждем, а триста первый! Никто за это время от соблазнов не отказался.
– А Кузьма откажется. Я верю, верю, верю, что он именно тот, кто нам нужен! – топнула Баба Яга костяной ногой.
– Ладно, Леший, доставай воду, – приказала Кикимора.
Прыснул Леший на Кузьму живой водой. Зашевелился Кузьма, застонал.
– Вставай, Кузьма, тебе во дворец надо до темноты успеть, – начала его тормошить Баба Яга.
– Не беспокойся, бабуля, успею, – улыбнулся Кузьма. – У меня хоть в голове и трезвон стоит от падения, и звездочки перед глазами блестят, но дорогу во дворец я и с закрытыми глазами отыщу.
– Желаю тебе удачи, касатик, – Баба Яга помахала ему и скупую слезу вытерла.
– Сломается твой Кузьма, не устоит против соблазнов, – закряхтел Леший.
– Не сломается, – цыкнула на него Баба Яга.

ЕЛЕНА ФЕДОРОВА «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПЕТРУШКИ»
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments