germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

юный и старый рыцарь; шлемы наголову; бегут собаки; король Оттокар навсегда! (Моравское поле, 1278)

- …слава Пресвятой Деве! – промолвил Зеебергец охрипшим голосом. – Я не дал бы больше ни гроша за нашу жизнь. Слава Пресвятой Деве!
(- завершалась битва на Моравском поле меж богемским [чешским] королем Оттокаром Пржемыслом - и Рудольфом Габсбургом. - germiones_muzh.)
Вок Витигонец уставился глазами в лицо старика и не сказал ни слова. Пан Мартин сидел в седле с открытой головой. Его глаза горели в своих глубоких впадинах. Лицо было бледно, словно подернуто прикосновением смерти. Широкими струями текла кровь по лбу и по щекам, капая на искромсанную белоснежную одежду, на рваную попону уставшего коня, на разбитый щит и его черные кружкИ (- герб. - germiones_muzh.). Высоко выпрямившись, сидел старый пан Мартин, словно гордая статуя в ее серой красоте.
- То был горячий набег! – шептал он с передышкой. – Прорвался вплотную я, вон туда… как раз вовремя… Ан и этот путь закрыт… В конце концов, пан Вок, мы пришли… из Крумменау. А я сам… я поскакал назад: ведь я уж не доверял ни одному гонцу. И видел я собственными глазами… Собака Милота потянулся оттуда, со всеми своими отрядами, на полночь (- на север. – germiones_muzh.). Когда закатится солнце, поляжем мы на жнивье, верьте мне… Свершилось злое дело… за старые грехи… Незримо, долгие годы крадется за тобой возмездие и вдруг… вскочит тебе на шею… Сам я был там, когда тринадцать лет тому назад король замучил Бенеша, хотя его вина не была доказана. А вот теперь брат, Милота, подал ему старый счет… И нынче придется уплатить еще много таких счетов на этом поле. Но… Господь да благословит короля!
- Вы тяжело ранены? – спросил наконец Вок.
- Не стоит говорить! – отвечал старик, поворачивая коня и всматриваясь вдаль. – Они сбили мне шлем с головы… крышу проломили. Смотрите, пан! Вон римские (- войска Рудольфа, ставшего императором Священной Римской империи германской нации. – germiones_muzh.) собираются для последнего удара… За нами катится Марх (- река Морава, отходить некуда. – germiones_muzh.)… На закате и с полуночи душат, разят куманы среди богемских отрядов (- половецкие стрелки, приведенные венгерским королем Ласло, союзником Рудольфа. – germiones_muzh.). Они преграждают нам дорогу… Стало быть…
- Вперед – и умрем! – отвечал Вок.
- Да, умрем… Господи, помилуй нас, бедных грешников! – бормотал пан Мартин Зеебергец.
- Шлемы на голову (- клич перед рыцарской атакой. – germiones_muzh.)! – скомандовали военачальники и поскакали прочь от короля. Вок надвинул шлем и прикрепил подвязки.
- Не помочь ли вам? – спросил он Зеебергца.
- Скачите без шлема! – отвечал старик, злобно улыбаясь.
- Шлемы на голову! – скомандовали опять военачальники. – Стройся!
Вок обернулся. По всадникам пронеслось движение, и оно передалось пехотинцам. Вок видел, как построились дружины. Он слышал громкий голос:
- Прорубайтесь! Все потеряно!
Встрепенулся и Зеебергец. Он пустил своего коня в самую густую толпу с криком:
- Сюда! Все чисто богемское сюда!
- Будвейс и Прага! – восклицал Вок.
- Мы исполнили свой долг: теперь всякий спасай свою жизнь! – раздалось из глубины отряда.
- Собака Ратмир! – крикнул Зеебергец, подъезжая еще ближе к бойцам. – Чем только ни дарил тебя король, а ты теперь в его беде думаешь о своем спасении.
- Зеебергец прав: защищайте короля! – воскликнул один из отряда и бросился вперед.
- Король бежит с нами, прикроем его! – закричал тот, кого Зеебергец назвал Ратмиром. – Путь на полночь открыт. Валяйте!
- Бегите, бегите! – завопили дюжины две голосов.
- Путь не свободен: я сам пробился оттуда с большим трудом! – крикнул Зеебергец. – Только трусы поворачивают коней!
- Бегите, бегите, бегите! – разносилось по рядам всадников, а от них – и к пехотинцам. – Бегите, бегите!
Всадники повернулись. Отряды скучились в могучий клин, а пехотинцы показали тыл…
Старик вскипел и выпалил:
- Будь проклят, кто бежит! Бегут собаки, собаки! У кого сердце в груди, тот оставайся при короле!
Десяток панцирников остался и сомкнулся, бряцая оружием.
- Король Оттокар неизменно! – воскликнул Зеебергец.
- Неизменно! (- allezeit! Я перевелбы: навсегда! - germiones_muzh.) – глухо отвечали ему из шлемов.
Они поскакали под штурмовым знаменем и построились подле короля. А он, как во сне, провожал беглецов мрачным взором.
- Государь! – сказал Зеебергец, опуская копье. – Пан король, мы готовы! Там враг, а кругом все пути заложены. Приказывайте!
Государь Оттокар поднял глаза к сияющему небу, двигая губами, как на молитве. Солнце играло в его золотых кудрях. Тихо сидели всадники.
- Разорвите знамя на клочки и спасите его! – приказал король громким голосом. – А вам, всем вам спасибо за верность. Мне никогда не вознаградить вас: да вознаградит вас Господь!
Шумно спустилось штурмовое знамя с древка. Вок поймал большое шелковое полотнище, отрезал мечом бечевки и разорвал его на клочки. Молча придвинулись рыцари, и каждый обмотал себе руку куском.
Король надвинул шлем на голову. Зеебергец прикрепил ему подвязки, и крупные капли пали из его глаз на покрытые кровью щеки. Король пустил коня. Молча двинулись за ним и остальные. У его стремян скакали старик с открытой головой, и Витигонец.
Римский отряд подошел через поля. Король Оттокар опустил копье и поскакал впереди своих.
- Одиннадцать против сотни! – крикнул Зеебергец. – Тем скорее кончится!
С грохотом бросился десяток за королем. И опять сшиблись оба вала.
Солнце касалось гряды холмов, ложась на них большим огненным шаром. Его лучи охватывали поля словно языками пламени. Розовое дыхание пронеслось по светлому пару вечернего неба. В нем плавали голубоватые облачка с золотистыми краями. Над ними расстилались блестящие полосы туч на зеленом фоне. Ярко-голубое небо стояло огромным колоколом над полем битвы… Долго ли, коротко ли тянулись крики и шум, треск и удары, топот и стоны, но вот боевой меч хруснул о белый череп Зеебергца, а король стремглав свалился с коня и был раздавлен копытами. Палица со свистом опустилась на задребезжавший шлем Витигонца.
Да, живо кончилось, пан Мартин! От солнца оставался лишь кровяной кусочек, оно задрожало последним лучом. И свершилось: шар совсем упал…

АВГУСТ ШПЕРЛЬ «СЫНОВЬЯ БУДИВОЯ»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments