germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

УЧЕНИК ВОЛШЕБНИКА (СССР, 1950-е). - IV серия

Глава 7. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С МОГУЩЕСТВЕННЫМ ДЖИННОМ. И ГЛАВНОЕ: УДИВИТЕЛЬНОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ ВОЛШЕБНИКА АЛЕШИ
когда дверь внезапно исчезла — не то провалилась сквозь пол, не то растворилась в воздухе, — Вася Вертушинкин от неожиданности чуть было не упал на большого полосатого кота, оказавшегося как раз за исчезнувшей дверью.
На какого-то там мышонка Вася, естественно, в этот момент не обратил ни малейшего внимания.
Чтобы не отдавить коту лапу или хвост, Вася Вертушинкин невольно сделал большой шаг, переступил через кота и очутился в передней.
— Вася, дорогой, пушистенький Вася, до чего же я рад тебя видеть! — послышался позади него растроганный, дрожащий от волнения голос.
Вася Вертушинкин стремительно обернулся. Да, эти слова произнес полосатый кот. Сомневаться не приходилось. Ведь в передней, кроме этого кота, никого не было.
Вася, конечно, удивился. Но все-таки не очень. Он и ожидал все время чего-то такого, невероятного. И может быть, это совершенно обычное дело, так сказать в порядке вещей, что двери в квартире у волшебника сами собой исчезают, а коты разговаривают.
Вася огляделся по сторонам.
— А где, вы не знаете, где дядя Алеша? — немного заикаясь, спросил он.
— Дядя Алеша?.. — Глаза у кота беспокойно забегали. — Дядя Алеша? Гм!.. Ах да, конечно! Да ведь такое дело, видишь ли… Как тебе объяснить? Вообще-то все очень просто, как молоко. Так вот. Понимаешь… Дело в том, что он как раз и есть я. То есть я хочу сказать: я как раз и есть он. То есть мы вместе и есть как раз одно. Ну, в общем, волшебник Алеша — это я!
— Вы?! — Вот тут Вася Вертушинкин действительно по-настоящему удивился.
— А что такого? Пхи! — небрежно сказал кот. Но по всему было видно, что ему неприятно и это Васино удивление, и это его восклицание. — Ничего особенного. А в кота я просто так превратился, ну, для разнообразия жизни. Мы, великие волшебники, между прочим, если хочешь знать, каждый день кого-нибудь в кого-нибудь превращаем или сами превращаемся. Такая уж у нас работенка. Да.
Кот с важным видом махнул хвостом, пошел из передней. С порога он обернулся и поманил лапкой Васю за собой.
Вася, чувствуя, что ноги у него какие-то мягкие, ватные, вошел в комнату. Почти без сил плюхнулся на табурет, на котором он уже сидел сегодня утром.
Кот преспокойно расположился в кресле за столом, лапы сложил на сером животе.
— Не веришь? — как-то печально, с упреком протянул кот, глядя на Васю.
— Не знаю, — замялся Вася Вертушинкин.
Ну с чего бы это волшебнику Алеше и вдруг в кота превращаться? Зачем? Несолидно как-то. Ну, в дракона, во что-нибудь такое огнедышащее… А то…
Друзья мои, если бы Вася Вертушинкин не был бы так удивлен и растерян, вполне возможно, он обратил бы внимание на пустую рамочку, чуть криво висящую на гвозде. Он увидел бы нарисованный старинный ключ и, главное, чистый лист бумаги. Тогда, вероятно, он о многом бы сразу догадался.
Но, к сожалению, Вася Вертушинкин не обратил на все это внимания, так что и говорить не о чем.
— Значит, так… — вздохнул кот, поудобнее устраиваясь в кресле. — Обидно, конечно. Если бы это был не ты, а кто-нибудь другой, кто осмелился бы… — Тут глаза кота стали нестерпимо зелеными. — Ну что ж, я тебе докажу свое могущество. Придется. Достань-ка с полки вон ту голубую штуковину, я что-то подзабыл, как она называется…
И кот лапой указал на термос с белой пластмассовой крышкой.
Вася встал на цыпочки и достал с полки голубой термос. Сбоку на термосе были начертаны какие-то непонятные не то буквы, не то знаки.
— Давай, давай, открывай эту кастрюльку! — негромко сказал кот, а сам весь почему-то съежился, прямо-таки втиснулся в угол кресла.
Вася Вертушинкин отвинтил белую крышку, вытянул пробку… и тут произошло нечто совершенно невероятное.
Из горлышка термоса посыпались колючие искры.
Раздался нарастающий грохот, повалил жаркий, душный дым.
Васю словно бы воздушной волной отбросило в дальний угол комнаты. Кот мигом взлетел на спинку кресла и стал похож на пушистый шипящий шар.
Дым из термоса повалил еще сильнее и, достигнув потолка, постепенно сгустился, превратившись в огромного джинна в полосатой чалме, с кудлатой бородой и волосами.
— Что прикажешь, о повелитель? — прогремел джинн, но, приглядевшись к коту, с шипением распластавшемуся на спинке кресла, взревел от негодования: — Какой же ты «о повелитель»?! Ты же всего-навсего…
Но кот уже успел прийти в себя.
— Минуточку, минуточку, — с необыкновенным самообладанием воскликнул он, — подождите, пожалуйста! Заклинание пятьсот тридцать второе. Как оно там? Неужели запамятовал? А, вспомнил!
И кот быстро затараторил:
Великан или малыш,
Ты стоишь или летишь,
Ты молчишь или гремишь,
Превращайся сразу в мышь!

И в ту же секунду джинн исчез, будто его и не бывало. По полу испуганными кругами забегала серая мышь с полосатой чалмой между маленькими круглыми ушами.
Тут с котом произошла мгновенная перемена. Глаза его жестко блеснули. Он выпустил когти и коршуном перелетел через стол.
Но мышь, проявив отчаянную резвость, скользнула под этажерку. Потом хвостатым шариком покатилась под шкаф. Метнулась вправо, влево и, чуть было не угодив в коварные когти кота, ловко нырнула назад в термос.
В пылу охоты кот подскочил к термосу и сунул туда лапу, стараясь нашарить на дне ускользнувшую добычу.
Но, видимо, эта мышь все-таки была не совсем обычной мышью, потому что кот вдруг с отчаянным воплем выдернул лапу и принялся ее лизать. Запахло паленой шерстью.
— Ну, что стоишь? Заткни его пробкой скорей! Да потуже! — торопливо прикрикнул на Васю кот. Он бурно дышал, бока его вздымались. — Ну что, убедился? Проверочку захотел устроить? Ха-ха!..
— Да… — только и мог вымолвить Вася Вертушинкин.
Что уж тут. Дело ясное. Такое по плечу только настоящему волшебнику. Последние сомнения рассеялись.
Вася Вертушинкин не без робости, как-то боком приблизился к термосу, держа пробку в вытянутой руке. Раз!.. Он быстро заткнул термос и поспешно завинтил крышку.
Потом осторожно взял термос, невольно про себя удивившись: «Совсем легкий… Такой большущий джинн, а как будто ничего не весит…» — и скорей поставил термос обратно на полку.
— Вот теперь мы заживем, — с удовлетворением сказал кот. — Увидишь, теперь все у нас будет мур-мур! Ты просто не представляешь, как мне хочется тебе помочь. Ты меня нарисо… В общем, я для тебя все сделаю! Все!
— Дядя волш… — начал было Вася Вертушинкин и остановился. Было как-то странно звать волшебника «дядя», когда он превратился в кота.
Кот тут же понял причину его замешательства.
— Зови меня просто Вась… Гм… ну, просто Алеша, — снисходительно предложил он. — И можешь мне «ты» говорить по-свойски. Нечего церемонии разводить. Я люблю, чтоб все было просто, по-товарищески. Хочешь, за ухом меня почеши, мне это только приятно будет.
Почесать волшебника Алешу за ухом?!
Вася Вертушинкин мучительно покраснел.
Никогда в жизни он не попадал в такое нелепое положение. Это было настолько странно, невозможно…
Вот вам, например, приходилось хоть раз в жизни чесать за ухом кого-нибудь из ваших взрослых знакомых? Ну, там друзей папы и мамы… Да что тут спрашивать, я и так знаю, что нет!
Но кот, то есть волшебник Алеша, уже вытянул шею, наклонил голову и заранее с блаженным видом зажмурил глаза.
Вася Вертушинкин, с трудом согнув палец, словно он был деревянный, осторожно почесал волшебника Алешу за ухом, и тот трескуче и громко замурлыкал.
Ох, хоть бы уж не мурлыкал!
— Дяденька волшебник… — не выдержал Вася Вертушинкин. Он все равно решил звать его так, хотя на месте волшебника Алеши он бы ни за что не стал превращаться в какого-то кота.
— Читаю твои мысли, — кот приоткрыл пронзительные лукавые глаза. — Ты сегодня же войдешь в клетки к хищникам, и они, клянусь акварельными красками, покорные, как божьи коровки, будут лизать следы твоих ног. Все. Меньше слов. Мы сейчас же отправляемся в зоопарк. И все будет у нас мур-мур!
У Васи Вертушинкина словно камень с души свалился. Ну и пусть волшебник Алеша в кота превратился. Ему виднее. Может, опыт какой-нибудь или волшебная научная работа. Главное, он обещал помочь и поможет.
Кот, а за ним Вася Вертушинкин вышли из квартиры.
Им даже дверь не пришлось открывать, поскольку она, как вы, наверно, помните, таинственно и бесследно исчезла.
Вася оглянулся. С лестницы хорошо была видна передняя и дальше комната дяди Алеши, его письменный стол, кресло, детские рисунки на стене и даже стакан с крепким остывшим чаем. Этот стакан чая и ложечка, сиротливо торчащая из него, почему-то заставили Васю Вертушинкина остановиться.
— Мы так и пойдем, дяденька волшебник? — неуверенно спросил Вася. — А… дверь?
— Какая дверь? Ах, дверь… — Кот небрежно махнул лапой. — Хорошенькое дело! Не буду же я за ней гоняться по всей квартире! За кого, собственно, ты меня принимаешь? К тому же она, кажется, под шкаф забежала. А может быть, уже давно какую-нибудь нору себе нашла… Ну, что же ты стоишь? Пошли!

Глава 8. ЗНАКОМСТВО С РЫЖЕЙ МУРКОЙ. И ГЛАВНОЕ: ВСЕ МОГЛО БЫ БЫТЬ ИНАЧЕ, НЕ ОПОЗДАЙ ВОЛШЕБНИК АЛЕША НА ПЯТЬ МИНУТ
Итак, Вася Вертушинкин и кот Васька вышли на залитый солнцем, пахнущий теплым размякшим асфальтом двор. Ах, двор! Даже само слово было для кота Васьки какое-то совсем особенное, манящее, вольное.
Да, на этом дворе он будет жить, резвиться. А по вечерам смирненько лежать, свернувшись клубком, рядом со своим пушистым Васей на сваленных за сараем старых, гладких, словно отлакированных, бревнах.
Особенно понравилась коту Ваське железная витая решетка вокруг двора. Отличная решетка! Любой кот пролезет сквозь нее легко, пролетит, можно сказать, как птичка. А вот собаке ни за что не пролезть!
Впрочем, извините, какие собаки? О чем вы говорите, что вы имеете в виду?
Кот Васька не выдержал и самодовольно усмехнулся в усы.
С собаками покончено. И не только здесь, а повсюду, где только ступала кошачья лапа. Это решено.
Нет больше собачьего племени. Мыши они серенькие, и больше никто.
Конечно, собаки еще не знают об этом. Но ничего, скоро узнают. Пусть себе потявкают напоследок. Сейчас не до них.
Вдруг кот Васька остановился. Прямо-таки замер на трех лапах, так и не успев поставить на землю четвертую.
Он увидел на старых, седых от времени бревнах рыжую кошку Мурку.
Где, где найти кошачьи слова, чтобы описать ее?
Это было что-то неземное, воздушное. Кот Васька даже подумал, что такие кошки могут жить только на облаках. Потому что сама она была похожа на маленькое пушистое облачко, освещенное солнцем. Лучи солнца, казалось, пронизывали ее насквозь, ветер раздувал золотистый хвост.
Кошка Мурка плавно, как балерина, соскочила с бревен и исчезла.
— Минутку, я сейчас, — шепнул Васе кот Васька и перелетел через груду бревен. Робко и неуверенно подошел он к пушистой красавице.
Кошка Мурка жеманно сощурила глаза и сделала вид, что ее ничто не интересует, кроме жука с жесткой спинкой, который в это время торопливо подбирался к бревнам. Этот жук был старый городской житель, привыкший к асфальту, к кирпичам. И все-таки он решил остаток своей жизни провести где-нибудь на природе, хотя бы под старыми бревнами, в тиши и уединении.
Кошка Мурка равнодушно и властно положила лапу на блестящую жесткую спинку жука, притиснула его к земле.
— Может, вместе мышей половим? — любезно предложил ей кот Васька. — Меня, между прочим, кот Васька зовут.
Ну почему, почему пушистый Вертушинкин не пририсовал ему еще шляпу с перьями, раз уж сел рисовать? Ну что ему стоило?
С какой отчаянной лихостью он сейчас сорвал бы с головы шляпу и, грациозно поклонившись, провел перьями по земле, прямо по тени кошки Мурки, по самой прекрасной тени с двумя треугольными ушками.
— Какие тут мыши, смеетесь, незнакомец? Машины, гаражи, бензин, — басом сказала кошка Мурка.
Голос у нее неожиданно был хриплый, низкий.
— Сливки сегодня выпила прямо из холодильника… — объяснила кошка Мурка. — Простыла, наверно…
Она с деланным равнодушием зевнула и снова посмотрела на жука, который старательно царапал асфальт всеми своими шестью лапками в напрасном усилии освободиться.
— Дела, знаете ли, заели, — торопливо сказал кот Васька, — но я с ними быстренько справлюсь, и все будет мур-мур. В три часа буду здесь. Отличная пушистая мысль, вы не находите? Вам удобно в три?
— Посмотрим… Может быть… не знаю… — Мурка сощурила сверкающие глаза.
— Клянусь акварельными красками, которыми меня… в общем, это не важно, не важно… — заторопился кот Васька. — Но я обещаю, что весь двор вокруг вас будет усыпан, просто покрыт мышами, и все они будут у ваших ног.
Уверяю вас, кошки тоже могут иногда открыть рот от изумления. Только это бывает так редко, в таких исключительных случаях, что до сих пор никому из людей не посчастливилось это наблюдать.
Но сейчас кошка Мурка не только открыла рот, но даже выпустила жука с жесткими крыльями, придавленного лапой. Жук благополучно добрался до бревен и нашел там удобную щель, весьма разумно, даже мудро рассуждая, насколько лучше надежная крыша над головой, чем кошачья лапа.
Тем временем по другую сторону бревен тоже произошли не менее важные события.
Вася Вертушинкин увидел Катю.
А Катя, в свою очередь, увидела Вертушинкина и поспешила к нему через двор, так быстро крутя прыгалки, что вокруг нее в воздухе появился прозрачный невесомый круг.
Меньше всего Вася Вертушинкин сейчас хотел встретиться с Катей.
И вовсе не потому, что он к ней плохо относился.
Совсем нет. Вовсе нет.
Он даже простил ей, что она круглая отличница.
Давно уж простил, махнул рукой на это. Вот если мальчишка круглый отличник, так даже непонятно, о чем с ним разговаривать. А если девчонка как-нибудь можно и потерпеть. Что с них возьмешь, с девчонок-то?
Но сейчас Вася Вертушинкин вовсе не обрадовался Кате. И все потому, что сейчас он был не один, а с волшебником Алешей.
А главное, дядя Алеша зачем-то превратился в кота. От этого все так запуталось, и было уже совсем непонятно, что же теперь делать?
Ну, например, объяснить Кате или нет, что на самом деле это вовсе не кот, а волшебник Алеша? Ведь все-таки дядя Алеша взрослый человек, и нельзя же с ним обращаться, как с обычным котом. Он же может обидеться, если его, допустим, кто-нибудь возьмет и дернет за хвост, даже в шутку. Обязательно обидится.
Непременно обидится.
А с другой стороны, дядя Алеша, может быть, вовсе и не хочет, чтобы его тайна была раскрыта, пусть, дескать, думают, это простой кот. Ну как тут быть?
— А, Вертушинкин! — весело и беспечно сказала Катя.
— А, Вертушинкин! — насмешливо, даже ехидно, как показалось Васе, сказал Сашка Междупрочим, появляясь из-за Кати. — А между прочим, зоопарк-то открывается завтра!
— Между прочим, я это знаю, — зло сказал Вася Вертушинкин.
— Вот что, ребята, не махнуть ли нам сейчас прямо туда? — с улыбочкой предложил Сашка Междупрочим. — Чего откладывать? Ты в какую-нибудь клеточку войдешь, ну там ко льву или к пантерам. Ну, в общем, по собственному желанию. А мы поглядим.
— Так нас же туда не пустят, — с надеждой сказал Вася Вертушинкин.
— Не пустят, — кивнула головой Катя.
— А я, между прочим, знаю, где в заборе одна доска еле держится. Там гвоздь расшатался, — безжалостно сказал Сашка. — Очень даже легко пролезть.
Катя посмотрела на Васю Вертушинкина с сочувствием, со страхом, с доверием и еще… чего только не выражали ее глаза! Нет, пожалуй, не будь она круглая отличница, лучше ее девчонки не сыщешь на всем белом свете.
— Пошли! — сурово сказал Вася Вертушинкин.
— Мяу! — негромко окликнул его кто-то.
Вася Вертушинкин невольно втянул голову в плечи.
Так и есть. В двух шагах от него на бревнах стоял кот, или, как его назвать точнее, волшебник Алеша, превратившийся в кота.
Волшебник Алеша соскочил с бревен и принялся тереться о ноги Васи Вертушинкина, при этом еще и мурлыча, так спокойненько, по-домашнему.
Вася Вертушинкин поспешно подхватил волшебника Алешу на руки.
— Ты с котом пойдешь? — вытаращил глаза Сашка Междупрочим.
— А тебе какое дело? — огрызнулся Вася Вертушинкин. — Тебя не спросил.
— Бедный! У него ушко больное, — с жалостью сказала Катя.
Друзья мои, конечно, нисколько не сомневаюсь, любой из вас не раз в своей жизни держал на руках кота.
Не раз, и не два, и даже не десять раз, а гораздо больше.
И держать кота, как вы знаете, можно по-разному.
Можно, например, подхватить его под живот, можно перевернуть кверху лапками, поддерживая при этом под спину. А можно просто-напросто ухватить за шиворот, чего обычно терпеть не могут все представители кошачьего племени от мала до велика.
Но скажите на милость, как прикажете держать кота, если вы отлично знаете, что это вовсе не кот, а настоящий волшебник? Что? Молчите? В том-то и дело, что этого никто не знает.
Вася Вертушинкин, с одной стороны, боялся уронить волшебника Алешу, а вместе с тем боялся прижать его к себе чересчур крепко, чтобы как-нибудь случайно не сделать ему больно.
Поэтому, пока он дошел до угла, руки у него прямо-таки онемели от напряжения.
И вот, друзья мои, как это нередко случается в жизни, только успели ребята завернуть за угол, как в конце переулка показался волшебник Алеша.
Он шел не спеша, негромко насвистывая детскую колыбельную песенку.
Тугая шелковая подкладка его плаща приятно поскрипывала при каждом движении.
Если бы волшебник Алеша шел чуть быстрее или если бы у него по дороге не развязался шнурок на правом ботинке, а шнурок, как нарочно, был скользкий, шелковый и никак не хотел завязываться, то Вася Вертушинкин и волшебник Алеша непременно бы столкнулись в воротах нос к носу.
Да, теперь вы сами видите, что от этих маленьких «если» зависит в жизни очень многое!..

СОФЬЯ ПРОКОФЬЕВА (1928)
Tags: Повелитель Волшебных Ключей
Subscribe

  • агенты Ябеды-Корябеды vs Мурзилка (моё детство, СССР)

    был тихий вечер. Тихий и задумчивый. «Почему-то настроение у меня сегодня какое-то… — хмурился вечер, — будто что-то должно…

  • (no subject)

    не надувай щёки - и несдуешься.

  • перебег (1564)

    ...и он тронул из леса к замку, а остальные с опаской — за ним. Он улыбался сдержанно, ноздри втягивали запах напоенного водой поля, навозной прели,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments