germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

УЧЕНИК ВОЛШЕБНИКА (СССР, 1950-е). - III серия

Глава 5. НЕОБЫКНОВЕННОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ ВХОДНОЙ ДВЕРИ. И ГЛАВНОЕ: САМЫЙ-САМЫЙ-САМЫЙ ВЕЛИКИЙ ВОЛШЕБНИК
итак, кот Васька остался один.
Он прошелся по комнате, с удовольствием ощущая, какие у него мягкие и гибкие лапы.
Оглядел себя через плечо и остался очень доволен.
Особенно ему понравился свой собственный хвост.
Право, до чего же мил! Сколько в нем наивности и обаяния, в этом хвосте!
«Нет, правда, гораздо приятнее быть ожившим котом, чем просто нарисованным. Висеть на стенке, вот скучища! — подумал он. — Конечно, кто этого сам не испытал, тому не понять».
Кот Васька лапой приоткрыл дверцу буфета. Он даже сам не знал, для чего он это сделал. Просто лапа сама потянула дверцу, и все, а глаза быстро обежали все полки.
Ага! Какая-то банка. Написано: «Сгущенное молоко».
Кот Васька не имел ни малейшего представления, что такое сгущенное молоко. Но слово «молоко» почему-то звучало так заманчиво, так сладостно.
Кот Васька не утерпел и лизнул языком белую, тугую, немного засахарившуюся пленку. (- сгущенка и в 1950-х продавалась в жестяных банках №7. Отсюда вывод: банка была уже открыта. Иначе бы Васька с ней не справился. - germiones_muzh.) Ничего не скажешь, отличная вещь! Прямо-таки самая подходящая еда для только что ожившего кота.
Густое молоко облепило усы. Кот Васька с удовольствием дочиста вылизал банку.
Вы только подумайте, ведь он поел первый раз в жизни! Если к тому же учесть, что Вася Вертушинкин нарисовал его еще в прошлом году, то…
После сгущенного молока коту Ваське неудержимо захотелось облизываться, мыть лапой за ухом, подремать на солнышке и пофилософствовать. Мысли приходили на ум все такие сладкие, длинные и тягучие.
Кот Васька решил немного подремать, но глаза никак не хотели закрываться. Просто не слушались его, и все. Они упрямо смотрели все время на Волшебную Энциклопедию.
Кот Васька наконец не выдержал и прыгнул на стол. Он сел спиной к волшебным книгам, но голова его как-то сама собой повернулась, и он опять стал смотреть на темные и пропыленные старинные переплеты.
«Ну вот я подошел поближе, и никакой беды не случилось, — сам себе сказал кот Васька. — Ровно никакой. А может, потрогать волшебную книгу? Нет, ни за что!.. Ну хотя бы ту, которая сверху. Разве уж одним коготком только…»
Кот Васька осторожно тронул волшебную книгу и тут же отдернул лапу.
«Ну вот, я ее потрогал, и опять ничего не случилось. Ровно ничего. А может, открыть ее? Ну нет! Ни за что! Или разве уж открыть, а потом сразу и закрыть?..»
Кот Васька весь взъерошился, напружинился, готовясь тут же соскочить со стола при малейшей опасности.
Дрожащей лапой открыл волшебную книгу.
Не дыша, перевернул одну страницу, другую и вдруг увидел нечто такое, что заставило его чуткие уши встать домиками, а зеленые глаза разгореться еще ярче.
На странице волшебной книги… нет, вы просто не поверите, кот Васька увидел нарисованную мышь. Причем вовсе не волшебную, а самую обычную, маленькую, серую, с потрясающим длинным голым хвостом.
Под рисунком было написано: «Заклинание пятьсот тридцать второе. Как превратить в мышь любое неживое вещество и любое живое существо».
— Вот это да! — тихонько ахнул кот Васька. Ему даже стало жарко. — Мяу, как интересно!
Кот Васька медленно прочел, водя лапой по строчкам:
Великан или малыш,
Ты бежишь или стоишь,
Говоришь или молчишь,
Превращайся сразу в мышь!

Голова у кота Васьки закружилась.
На один миг ему показалось, что все вещи вокруг стали мышами. Шкаф с книгами, кресло. Даже стакан с чаем превратился в мышь, из которой торчала чайная ложечка.
— Да это же самое главное волшебство на свете! — задыхаясь от волнения, прошептал кот Васька. — А волшебник Алеша еще говорит: «Надо все изучить. Все книги прочесть». Нет уж, извините. Мне это теперь ни к чему. Ой! Что же это получается? Выходит, значит, оказывается, раньше я был обыкновенный нарисованный кот, а теперь я самый-самый-самый что ни на есть главный волшебник на свете! Логично? Логично. Ну, уж теперь будьте спокойны, все у нас будет мур-мур!
Кот Васька резко захлопнул старинную книгу. Душное облако пыли окутало его, едко щекоча чуткий нос.
О, если б он только что не съел полбанки сгущенного молока, даже вылизав досуха звонкое донышко, если бы не эта сытая тяжесть в животе, он бы превратил в мышей все-все, что он только видит.
Раздался громкий звонок в дверь. Но кот Васька так разволновался, что ничего не слышал.
Звонок повторился.
Кот Васька замер, прислушиваясь и принюхиваясь, шевеля усами.
Он чувствовал знакомый запах, единственный, неповторимый, самый дорогой для него на свете. Кто-то нетерпеливо переступал с ноги на ногу там, за дверью.
Да это же он. Сам Вася Вертушинкин, пушистый Вертушинкин звонит в дверь. Какое счастье вновь увидеть его! Своего создателя, своего художника!
И вдруг кот Васька подпрыгнул, наверное на целых полметра взлетев над полом.
Вовсе незачем ему дожидаться волшебника Алешу, и даже хорошо, просто замечательно, что его нет дома.
Потому что теперь он не какой-то там кот Васька, а Великий Волшебник, вооруженный самым главным заклинанием. И он сам поможет бесценному Васе.
Вася Вертушинкин позвонил в третий раз. Звонок был длинный, печальный, даже какой-то безнадежный. Так звонят в последний раз, перед тем как повернуться и уйти.
— Сейчас! Сейчас! — завопил кот Васька и со всех ног понесся в переднюю.
Но как открыть дверь? Эту дрянную дверь, которая осмелилась встать между ним и его пушистым Васей!
До замка ему не дотянуться, да, пожалуй, и сил кошачьих не хватит его повернуть.
Нет, да что же это он, честное слово? Растерялся, словно малый котенок. Все же просто, как кипяченое молоко.
Кот Васька лихорадочно зашептал:
Великан или малыш!
Ты стоишь или висишь,
Ты молчишь или скрипишь,
Превращайся сразу в мышь!

Произнося эти слова, кот Васька в глубине души еще все-таки не был до конца уверен, что волшебство его послушается. Поэтому он так и остался стоять на задних лапах, взъерошенный, растерянный, потрясенный, прямо перед Васей Вертушинкиным в тот момент, когда дверь бесшумно исчезла, словно провалилась куда-то. А вместо нее по полу суетливо забегал юркий серый мышонок с умопомрачительным тонким хвостом.
Мышонок, как-то по-деревянному стуча лапками, благополучно исчез под шкафом, а Вася Вертушинкин, стоявший прислонившись к двери, от неожиданности пошатнулся и чуть было не упал на кота Ваську.

Глава 6. ЧУДЕСНОЕ НАСТРОЕНИЕ ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА. И ГЛАВНОЕ: МЫ ЗНАКОМИМСЯ С НОВЫМИ ОБИТАТЕЛЯМИ ЗООПАРКА
Директор зоопарка сидел у себя в кабинете и с детским удовольствием посматривал на новый стол и новые белые телефоны.
Он и сам чувствовал себя каким-то новеньким и помолодевшим. Еще бы! Сколько волнений, томительного ожидания, и вот наконец завтра.
Телефоны заливались соловьиными трелями, почти не умолкая.
Звонили из детских садов, школ и даже с меховой фабрики. Не будем скрывать, последний звонок почему-то произвел на Владимира Владимировича самое неприятное впечатление. Он, конечно, отлично понимал, что работники меховой фабрики придут совершенно бескорыстно смотреть его зверей. И все же, что за спешка? Могли бы и повременить.
Владимир Владимирович то и дело снимал телефонную трубку и счастливым, взволнованным голосом говорил:
— Завтра. Завтра. В крайнем случае послезавтра.
Владимир Владимирович облокотился о стол и подпер щеку ладонью. И собственный локоть, и щека, и ладонь — все казалось ему каким-то новеньким.
Но все-таки, все-таки что-то с самого утра мучило, томило Владимира Владимировича, изнутри подтачивая долгожданную радость.
— Ах да, — наконец догадался директор зоопарка. — Кажется, меня огорчил мой друг Алеша, то есть, вернее, я огорчил его, когда он вчера вечером позвонил мне. Возможно, я был с ним чересчур резок, прямолинеен. Радость слишком захлестнула меня. Признаться, я был несколько бестактен. Но ведь как ни суди, я прав. Сказать по совести: ну что он выбрал себе за профессию? И наш друг милиционер Толик такого же мнения. Помню, когда мы учились в школе, Алешка был первым учеником в классе по физике и математике. Как он блистал на олимпиадах! (- всесоюзные школьные олимпиады начали проводить в СССР с 1930-х. Поэтому и волшебник Алёша, и Владимир Владимирович, и милиционер Толик - очмолодые еще люди. Тем неменее, выражаются они все старомодно, в лучшем стиле старорежимного порядочного общества. Сразу видно - дети интеллигентных родителей, мать ихтак иэдак:)! Впрочем, вы еще зверей в зоопарке не слышали... - germiones_muzh.) Он мог стать зоологом, биологом, физиологом. А выбрал себе что-то совершенно непонятное, нечто такое, чему, собственно, даже и не подберешь названия. В наш век покорения космоса — и вдруг какие-то гадания, превращения, заклинания… Утверждает, что без сказок человечество не могло бы существовать. Абсурд! Нелепость! Нет, конечно, я был прав, но вместе с тем я был не вправе его огорчать…
На столе, словно подпрыгнув, весело зазвонил новенький телефон.
— Завтра, завтра. В крайнем случае послезавтра, — уже по привычке сказал Владимир Владимирович.
— Ну ты даешь, Володька! — громко рассмеялся кто-то на другом конце провода. — Даже не спрашиваешь, кто тебе звонит.
Но Владимир Владимирович уже догадался, с кем он разговаривает. Невозможно было не узнать этот бодрый голос, этот жизнерадостный смех. Да, это был его друг, милиционер Анатолий Иванович.
— Толик, милый, как ты кстати, — взмолился директор зоопарка. — Ты, конечно, скажешь, что я сумасшедший. Но я тебя очень прошу, пойдем еще раз сходим, посмотрим, все ли там у меня благополучно. Безусловно, я могу сходить и один, но твой опытный взгляд…
— Да что ты, Володька! — снова рассмеялся Анатолий Иванович. — Ну что ты, честное слово! На вверенной мне территории зоопарка все в порядке, иначе и быть не может. Флажки развешаны, дорожки подметены, звери на месте.
— Я тебя как друга… — жалобно попросил директор зоопарка. — Понимаешь, когда чего-нибудь так долго ждешь, с таким нетерпением, что только не лезет в голову… Все боюсь, и главное, сам не знаю чего. Вдруг что-нибудь случится, даже не знаю что… Лучше давай лишний раз…
Между тем в клетках зоопарка тоже царило волнение и нетерпеливое ожидание.
Звери ни минуты не могли усидеть спокойно и все, как один, жаловались, что время тянется удивительно медленно.
Больше всех волновался слон Галилей.
Вы, наверно, спросите, почему его так звали?
Не правда ли, не совсем обычное имя для слона?
Слон — и вдруг Галилей.
Но все дело в том, что, еще будучи слоненком, обыкновенным лопоухим слоненком, он первым среди слонов твердо и уверенно заявил: «Да! Земля круглая, да к тому же еще и вертится».
Собственно, поэтому его мама-слониха, у которой было простое деревенское имя Толстушка, и назвала его Галилеем.
Слон Галилей был восторженный добряк. Он постоянно всем восхищался, всему радовался и вообще смотрел на жизнь светло и доверчиво.
— Неужели я завтра увижу милых посетителей зоопарка и милые посетители увидят меня? — с волнением повторял слон Галилей, и не будем скрывать, он твердил это не переставая с самого раннего утра, как только проснулся.
— Как мне действуют на нервы эти восторженные слоны! — проворчал сквозь зубы мрачный крокодил, по самые глаза лежавший в воде.
— …в покое! — властно и коротко сказал лев.
Это значило: «Оставь его в покое». Лев полагал, что ему, царю зверей, вовсе нет необходимости говорить целыми фразами, достаточно сказать последнее слово. И все звери должны, просто обязаны понять, что он имел в виду.
— Неужели завтра я увижу милых детей, а милые дети увидят меня? — продолжал взволнованно лепетать слон.
Крокодил раздраженно проскрежетал под водой зубами.
— …и то же без конца, — внушительно прорычал лев.
Это значило: «Мы уже слышали сегодня это много раз. Все это достаточно однообразно, и незачем повторять одно и то же без конца».
В это время в конце аллеи показались директор зоопарка и милиционер Анатолий Иванович.
Владимир Владимирович придирчиво оглядывался по сторонам, в который раз трогал пальцем скамейки, проверяя, просохла ли на них краска.
Он долго смотрел на крокодила.
Крокодил под водой казался зыбким и словно сложенным из отдельных зеленых кусочков.
Крокодил в ответ тоже мрачно и пристально уставился ему в глаза, будто они играли в игру, кто кого переглядит. Наконец оба разом моргнули и несколько смущенно отвели глаза в сторону. Владимир Владимирович даже слегка покраснел, чего, впрочем, не скажешь про крокодила.
— Толик, дружище, скажи мне, только честно, положа руку на сердце… — с тревогой прошептал Владимир Владимирович. — Найди в себе мужество сказать правду. Не кажется ли тебе, что наш любимый крокодил сегодня какой-то… недостаточно зеленый? А?
Крокодил презрительно и оскорбленно фыркнул под водой.
— Как свежий огурчик, — с улыбкой хлопнул своего друга по плечу Анатолий Иванович. — Да не впадай ты в панику, Володька!
Владимир Владимирович еще раз обошел весь зоопарк.
Посмотрел на веселую возню обезьян.
Подобрал сухой пожелтевший дубовый лист, упавший на дорожку, сунул его в карман нового пиджака.
Постоял возле клетки с пантерами. Прижался щекой, потом лбом к большому висячему замку, чтобы хоть немного охладить пылающее лицо.
— Ф-фу!.. Кажется, все в порядке, — с облегчением сказал он. — Флажки подметены, дорожки развешаны… Прости. Ты понимаешь, что я хотел сказать. Звери на месте.
— А куда они денутся, твои звери?.. — беспечно рассмеялся милиционер Анатолий Иванович. Он вообще был очень веселым и смешливым человеком, что, как ни странно, исключительно помогало в его суровой, полной тревог работе...

СОФЬЯ ПРОКОФЬЕВА (1928)
Tags: Повелитель Волшебных Ключей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments