germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

две против сорока двух

наградной лист:
«...Обнаружив группу вражеских бомбардировщиков типа «Ю-88» и «ДО-215» в количестве 42-х самолетов... тт. (- товарищи. - germiones_muzh.) Памятных и Сурначевская (- на истребителях Як-9. - germiones_muzh.) вступили в бой. В результате боя сбито 4 вражеских самолета».
...Весна 1943 года. День и ночь полк ведет патрулирование над крупнейшим железнодорожным узлом Касторная и мостом через Дон в районе Воронежа и Лиски. Происходит перегруппировка наших войск перед великим Курским сражением. Противник бросает крупные воздушные соединения на бомбардировку охраняемых полком объектов.
Ранним утром 19 марта весь полк, за исключением дежурных истребителей Тамары Памятных и Раи Сурначевской, вылетает на отражение массированного налета на Лиски. Завязывается ожесточенный воздушный бой. Вражеские бомбардировщики, не выдержав дружного натиска истребителей, беспорядочно сбрасывают бомбы в поле и поспешно группами и в одиночку уходят. На земле догорают два сбитых «юнкерса». Полк без потерь возвращается домой.
К заруливающим на стоянки самолетам мчатся бензозаправщики, на подножках которых стоят мотористы и торопят шоферов: «Скорей! Скорей!..»
Командир полка майор Гриднев, выскочив из кабины, спешит на КП выяснить обстановку — дежурных истребителей нет на месте, они в воздухе.
Оперативный дежурный Инна Калиновская докладывает:
— На Касторную идет большая группа бомбардировщиков, в воздухе только два истребителя — Памятных и Сурначевская, связь с самолетами ведется непрерывно, слышимость хорошая.
Начальник штаба капитан Макунина и оператор наведения старший лейтенант Словохотова передают летчикам координаты противника. На экране радиолокатора наши истребители сливаются с противником.
Памятных сообщает по радио:
— Вижу самолеты противника!
Сурначевская добавляет:
— Их куча!
Что делать? На станции Касторная большое скопление эшелонов с войсками, боеприпасами, вооружением. Все это сейчас взлетит в воздух. Командир полка приказывает:
— Атаковать!
В ответ доносится какой-то шум, затем связь обрывается. Командир полка бежит на старт. Томительно тянутся секунды. Наконец механики один за другим докладывают: «Самолет к вылету готов!»
Четверка истребителей поднимается в воздух и идет в направлении Касторной. Вот и станция! Она цела. Много эшелонов — некоторые уходят, другие рассредоточены. Километрах в двадцати виднеется дымок и множество свежих воронок на земле. Самолетов в воздухе не видно. Где же Памятных и Сурначевская? При снижении обнаруживаются обломки самолета: ясно виднеется красная звезда на белой плоскости...
С тяжелым чувством возвращаются на аэродром истребители. Неужели обе летчицы погибли? Где второй самолет?
Всю ночь дежурные Калиновская и Ендакова надрываются у телефонов, но на этот раз даже посты ВНОС (- воздушное наблюдение, оповещение и связь ПВО. – germiones_muzh.) молчат. В тревоге за товарищей ни один человек в полку не спит. (- чтож. Наверное, и такое бывает. Девушки... - germiones_muzh.)
На рассвете звонок из штаба дивизии:
— Памятных и Сурначевская живы, находятся в Касторной. Высылайте за ними самолет.
Пришла телеграмма от командования фронта, в которой выражается восхищение бесстрашием, дерзостью и высоким летным мастерством летчиц Памятных и Сурначевской, отразивших налет 42-х вражеских бомбардировщиков, 4 из которых были сбиты.
Радостно встречали девушки отважных подруг, обнимали, поздравляли с победой, засыпали вопросами о подробностях этого необычайного воздушного боя.
— Все было, как обычно, — рассказывала Тамара Памятных. — Зеленая ракета — сигнал боевой тревоги, взлет. Идем в указанный с КП квадрат. Высота четыре тысячи метров.
Впереди на юго-западе вижу черные точки. В голове мелькнуло: «Птицы». Нет, идут слишком ровно, и высота большая.
Помахав Рае крылом: «Следуй за мной», — иду на сближение. Солнце сзади — можем подойти скрытно. Теперь ясно видим ниже себя метров на шестьсот большую группу фашистских бомбардировщиков, идущих в четком строю, чуть поодаль — другую группу. Десятки тяжелых машин, несущих тонны смертоносного груза, ощетинились во все стороны пулеметами. Несколько минут, и бомбы обрушатся на станцию.
Мгновенно созревает план: использовать внезапность и преимущество в высоте, разбить первую группу, не дать ей отбомбиться прицельно.
Сваливаем машины в крутое пикирование и открываем огонь по бомбардировщикам, идущим в центре группы. Из атаки выходим боевым разворотом; внизу под нами падают два горящих самолета. С земли поднимаются черные столбы взрывов, строй бомбардировщиков рассыпается. Следующая группа знает, в воздухе истребители, и подходит сомкнутым строем.
Снова атакуем, уже сзади, сбоку. Противник ведет по нас сосредоточенный огонь. Сближаемся до предела. Вижу в последнем самолете пулеметы и голову стрелка, даже различаю его лицо. Жму на гашетку — пламя заклубилось на правой плоскости «юнкерса».
Вдруг мой самолет, вздрогнув, резко переворачивается и, бешено вращаясь, стремительно несется к земле. Пытаюсь открыть кабину, расстегнуть ремни, но огромная сила вдавила меня в сиденье, не могу поднять руки, а земля приближается с каждой секундой. Под напором воздушного потока с треском срывается с кабины колпак. С трудом расстегиваю ремни, и меня с силой выбрасывает из кабины. Рука инстинктивно выдергивает кольцо. Рывок от раскрывшегося парашюта — и в следующее мгновение ноги встречают землю. Рядом горит мой самолет. Ощупываю шею, лицо — чуть-чуть поцарапало.
Вытирая кровь с лица, смотрю на небо. Самолеты противника уходят на запад, их атакует Рая Сурначевская. Значит, станцию отстояли.
— У меня больно сжалось сердце, когда я увидела горящий и падающий в беспорядке Тамарин самолет, — вспоминает Рая. — С отчаяния забыв осмотрительность и все правила ведения боя, я в упор всадила огневой залп в ближайший «юнкерс», который сразу окутался черным дымом и круто пошел вниз. И тут же почувствовала толчок, горячий пар заполнил кабину. Невольно отвалила в сторону и, планируя, стала выбирать подходящую площадку для посадки.
Температура масла поднялась до красной черты, пришлось выключить мотор и садиться в поле без щитков на фюзеляж. Приземлилась на бугре. Вокруг тихо. Вдруг вижу: бегут люди — кто с вилами, кто с палками, с ружьями. Увидев на крыльях звезду, пошли медленней, с удивлением рассматривая самолет и меня.
Я под расписку сдала охране машину и, взвалив парашют на плечо, двинулась к ближайшему почтовому отделению, чтобы связаться с командованием. А там мне сообщили: девушка-летчица с парашютом была здесь и уехала... (- слегка отполировано - такая была мода, для красоты. Извините. - germiones_muzh.)

АГНИЯ ПОЛЯНЦЕВА (1909 - 1988. командир эскадрильи 586-го истребительного авиаполка)
Subscribe

  • (no subject)

    а я уж дома. Дозоревой туман - от окон, до самого Дона. Тихо. Светает

  • русская сказка

    БЕЛАЯ УТОЧКА один князь женился на прекрасной княжне и не успел еще на нее наглядеться, не успел с нею наговориться, не успел ее наслушаться, а уж…

  • Геоглоссум обманчивый - чёрный сумчатый "земляной язык"

    с конца июля и как раз по октябрь, на заброшенных лугах и лесных опушках из невысокой травы поднимается - и дразнит прохожего фиолетово-чёрный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments