Top.Mail.Ru
? ?
 
 
19 August 2019 @ 08:06 pm
трудно ли одним ударом отсечь голову? (Кубань, 1920. десант генерала Бабиева)  
…я воспользовался остановкой, чтобы расседлать Андромаху, протереть ей спину соломой и позволить ей поваляться на траве. (- мемуарист - молодой артиллерийский офицер. - germiones_muzh.) Сам же я стоял с седлом рядом и прислушивался, готовый вновь поседлать при первом выстреле.
Рядом со мной разговаривала группа казачьих офицеров. Молодой удивлялся.
— Почему среди убитых нет обезглавленных? Можно ли одним ударом отсечь голову? Видишь иногда прекрасные удары: череп рассечен наискось, а вот отрубленных голов я не видел.
Старший офицер объяснил:
— Чтобы отрубить голову, вовсе не надо слишком сильного удара. Это вопрос положения, а не силы. Нужно находиться на том же уровне и рубить горизонтальным ударом. Если конный противник нагнется, а он всегда нагибается (вперёд. - germiones_muzh.), то горизонтальный удар невозможен. Пехоту же мы рубим сверху вниз... Эх, жаль, если бы подвернулся случай, я бы показал, как рубят голову.
В одном из предыдущих боев мы захватили комиссара. Впопыхах его посадили в пролетку генерала Бабиева, которая случайно проезжала мимо. (- здесь надо сказать, что молодой генерал, кубанец Николай Бабиев был одной из героических натур - и одним из страшнейших сабельных бойцов того времени. Рубился левой рукой: ладонь правой была прострелена и пальцы негнулись. Через месяц он будет убит артиллерийским снарядом, под Никополем. – germiones_muzh.) Посадили и про него забыли. Пролетка служила Бабиеву рабочим кабинетом. На этой остановке Бабиев слез с коня и направился к своей пролетке. Он с удивлением увидел комиссара.
— Кто этот тип и что он делает в моей пролетке?
— Комиссар, ваше превосходительство, — сказал адъютант. — Мы подумали, что вы захотите его допросить.
— Вовсе нет. У меня масса работы. Освободите от него пролетку.
Комиссара любезно попросили слезть и подойти к разговаривавшим офицерам.
— Вот случай, который сам собой напрашивается, — сказал пожилой.
С комиссаром были вежливы, предложили папиросу, стали разговаривать.
Я все еще не верил в исполнение замысла. Но пожилой зашел за спину комиссара и сухим горизонтальным ударом отсек ему голову, которая покатилась на траву. Тело стояло долю секунды, потом рухнуло.
Я сделал ошибку. Надо было бы наблюдать, что делается с головой, а меня привлекла его шея. Она была толстая, наверное 42, и вдруг сократилась в кулак, и из нее выперло горло и полилась черная кровь.
Меня стало тошнить, и я поспешил отойти. Все это произошло без всякой злобы, просто как демонстрация хорошего удара.
— Это что, — сказал пожилой. — Вот чтобы разрубить человека от плеча до поясницы нужна сила.
(- этот поступок против адатов предков: нельзя убивать вспину, неокликнув. Но офицеру уже всёравно - человек изверившийся, полагающийся только на свой опыт. Без будущего. Война белыми была фактически уже проиграна, начиналась агония. – germiones_muzh.)
Он вытер шашку об мундир комиссара. Человеческая жизнь ценилась недорого…

поручик СЕРГЕЙ МАМОНТОВ (1898 – 1987). ПОХОДЫ И КОНИ