germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

ЗЛАТОБОРЬЕ

СОРОКАКОПЫТИЦА
Даша проснулась среди ночи. И почему-то подумала о Белом Коне. Хотела заспать тревогу, да совсем проснулась. Тихонько встала с постели и увидела кринку молока на столе. Даша, сама не зная зачем, взяла кринку и вышла на крыльцо.
Над Златоборьем стояла полная луна. Всё успокоилось на земле. Слышно было, как льется Семиструйный ручей, как ворочаются в гнездах непоседливые сороки на Сорочьей сосне. Хвоя сверкала, весь бор сверкал, и всякая трава светилась.
Даша окончательно пришла в себя и теперь не могла понять, зачем она взяла кринку. Хотела поставить на крыльцо, но тут с озера потянуло сквозняком, и Даше почудилось среди парного летнего тумана скрытное нехорошее движение.
«Молоко мне еще пригодится», — подумала Даша. На всякий случай отворила дверь в сторожку — если кричать-то придётся! — и пошла через луг, поглядывая под ноги. Молоко из кринки и расплескать недолго.
Даше было хорошо под такой светлой, ясной луной. Всему Златоборью было хорошо. На тропинку из росной травы вышло семейство ежей и, подняв мордочки, взирало на светило. Даша, чтоб не помешать ежам, обошла их стороной.
Вдруг совсем где-то близко застонал от вечной своей тоски Белый Конь. Сердце у Даши замерло и встрепенулось. Она прибавила шагу и осторожности! Со сна Даша забыла надеть башмаки и теперь похвалила себя за забывчивость. Босой человек ходит бесшумно.
Вот он, Семиструйный ручей. Даша затаилась. Ей было слышно как перекатываются по дну песчинки. Но где же Белый Конь? И обмерла! Белый Конь стоял над водою вниз по ручью… в десяти шагах!
Всё светилось и сияло под полной луной, всё, да только на Белом Коне и лунный свет гас.
Конь стоял в воздухе, по его телу бежала дрожь, как рябь по ручью. Конь тревожно прядал ушами, тянулся мордой к луне, но у него и на зов не хватило воли. Уронил голову. Может, отражение своё искал у себя под копытами? Отражения не было! Конь наклонился ещё ниже, видимо, пожелал напиться.
И тогда. Даша опустила в ручей кринку и опрокинула её. Ручей понёс молоко в сторону Белого Коня. Конь потянул забелённую воду в себя и принялся пить.
И вот тут-то над Дашиной головой ухнуло, как из пустой бочки, и стало темно. Луну закрыла полуночница сова.
Даша уронила кринку и оглянулась, да как вовремя! Из леса на всех сорока копытах мчалась на неё невероятная, вытянутая, как телеграфный столб, с троящейся мордой, с клыками из ушей, уж такая колдовская свинья, хуже не бывает.
Даша хотела крикнуть слова, каким учил дедушка, но в голове было пусто.
— Мама! — пискнула Даша, отступая в воду. И в это мгновение, поднимая фонтаны брызг, мимо неё бросился на свинью Белый Конь. Он ударил чудовище копытами, отпрыгнул в сторону и ещё ударил.
Не помня себя, Даша бросилась по лесу к сторожке и очнулась уж под одеялом, дрожа и стуча зубами от испуга и холода.
Утром Даша без утайки рассказала Никудину Ниоткудовичу о ночном приключении. Дедушка изумился, но тому, о чём Даша и не подумала.
— Говоришь, Конь брызги поднял?
— Целую бурю! — воскликнула Даша и прикусила язычок.
Она вспомнила — Белый Конь разгуливал не по водам, а над водами.
— Интересные дела! — сказал дедушка, закидывая ружьё за спину. — Ты, Даша, сегодня в избе похозяйничай. За Королеву не беспокойся, я в лесу буду. И вот тебе мой строгий наказ: назубок выучи нашу златоборскую присказку: «Нет тебя в помине и не было». (- эта отговорка мне действенной некажется. Обычно говорили: "Приходи вчера!" - скромнее, но конкретней. - germiones_muzh.)
И трусцой, трусцой — в ту сторону, где свинья-сороконожка на Дашу кинулась.

СТАРОРУССКОЕ ЛЕСНИЧЕСТВО
Никудин Ниоткудович сидел за столом и надписывал адрес на конверте.
— Давай-ка, внучка, поужинаем и отнесём письмо в лесничество. Надо, чтоб письмо поскорее дошло… Очень мне не понравился сороконогий боров.
— А письмо кому?
— Ученому человеку Ною Соломонычу. Это, Даша, большой друг Златоборья.
Они поели и отправились в путь. Лесничий Велимир Велимирович сидел возле открытого окна и пил чай.
Никудин Ниоткудович и Даша опустили письмо в почтовый ящик и, подумав, дали ещё и телеграмму. Дедушка и внучка отправились было восвояси. Тут их и окликнул Велимир Велимирович.
— Никулин Ниоткудовнч, заходите чаёвничать!
— Благодарствую, Велимир Велимирович! Недосуг. У нас Королева недоена.
— Видите ли, Никудин Ниоткудович, покашливая, начал Велимир Велимирович, — я к вам с просьбой. С весьма необычной просьбой.
— Недогляд, что ли, у меня? — встревожился лесник. — Вы прямо говорите.
— Нет! Нет! — всплеснул руками Велимир Велимирович. — Дело в том, что мой друг, замечательный ученый лесовед, отправляется вместе с женою, тоже со степенью, в заграничную поездку набираться опыта. В Канаду, знаете ли… Их сына Антошу берут в прекрасный, на берегу тёплого моря интернат, а он объявил родителям, что сбежит в первый же день. Ситуация совершенно безвыходная. — Друг обратился ко мне, я не смог ему отказать. Но от нас, из лесничества, сбежать тоже можно. У Малашкина место отдаленное, но семеро детей, у Пряхина коровы нет, у Молотилова, наоборот, три коровы, свиньи, кролики…
— Сколько парню лет-то? — спросил Никудин Ниоткудович.
— Антоше — одиннадцать… Командировка заканчивается в сентябре.
— Привозите после Иванова дня, — сказал Никулин Ниоткудович и сконфуженно подёргал усы, — Раньше никак нельзя. (- Тычё, дед? Замуж твоей Дашке совсем еще рано. Иванов день 24 июня, самый разгар лета. А ведьма со свиноподдержкой! Зачем тебе лишний геморрой? - germiones_muzh.)
С тем и распрощались.

БЕСПОКОЙНОЕ СЧАСТЛИВОЕ УТРО
В грустные дни Даша всё о Белом Коне думала. Где он? Что с ним? Почему его бабка Завидуха ловит? Может, уж и поймала?
Однажды хорошим утром собралась Даша…

ВЛАДИСЛАВ БАХРЕВСКИЙ
Tags: Сыр-Бор и те кто в нём
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments