germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

Европа vs Степь в России. Храбрый немец против казахских барантачей (1775, Поволжье)

в ноябре месяце 1775 года шайка киргиз-кайсаков и калмыков в 600 человек напала на южные колонии Тарлыцкого округа: Краснополье, Кочетную, Кустарево, Краснорыновку и Ровную. Наскоро разграбив и опустошив первые четыре поселения, киргизы 12-го ноября 1775 года с воем и гиканьем бросились на Ровную и, разделившись на четыре отряда, принялись за свое страшное дело. Ровненский погром надолго остался в памяти народа как наиболее ужасный, и мы остановимся на нем подробнее, возобновив несколько героических и трагических эпизодов.
Когда киргизы рассыпались по улицам Ровной, большинство жителей бросилось искать спасения в бегстве, ища потаенных уголков или убегая в луга, расположенные тогда на берегу Волги. Меньшинство пыталось защищаться, и особенно мужественно вел себя некий Иоганнес Клотц. Он громким голосом призывал товарищей к обороне, но никто его не слушался. Вооруженный двустволкой (- ружья в то время были кремневые. Перезаряжались долго и при немастерской эксплуатации давали выстрел с немалой выдержкой. – germiones_muzh.), Клотц уложил на месте первого, бросившегося на него ордынца; товарищ последнего хотел ударить храбреца пикой, но также был убит наповал вторым выстрелом. Спрятавшись и зарядив ружье, Клотц снова вышел на улицу, где киргизы продолжали свое дело, и снова застрелил двух из них. (- красавчик. Истинный ариец. – germiones_muzh.) Еще не рассеялся дым от выстрелов, как на него набросился третий, размахивая арканом; но Клотц быстрым прыжком в сторону избежал роковой петли и разбил прикладом киргизу череп, после чего снова спрятался в погреб, чтобы зарядить ружье. Но на этот раз киргизы заметили его и начали ломать дверь погребицы. Тогда Клотц страшным усилием вырвал раму отдушника, выскочил на двор и спрятался в дровянике, где снова зарядил свое оружие. Выйдя вскоре из убежища, он перелез через забор на соседний двор, где заметил киргиза, тащившего за волосы жену некого Якоба Рихтера. «Брось, негодяй!» — крикнул Клотц, направляясь к ордынцу; последний оставил жертву и с пикой в руке пошел навстречу защитнику, но упал с простреленной головой. (- обратите внимание: степные джигиты совсем не боятся его. Хотя наверняка знакомы с действием огнестрельного оружия. Не испугаются и дальше, один только застремался. А не вооружались они в такие набеги по традиции: баранта - угон скота; убивать кого-то считалось при этом нежелательным. Ну, в плен уволочь - другое дело. – germiones_muzh.) В этот момент в открытые ворота галопом ворвался другой киргиз и взмахнул своим арканом. Услышав свист петли и зная, что таким образом ордынцы ловят людей, Клотц отскочил и аркан задел его лишь за ухо, оторвав кончик (- мочку. – germiones_muzh.). Увидев неудачу и опасаясь ружья, киргиз ускакал в ворота, а стрелок, пробираясь дворами, добрался до поля и там в овраге нашел кучку скрывавшихся мужчин и женщин.
Клотц горячо упрекал мужчин за их трусость, утверждая, что двадцать человек решительных разогнали бы всю шайку. Наступила ночь. Все лежали притаившись. Издали слышались стоны, плач и крики. Женщины также принялись было плакать, но Клотц приказал им молчать. Он боялся выдать свое присутствие, так как невдалеке послышался стук многочисленных копыт и разговор, прерываемый рыданиями и жалобами. Не было сомнений, что киргизы расположились лагерем за селом, и оставаться дольше в овраге становилось небезопасным. Но куда бежать? На лугах у Волги киргизы пасли своих лошадей, а в степь пробраться незаметно было невозможно из-за ясного, лунного света. Приходилось пережидать. На заре киргизы исчезли с лугов, желая, очевидно, напоить лошадей. Беглецы, заметив это, бросились в оставленные луга, единственное место спасения. Едва, однако, они пробежали несколько сот саженей, как из-за холма поднялись два сторожевых ордынца и бросились навстречу колонистам. Тогда Клотц крикнул, чтобы все бежали дальше, в южную сторону лугов, и двумя выстрелами уложил нападавших. Но только один ствол своего ружья и успел он зарядить. Растянувшись кольцом, к нему скакало человек 12 киргизов, размахивая арканами. О спасении нечего было и думать. Клотц понял, что он погиб, и решил дорого продать свою жизнь. Первому же приблизившемуся храбрец всадил в грудь свой последний заряд; затем, бросившись на другого, с такой силой ударил лошадь по голове прикладом, что она замертво упала на землю, а об нее споткнулись лошади двух других киргизов. Круг нападавших был прорван, свободен. Но в этот момент аркан со свистом упал на Клотца и петля затянулась на шее. Как дикие звери бросились на несчастного киргизы, подвергли его страшным побоям и связанного по рукам и ногам доставили в лагерь, где расположилась вся шайка с награбленным имуществом, пленными людьми и скотом, оставив за собой опустошенное, полуразрушенное село, с разбросанным по улицам домашним скарбом и трупами жителей. Но село киргизы покинули еще не окончательно. Расположившись лагерем, они в продолжение трех дней возвращались толпами в колонию, разграбляя ее дотла и отбирая из скота самый лучший. В субботу, 14 ноября, весь отряд собрался в лагере, оглашаемом стонами и плачем пленных. Киргизы требовали полного молчания, беспощадно избивая нагайками непослушных. Пленники лежали вперемешку — мужчины, женщины и дети из 5 колоний, подвергшихся опустошению.
За два часа до заката солнца отряд начал готовиться к выступлению наутро. Пленников делили и сортировали, что сопровождалось душераздирающими сценами расставания, так как брали не всех, а лишь наиболее здоровых. Затем всех колонистов расположили кругом, а в центре поместили связанного Иоганнеса Клотца. Двое киргизов сели ему на руки, двое на ноги, один держал голову, а двое с ножами в руках приступили к истязанию несчастного, обрезая ему пальцы на руках и ногах по суставам, ломая ему кости... (- я опускаю протокольное описание пыток. Он умер. Для вас, господа азиаты и считающие себя такими, добавлю: он недешево стоил. – germiones_muzh.) Темная ночь прекратила зверства киргизов, но принесла с собой холодный северный ветер и бессонницу для пленников, с ужасом ожидавших утра…

ЯКОБ ДИТЦ (1864 – 1917). ИЗ ИСТОРИИ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЙ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments