germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

ЗА ЦАРЕВИЧА. ТРИ ВЕНЦА (повесть о смутном времени. 1603). - XXXIII серия

Глава тридцать третья
МСТИТЕЛЬ
в ожидании своей очереди в мазурке, панна Марина стояла на своем месте рука в руку с царевичем и с благосклонной улыбкой выслушивала какие-то оживленные его объяснения, когда пан воевода, видимо взволнованный, подошел к ним.
-- А! Папа! -- сказала она. -- Что это с вами? Не случилось ли чего?
-- Случилось, сердце мое, нечто очень прискорбное, что касается и его царского величества.
С тактом опытного дипломата, никого не обвиняя и никого не оправдывая, пан Мнишек глубоко соболезнующим тоном рассказал о кровавом столкновении между Курбским и паном Тарло. Димитрий был так потрясен, возмущен.
-- Вы тотчас, конечно, возьмете этого Тарло под стражу и предадите уголовному суду! -- воскликнул он.
-- Арестовать его, пожалуй, можно, -- отозвался осторожный Мнишек, -- относительно же предания суду придется снестись с Краковом: пан Тарло -- большой фаворит его величества короля нашего, а королевское благорасположение нам теперь более, чем когда-либо нужно.
Соображение это видимо умерило гневный пыл царевича и, наскоро попросив извинения у своей дамы, он поспешил в игорную, сопровождаемый хозяином.
Панна Марина глядела им вслед, нахмурив брови, кусая губы. В душе ее как будто происходила борьба. Вдруг она пришла к какому-то определенному решению. Окинув зал быстрым взглядом, она махнула веером пану Осмольскому, стоявшему неподалеку и по-прежнему не спускавшему с нее глаз.
-- Что прикажет панна?
-- Мне действительно требуется от вас услуга, -- настоятельно заговорила панна Марина. -- Вы, я знаю, благородны и храбры: вы его примерно накажете!
-- Накажу? Кого и за что?
С видом самого искреннего негодования повторила она то, что слышала сейчас от отца.
-- Да почему, однако, вы так уверены, что пан Тарло утаил перстень? -- возразил пан Осмольский. -- Он никогда не был мне близок; в последнее время менее, чем когда-либо прежде: но как бы то ни было, он -- рыцарь, и к присвоению себе чужой собственности я считаю его неспособным.
-- А я считаю его ко всему способным! Я ни на миг не сомневалась, что он виноват: зачем бы ему было выходить так из себя, зарезать человека?
-- Да потому, что тот обвинил его перед всеми в таком низком поступке. Я сам бы не отвечал за себя...
-- Нет, нет, милый пане, вы-то уж верно не подняли бы на кого-нибудь руки, не разъяснив дела.
-- Да кто из них был нападающий? Напал же ведь первым этот русский князь; пан Тарло только оборонялся.
Хорошенькие глазки панны Марины гневно засверкали.
-- Так вы, значит, отказываетесь? -- запальчиво проговорила она. -- Признайтесь уж прямо: пан Тарло слишком хорошо дерется на саблях, на пистолях, и вы не уверены, что сможете справиться с ним...
Пан Осмольский слегка побледнел, но сохранил прежнее наружное спокойствие.
-- Хвалиться я не умею, но от поединка, если он неизбежен, поверьте, никогда не уклонюсь, -- отвечал он.
-- А не уклонитесь, так и не извольте рассуждать!.. О, добрый вы мой! -- совсем изменившимся, мягким голосом тише прибавила она. -- Простите мне мою горячность! Но если бы вы знали, как этот пан Тарло мне надоедает, особливо со вчерашнего дня, когда прибыл сюда царевич; шагу мне просто не дает сделать! Уберите его с моих глаз, чтобы мне никогда более не слыхать о нем! Случай такой удобный...
-- Чтобы отделаться от него да, кстати, и от меня, потому что, кто бы из нас двоих ни был убит, другой будет сослан?
Панна Марина так и вспыхнула, но поборола себя.
-- Если бы я хотела отделаться от вас, пане Осмольский, то давеча уже не удержала бы вас; сами вы, я знаю, настолько уважаете себя, что никогда уже не показывались бы мне на глаза.
-- Это верно...
-- Вот видите ли. Вы, может быть, спросите: какое мне дело до этого Курбского? Лично до него мне, конечно, нет никакого дела. Но он -- ближайший друг и советник царевича. Что же подумает царевич о нас, поляках, если мы безучастно допускаем убийство? Вы загладили бы наш общий позор...
-- А кстати устранил бы, как вы сами говорите, и помеху для вас в лице пана Тарло и меня, -- с невыразимо горькой улыбкой досказал пан Осмольский. -- Теперь я вполне вас понял! Желание ваше будет в точности исполнено.
Отдав молодой панне формальный поклон, он отправился в игорную.
Здесь, между тем, перевязка Курбского подоспевшим врачом близилась к концу. Раненый не приходил еще в себя, а на вопрос царевича: "Есть ли надежда?" врач только плечами пожал:
-- До утра дотянет.
По требованию Димитрия смертельно раненый был перенесен в свои покои. Пан Мнишек, удаляясь вместе с царевичем, шепнул несколько слов бывшему тут же секретарю князя Вишневецкого, и тот любезно обратился теперь к оставшимся:
-- Пан воевода просит вас, панове, без него не стесняться и продолжать игру.
Приглашение было принято с общим одобрением. Все встрепенулись, разом заговорили. Одни двинулись опять к игорному столу, другие -- предварительно к столу с винами.
-- Не видали вы пана Тарло? -- отнесся пан Осмольский к пану Бучинскому.
-- Как мне приходит теперь на память, -- отвечал тот, -- он выбежал тотчас, как пан воевода крикнул доктора. По всей вероятности, он побежал за доктором, а дорогой его кто-нибудь задержал...
-- А может быть и скрылся, чтобы не отвечать за убийство?
-- Вы про кого это говорите, пане Осмольский? -- раздалось тут со стороны дверей. -- Надеюсь, что не про меня?
На пороге стоял сам пан Тарло.
-- Именно про вас, -- резко отчеканил пан Осмольский. -- Кто убил человека, не дав ему защищаться, тот не рыцарь!
Пан Тарло вспыхнул и схватился за саблю:
-- Вам, видно, угодно драться со мною?
-- Очень рад: этим вы докажете по крайней мере, что не всегда нападаете на безоружных. Просим, панове, посторониться!
Не успели озадаченные свидетели этого столкновения сообразить, в чем дело, как два тайные, но смертельные недруга с обнаженными клинками бросились уже друг на друга. Удары звонко сыпались за ударами. Ни один из двух бойцов, по-видимому, не уступал другому в фехтовальном искусстве. Но тогда, как пан Тарло то и дело наносил удары, пан Осмольский более защищался. Вдруг первый с проклятием отскочил назад и схватился рукой за щеку. Кровь струями брызгала между пальцев. (- на самом деле это нетак уж было трудно при правильном подходе: Осмольский заранее знал, что хочет сделать и ждал момента. Оскорбленный Тарло горячился и атаковал – а нападающий быстрее устаёт. Осмольский «прочел» его защиту, дождался пока тот замедлится и «всунул» удар. – germiones_muzh.)
Поединок был окончен. Пока присутствующие столпились вокруг раненого и тщетно старались унять у него кровь (оказалось, что острое лезвие вражеской сабли рассекло ему щеку от уха до губ и обнажило весь ряд зубов), пан Осмольский хладнокровно вытер платком окровавленную саблю, вложил ее в ножны и возвратился в танцевальный зал.
Здесь в танцах наступила пауза, и панна Марина гуляла по залу об руку с своей фрейлиной Брониславой. Пан Осмольский прямо направился к ней и с чинным поклоном отрапортовал так, как рапортовал обыкновенно самому пану воеводе о полковых делах:
-- Воля панны исполнена: до времени он безвреден.
Лицо молодой панны покрылось густым румянцем.
-- До времени? -- повторила она. -- Значит, он ранен, но не опасно?
-- Нет, но все же настолько обезображен, что не скоро решится предстать перед ясные очи панны. Довольна ли панна?-- Стало быть, я могу спокойно удалиться. Будьте счастливы!
-- Куда же вы, пане региментарь?
-- Куда долг велит.
Разыскав пана воеводу, пан Осмольский доложил, что покушался-де преднамеренно на жизнь пана Тарло, нанес ему кровавую рану и, раскаиваясь, просил бы, как милости, сослать его, Осмольского, немедля в отдаленную исправительную хоругвь (- в штрафбат; шла польско-шведская война. – germiones_muzh.). Возражения совсем ошеломленного пана Мнишка ни к чему не повели: любимец его настаивал на своем, и еще до рассвета наступающего дня он был уже в пути на другой конец воеводства -- отбывать свою вымышленную вину…

ВАСИЛИЙ АВЕНАРИУС (1839 – 1923)
Tags: за царевича
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments