germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

графиня ЭМИЛИЯ ПАРДО БАСАН (1851 - 1921)

НИТИ
много говорилось о внезапном исчезновении Хорхе Афан де Рибера, молодого, богатого юноши из мадридского общества. Хорхе удалился на свою ферму на одной из лесистых и скалистых вершин Эстрамадуры, отказываясь видеть кого бы то ни было, принимать друзей, вскрывать письма или телеграммы, и жил в обществе нескольких пастухов и слуг, которых допускал к себе только в случаях крайней необходимости.
Повторяю, что делалось тысячи предположений относительно припадка мизантропии Хорхе. Одни приписывали ее обманутой любви, другие потерям в игре, третьи раскрытию трагических семейных тайн... Ближайшие друзья Хорхе, Пако-Бельтран и я, смеялись над подобными предположениями. Хорге не потерпел разочарования, -- мы знали, что он не любил ни одной женщины серьезно, его любовные приключения были преходящи, еще меньше он был игроком, не дотрагивался до карт и ненавидел биржу.
Что же касается семейных тайн, то мой отец, который был старым другом его отца, уверял, что в столь честной семье не может быть никаких позорных секретов. Мы предположили, что Хорхе болен какой-нибудь душевной болезнью, которая, не имея определенного названия, может повести к Самоубийству, монастырю и безумию. Мы надеялись однако, что Хорхе вскоре надоест жить в глуши, он вернется в свет и будет развлекаться по-прежнему, как в доброе старое время...
И в этой надежде мы понемногу забывали друга, когда получили срочную телеграмму с ужасной вестью. Во время охоты у Хорхе Афана подвернулось ружье, заряд попал в живот и он умирал. Бельтран и я выехали с первым поездом, но приехали только чтобы принять его последний вздох. Мы взяли на себя устройство достойных похорон нашему умершему другу.
В ночь накануне похорон мы говорили о странной судьбе этого человека, который добровольно отказался от общества, и Пако, вынув из кармана маленький золотой ключик, сказал мне, указывая на старинный шкаф с роскошной бронзой, стоявший в одном из углов громадной комнаты:
-- Здесь должна находиться тайна Хорхе, так как ключик этот висел у него на шее.
Искушение было слишком велико для нашего любопытства, и мы решили воспользоваться ключиком. В одном из ящиков мы действительно нашли рукопись Хорхе, и прочли ее при свечах, горевших у тела.
"Да будет проклято -- гласила в общих чертах исповедь Хорхе, -- любопытство, подвинувшее меня присутствовать на спиритических и гипнотических сеансах в доме Мировича, секретаря русского посольства, -- я не верил подобным вещам, раньше, напротив, они мне казались чепухой или сказками для детей, но вероятно возбуждение, вызываемое подобной игрой с невидимым миром, имело тяжелые последствия для моей нервной системы. Во мне зазвучали неведомые и чувствительные струны. С тех пор я стал замечать один феномен. Не знаю, существует ли он только в моем воображении или имеет какое-нибудь отношение к действительности и зависит от физических причин, которые мы не знаем, но наука изучит и докажет в грядущие столетия.
Дело в том, что на следующий день вслед за последним сеансом, когда Мирович пробовал усыпить меня взглядом своих зеленых глаз, я почувствовал первый припадок болезни, я начал видеть нити, ужасные нити, образующие таинственную паутину, в которой бьется моя душа. Попробую объяснить, что такое эти нити, чтобы тот, кто прочтет мою исповедь после смерти, понял, что я не сумасшедший, а только, пожалуй, галлюцинирую; что я стал жертвой сильного расстройства нервов, но что ум мой умел объяснить мои видения.
Я решил не принимать более участия в спиритических сеансах и пошел в театр, где давались "Гугеноты" (- опера Мейербера, 1835. – germiones_muzh.). Театр был полон и там были все мои знакомые.
Женщины встречали меня любезными и выразительными улыбками, мужчины дружески пожимали мне руки. В бинокль я осмотрел все ложи и стулья; в то время, как я направил стекла на графиню де Саравия, красивую даму, которую я очень уважал за незапятнанную репутацию и достоинства, я увидел, да поможет мне Иисус, -- первую нить. Она, я отлично помню, была красная, как пламя, и вышла из сердца сеньоры; затем, поколебавшись в воздухе, протянулась к Хулио Товер, самому известному ловеласу Мадрида. Сначала я не понял значения этой проклятой нити, я протер платком стекла бинокля и вытер себе глаза. Не было сомнения, пламенная нить шла от незапятнанной супруги к ославленному развратнику...
Я был уверен, что это обман зрения, обернулся в другую сторону и встретил ангельское личико Чучу-Карденас, одной из тех шестнадцатилетних девушек, которые, казалось, вышли с Мурильевского полотна (- художник XVII в. Эстебан Мурильо искал детскую чистоту и в лицах стариков. – germiones_muzh.), -- оттененное румянцем личико в ореоле девственной чистоты... и увидел другую золотистую нить, выходившую из ее чела и направлявшуюся прямешенько в карман богатого негоцианта Рондона, лысого, толстого и красного.
Я переменил направление с отвращением; напрасно, куда бы я не повернулся, воздух театра наполнился нитями, которые носились по всем направлениям, и хрустальная люстра, висевшая по середине, более чем когда либо напоминала мне огромного паука, готового броситься на свою жертву. Я видел черную нить ненависти и измены, направленную от политического деятеля X. к его прямому начальнику и покровителю Z; зеленую нить отвращения от недавно вышедшей замуж Элоизы Д к дряхлому генералу N; двойную темную нить зависти, которую посылали друг, другу обе подруги А и В; мрачную нить между юношей В. и его отцом... И я видел, видел все нити, невидимые для других, и чувствовал, как уплотняется темная паутина окружающая меня, и как растет во мне страх и ужас. Здесь разыгрывались низменные аппетиты, пошлость, рисуя ужас нашего положения. Феномен этот повторялся и в следующие вечера -- я начал бояться, что увижу нити, идущие ко мне от лиц, которые, мне казалось, любят меня, -- и решил удалиться в полное одиночество, чтобы сохранить, хотя какие-нибудь иллюзии".
Закончив чтение рукописи, мы переглянулись с Бельтраном и посмотрели на лицо умершего -- спокойное, с обострившимся носом, с той восковой бледностью, которая придаст столько величественности лицам тех, кто отправился уже в "далекий путь".
-- Ты думаешь, что он был сумасшедший? -- спросил Бельтран.
-- Безумный ясновидец, -- ответил я, сворачивая рукопись.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments