germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

персидская сказка

СМЕЮЩАЯСЯ РОЗА И ПЛАЧУЩАЯ ЖЕМЧУЖИНА
тот, кто ведет счет летам, повествует о делах минувших, предсказывает дела грядущие и хранит в памяти многочисленные истории разных народов, поведал мне однажды, что давным-давно жил в Персии падишах. Богат он был и знатен. Войско его не знало себе равных, казна ломилась от золота, а подданные души не чаяли в правителе своем. Было у падишаха два советника, с которыми обсуждал он все дела государственные. Но более всего был горд он своим сыном Ахмадом.
У одного из советников падишаха тоже был благородный и добродушный сын, звали его Малек-Джамшид. Дружили сыновья падишаха и советника с самого детства, вместе они учились в школе, вместе проводили свободные дни. Никто не мог разлучить их.
Пришло время, умер верный советник падишаха, и назначил правитель на его место Малек-Джамшида. Еще пара лет пролетела, и падишах тоже отправился в мир иной. Занял трон наследник его Ахмад, друг Малека.
Дружба молодого падишаха и советника была крепка, как камень. Ахмад и шага не ступал, не спросив прежде Малек-Джамшида. Забеспокоился тогда второй советник: «Во всем правитель этого мальчишку слушает. Надо разделаться с ним, пока не стал он мне обузой!»
Выбрал он подходящий момент и пришел с речью к падишаху:
– Не сочтите, правитель, корыстными слова мои, но всю жизнь служил я отцу вашему верой и правдой и сейчас, после гибели его, видя, что творится вокруг престола, не могу молчать!
Пристально посмотрел на него Ахмад и приказал:
– Говори, чем ты обеспокоен?!
Молвил советник:
– Слышал я, что часть эмиров, князей восточных, почитают Малек-Джамшида, и задумали они свергнуть вас с трона, а его поставить правителем Персии.
Обманул советник падишаха своим красноречием… Разгневался Ахмад, разочаровался в своем добром товарище. Наутро, как только пришел к нему Малек-Джамшид, взглянул на него падишах и приказал:
– Малек-Джамшид, ты был мне другом, и я многим обязан тебе. Не стану я казнить тебя, а дарю тебе свободу. Но только нет тебе больше места в моем царстве.
Опечалился Малек-Джамшид, слезы потекли из глаз его:
– О, падишах! Чем сумел я так тебя обидеть? Чем прогневал тебя, мой правитель?
– Малек-Джамшид, – отвечал Ахмад, – нет за тобой вины. Но в числе подданных своих я видеть тебя более не желаю. Дам тебе два дня на сборы. Если же через двое суток увижу тебя в городе, лишишься ты своей головы!
Выслушал оклеветанный советник падишаха Ахмада и побрел домой. На улице стояла зима. Дороги были безлюдны, все жители города сидели в домах своих и не смели даже носа своего на улицу высунуть.
Пришел Малек-Джамшид домой, встретила его мать и начала расспрашивать. Рассказал юноша о том, что случился и загоревал. Опечалились домашние, но стали Малек-Джамшида подбадривать:
– Судьбу не обманешь! Положись на Аллаха!
Простился с семьей добрый юноша, запрыгнул на своего коня и холодной зимой покинул теплый родительский дом. Ехал он неведомо куда, доверившись лишь своей злой судьбе. А та привела его в темный лес. Казалось, будто даже зима боялась в этот лес зайти, настолько дремуч он был.
Отпустил коня Малек-Джамшид и пошел пешком в гордом одиночестве. Долго плутал он по лесу и вдруг остановился у высокой чинары. Так могуче было дерево, что казалось, тянутся ветви его до самых небес, а корни уходят так глубоко, что гладят по спине быка, который держит на себе Землю (- истинно так! У него 40.000 рогов. – germiones_muzh.). Остановился юноша возле удивительного дерева и стал внимательно его осматривать. Видит, у корней чинары течет ручей, а по воде плывет пышная красная роза. Поднял Малек-Джамшид дивный цветок и почувствовал прекрасный аромат. Тем временем еще одна роза появилась в ручье. Не успевал юноша доставать из воды цветы, как появлялись все новые розы. В конце концов, у Малек-Джамшида оказалась семь роскошных роз. Не мог понять он, откуда могут появиться розы в такое время. Подумал юноша: «Должно быть, Бог послал их мне. Я отнесу эти розы своему другу и правителю Ахмаду, может он простит меня за грехи мои». (- размечтался, одноглазый! – germiones_muzh.)
Взял Малек-Джамшид розы и поехал назад. Обрадовались родные его приезду, а Малек-Джамшид даже в дом не вошел, взял с собой раба и сразу направился к падишаху.
Оставим на время юного Малек-Джамшида и посмотрим, что в это время происходило с падишахом.
После изгнания Малек-Джамшида, стал Ахмад сам ни свой, впал в тоску смертную, никого к себе не подпускает, день и ночь горюет. Почувствовала мать его, что с сыном неладное творится и спрашивает:
– Чем опечален ты, сын мой, великий падишах?
Поведал падишах о своем поступке матери. Та же сказала ему в ответ:
– Душа моя совершил ты большую ошибку. Как мог ты поступить так с другом своим и мудрым советником твоим Малек-Джамшидом. Разве не помнишь ты его заслуг? Ты доверился клеветнику, не подумав даже проверить, виновен друг твой или нет. Верни его, подари ему дорогой подарок и повысь по службе.
Словно пелена спала с глаз падишаха, раскаялся он в содеянном. Всю ночь думал Ахмад, где же разыскать Малек-Джамшида и как исправить свою ошибку. Наутро вышел падишах из покоев своих, а как раз навстречу ему идет Малек-Джамшид, и несет его раб семь прекрасных роз. Упал юный советник в ноги правителю и стал просить прощения за все грехи, которые он совершал. Поднял Ахмад его с колен, обнял и посадил рядом с троном своим. Пока беседовали друзья, по всему дворцу разливался аромат благоухающих роз. Почувствовал Ахмад чудный запах и воскликнул:
– Как восхитительны эти цветы! С каждой секундой они благоухают все сильнее!
Со всех уголков дворца к тронному залу стали собираться вельможи, чтобы увидеть чудные розы. Пришел и второй советник, расстроился он, увидев, как дружны снова Ахмад и Малек-Джамшид. «Не дай, Господи, чтобы передал падишах Малек-Джамшиду мои слова! Не сносить мне тогда головы», – подумал он, – «Надо сделать так, чтобы снова уехал юный советник из города».
И завистник сказал падишаху:
– О, падишах! Эти розы просто волшебны! Вот если бы роз было не семь, а девять, то можно было бы украсить ими каждую ступень трона. Весь зал был бы тогда наполнен необычайным ароматом!
– Малек, дорогой! – воскликнул на это Ахмад. – Достать бы нам еще штук пять таких роз!
Послушался юный советник повелителя, вышел из дворца, сел на своего коня и поскакал в загадочный лес.
Нашел Малек-Джамшид древнее дерево, прилег у ручейка и стал ждать, когда же появятся розы. Через несколько минут ручей принес ему пять роз. Взял их юноша и уже собрался ехать домой, как его остановило любопытство. «Откуда, интересно, течет этот ручей», – подумал он. – «Может мне еще не раз придется вернуться сюда за цветами, так лучше сейчас пойду я и посмотрю, где цветет розовый куст».
Три дня шел советник вдоль ручья, пока не увидел цветочную поляну и рядом с ней необыкновенный сказочный дворец с башнями до самых облаков. Обошел Малек-Джамшид дворец, нашел ворота и вошел внутрь. Ни одной души не было в том дворце, зато посередине залы под самым куполом висела отрубленная голова, а внизу под головой был сделан бассейн. Каждую секунду с головы в воду падала капля крови, в бассейне она превращалась в красную розу, и ручей выносил её из замка.
Испугался юноша, ведь он знал, что из отрубленной головы кровь перестает сочиться уже через пару часов. Вдруг раздался громкий шум. Только успел юноша спрятаться в углу залы, как с неба спустился страшный и грозный дэв.
На плече дэва лежало тело без головы. Он положил тело на скамейку у бассейна, снял из-под купола мертвую голову, испускающую розы, приставил её к телу, смочил рану заговоренной водой и прошептал:
– Вернись душа к телу, оживи, пророк Сулейман, убиенного!
Ожил труп, принесенный дэвом, и увидел Малек-Джамшид, что оживил дикий дух добрую фею, пери. Взмолилась прекрасная волшебница:
– О, неразумный див! Сколько будешь ты мучить меня! Раз посмел убить, так не оживляй больше!
– Доверь мне свое сердце, пери! – ответил дэв. – Ты же видишь, как люблю я тебя? Не могу я и дня без тебя прожить на свете.
Долго молил дикарь волшебницу о любви, а та лишь бранила его в ответ. Наконец, рассердился дэв и снова отрубил голову своей возлюбленной. Тело пери он бросил в темный угол залы, а голову подвесил над водой и тут же куда-то улетел из замка.
Вышел юный советник из своего укромного места, взял труп, снял голову и прислонил её к телу. Осталось найти кувшин, водой из которого дэв окроплял рану. Пошел Малек-Джамшид в комнату дэва, но кувшина с живой водой там не было. Вдруг увидел он надпись на стене: «Прочитай сорок раз это имя и получи кувшин с живой водой!»
Прочел Малек-Джамшид имя, написанное на доске сорок раз, у самых его ног появился кувшин. Взял юноша воду и пошел к телу мертвой пери. Смочил он рану теплой водой и произнес:
– Вернись душа к телу, оживи, пророк Сулейман, убиенного!
Ожила фея, приоткрыла глаза и застонала:
– Проклятый див! Сколько же еще времени ты будешь изводить меня?
– О пери! – воскликнул Малек-Джамшид, подойдя к ней, – взгляни на меня: я не дикий дэв, я обычный человек! Я выпущу тебя на волю!
Увидела фея своего спасителя, сердце её растаяло, понравился ей добрый юноша.
– О, юноша, – молвила пери, – зачем губишь ты жизнь себе? Лучше отруби мою голову и помести туда, откуда снял. Увидит дэв, что ты наделал и жестоко расправится с нами. Не пристало таким бравым юношам гибнуть в лапах злобного чудища.
– О, волшебница! – отвечал ей Малек-Джамшид. – Да разве я могу хоть пальцем тронуть тебя! Увезу я тебя из владений духа лесного, не сможет он нас догнать. (- какойже ты мудила! Дэвы реактивные существа. Некоторые даже сверхзвуковые. – germiones_muzh.)
– О, храбрый юноша, – отвечала пери, – Если вернется дэв и не увидит меня здесь, он умрет от тоски, ведь уже несколько лет подряд каждый день он отрубает мне голову и утром снова возвращает к жизни. Он увез меня тайком от родителей и каждый день, сам того не ведая, причиняет мне невыносимую боль. Если избавишь меня от этих страданий – всю жизнь свою за тебя отдам. И да поможет тебе Аллах!
Посадил Малек-Джамшид пери на своего коня и поскакали они прочь от дворца дэва. А как стали подъезжать они к городским воротам, вспомнил юноша, что послал его падишах за розами. Прикусил он палец от досады и призадумался.
– Что случилось с тобой, Малек-Джамшид? – спросила пери. – Что огорчило тебя?
– О, волшебница! Забыл я совсем, что падишах послал меня за благоуханными розами, а я оставил их у бассейна. Что же скажу я своему правителю? Приехать без роз – быть осмеянным, вернуться назад – попасть в лапы дэва.
– Зря печалишься, душа моя! – воскликнула фея. – Знаю я, как решить твою задачу (- небольшое кровопускание мне даже полезно. – germiones_muzh.)! Должна я прежде открыть тебе душу свою. Зовут меня Голехандан, я – дочь падишаха пери. Раз в тысячу лет рождается у нас в роду такая, как я – «Смеющаяся роза и Плачущая жемчужина». Когда я смеюсь – ниспадают с уст моих дивные розы, когда плачу – слезы сыплются с глаз моих белым жемчугом. Никто не сможет отличить розу, родившуюся из капли моей крови от той, что родится при смехе моем.
Малек-Джамшид был поражен этим рассказом, возблагодарил он Аллаха за такой подарок судьбы. Привез он пери в свой дом, представил её матери своей и сестре, рассказал обо всех тягостях пути и о том, как удалось им сбежать из замка лесного дэва.
Не тратя времени впустую, юный советник позвал кадия, который сочетал брачными узами Малек-Джамшид и красавицу фею. Во время свадебного пира фея рассмеялась, и посыпались с уст её благоуханные розы. Собрал цветы Малек-Джамшид и отправил их во дворец падишаха.
Восхитился розами падишах и спросил второго советника:
– О, правая моя рука! Ведь это волшебные цветы! Роза, снятая с куста, завянет уже через несколько часов, а эти розы свежеют с каждой секундой. Как такое возможно? В чем же тут секрет?
– О, властелин, – ответил советник, – рассказывали мне, что у падишаха пери есть дочь Голехандан, с уст которой сыплются настоящие розы – не попала ли она к твоему товарищу?
– Если ты сказал правду, – молвил Ахмад, – то завидую я ему. А ну, советник, придумай-ка что-нибудь!
– Нечего тут даже и думать. Зашли ты Джамшида куда-нибудь подальше на какое-нибудь задание, – посоветовал коварный советник. – Пока будет он в отъезде, примем мы с тобой облик нищих, пойдем к его дому и своими глазами все увидим.
На том и порешили. Уехал Малек-Джамшид из города, а падишах, тем временем, вместе со вторым советником в оборванных одеждах отправился к дому Малек-Джамшида просить милостыню. Пери не могла не сделать доброе дело, вышла она к нищим с милостыней, а падишах и советник, как красавицу увидели, сразу разума лишились.
– О, друг мой, – застонал падишах Ахмад, – я влюбился всем сердцем в эту красавицу. Не могу я с неё глаз свести, так она хороша. Придумай что-нибудь.
– Что же тут долго размышлять, – ответил ему визирь, – казни Малек-Джамшида и забери себе его жену.
– Как же могу я убить невинного, – возразил падишах, – не могу я казнь объявить, не доказав вины!
– Правда твоя, великий падишах! – размышлял визирь. – Кажется, я знаю, что нужно сделать! Объяви Джамшиду, что нужна тебе слоновая кость для украшения тронного зала. Достать её можно только в далекой Индии. Путь туда полгода занимает, и обратно он столько же проехать должен. А скажи ты, Малек-Джамшиду, чтобы управился он за сорок дней! Прямо так и объяви: «Не исполнишь воли моей – придется отдать дом твой и жену другому, а исполнишь – золотом одарю».
По нраву пришелся падишаху этот план, на следующее утро, как только Малек-Джамшид ступил в палаты дворца, встретил его падишах и объявил:
– О, Малек-Джамшид! Ты – ответ ко всем неразрешимым задачам. Ты сделал для меня очень многое! Ты украсил мой дворец дивными розами, но есть к тебе у меня еще одна маленькая просьба. (- и ты муфлон тегеранский! Развеж падишахи просят?? Велю – и всё тут. – germiones_muzh.)
– Что угодно, мой правитель? – спросил Малек-Джамшид.
– Мой трон убог и непримечателен, – отвечал падишах. – Привези ты мне семь вьюков слоновой кости, чтобы знатные мастера выложили его затейливыми узорами.
– Падишах Ахмад, – воскликнул Малек-Джамшид. – Слоновую кость можно достать только в Индии. Мне нужен целый год, чтобы выполнить твое поручение!
– Не могу я дать тебе столько времени, – перебил его шах. – Украшенный трон мне нужен сегодня же! Хотя, так уж и быть, дам тебе на путешествие десять дней! Не выполнишь моего задания – будешь наказан!
– О, Ахмад! – взмолился Малек-Джамшид. – Если прогневал я тебя чем-то, и ты хочешь наказать меня, то наказывай смело. Но привезти слоновую кость за десять дней никак нельзя!
– Хорошо, не десять… двадцать дней! Этого вполне достаточно! – крикнул падишах.
Тут в разговор вмешался второй визирь:
– О, великий падишах! Дай ему срок хотя бы в сорок дней!
И начал тут коварный советник лицемерно уговаривать Ахмада, а бедный юноша стоял перед ними, смиренно опустив глаза, и лишь еле слышно прошептал:
– Дело падишаха – повелевать, мое – покорно повиноваться, а испытания дает нам Аллах.
Снова обратился падишах к Малек-Джамшиду:
– О, друг мой, если привезешь ты через сорок ночей слоновью кость, то я одарю тебя золотом и драгоценными камнями. А если нет – отдам другому и твой дом, и семью и жену. Не теряй же времени, отправляйся в путь уже сегодня!
В глубокой печали покинул дворец Малек-Джамшид, пришел он домой и рассказал обо всем пери.
– Все, что угодно сделаю я ради тебя, Малек-Джамшид! – воскликнула жена его. – Если пожелаешь – я сию же секунду могу стереть весь этот город с лица земли.
– Как могу я навредить Ахмаду, он же мой лучший друг! – взмолился Малек-Джамшид. – Я не хочу причинять ему боль. (- пральна! А остальных, значит, можна! – germiones_muzh.)
Пери написала письмо своим родителям, рассказала в нем, какие препятствия пришлось ей преодолеть, и попросила помочь её возлюбленному Малек-Джамшиду собрать семь вьюков слоновой кости. Подарила она мужу своему волшебный перстень, вручила ему письмо и сказала:
– За той чинарой, где в первый раз увидел ты розы, лежит широкая степь, а за ней – высокая гора. В горе той найдешь ущелье, покрытое пеплом. Как только подойдешь ты к ущелью – выскочит оттуда дракон, изрыгающий пламя, и захочет проглотить тебя. Но ты не бойся огромного чудища, покажи ему мой перстень, и превратится дракон в добрую старушку. Когда старуха спросит тебя, чей это перстень, ответь ей: «Хозяйка перстня – Голехандан – живет в доме моем. Три года назад украл её дэв у родителей, а я освободил и сделал своей женой. Послала она меня к тебе, няне своей, с поклоном, чтобы указала ты мне путь к родителям её. Нужно мне поприветствовать их и передать то, о чем просит их дочь».
Простился Малек-Джамшид с женой, вскочил на коня и поскакал к указанному месту. Разыскал он гору, подошел к ущелью, и вылетел к нему навстречу огромный дракон, дышащий огнем.
Все сделал юноша так, как рассказывала ему жена, ударился тогда вдруг дракон о землю и превратился в старушку.
– Где та, что подарила тебе перстень? – спросила няня.
Малек-Джамшид поведал ей все, как есть.
Обрадовалась няня, что жива и здорова её любимица и молвила:
– Добрую весть принес ты мне, юноша! Словно новую жизнь вдохнул в мои старые кости! Это самый дорогой подарок, который могла я когда-либо ждать от Всевышнего! Раз в тысячу лет рождается на земле такая девушка, как твоя Голехандан.
Малек-Джамшид поблагодарил старуху за теплые слова, и пошли они к падишаху пери. Супруга падишаха и семь сестер красавицы Голехандан приветливо встретили гостя, одарили его слоновой костью, рубинами, жемчугами и букетами из райского сада. Сестрицы и мать Голехандан обратились в пташек и полетели навестить её в доме Малек-Джамшида. Семь дней веселились они вместе с сестрой, а как настало им время улетать домой, благословила мать пери и мужа её и поблагодарила за теплый прием. Увидев, какими подарками наградили Малек-Джамшида родственники, сказала ему жена:
– О, сердечко мое! Выполнил ты обещание, данное падишаху, оставайся же теперь дома, пока не пройдет сорок дней.
Отдыхал и наслаждался жизнью юный советник у себя дома в то время, когда Ахмад считал дни и мечтал о его жене. Сороковой день подошел к концу, и отправил падишах слугу узнать, не вернулся ли юный советник. Посыльный пришел к Малек-Джамшиду и увидел, что привез тот слоновую кость. Выяснив все, он доложил падишаху:
– О, повелитель! У дворца тебя ждет Малек-Джамшид и вместе с ним семь верблюдов, груженных слоновой костью.
Узнал падишах, что удалось Малек-Джамшиду выполнить его задание, расстроился он, но виду не подал, а только подумал: «Какое же еще испытание придумать ему?»
Обратился он снова ко второму советнику:
– Что же теперь сделать? Нет более мочи моей, хочу забрать себе его жену!
– Пери во всем помогает ему, – размышлял тот, – какое бы тяжелое испытание ты ему ни поручил, с легкостью выполнит он его. Хотя, кое-что еще придумал я, если Малек-Джамшид согласится на это, сочтены его дни.
– Что же ты придумал? Говори скорее!
– Завтра утром, как только проснешься, скажи: «Видел я во сне отца своего. И стал он стыдить меня: «О, сын, столько лет прошло с моей смерти, и мы с тобой совсем чужие друг другу стали, ничего друг о друге не знаем. Ты пришли ко мне верного подданного, которому доверяем мы оба, скажу я ему кое-что, а уж он передаст мои слова тебе». – «Кого же могу я послать к тебе, отец?» – спросил я отца своего. «Нет человека более верного, чем Малек-Джамшид, – отвечал отец. – Пришли его мне, я передам с ним письмо».
– Если повинуется тебе Малек-Джамшид, продолжил визирь, – мы получим свое, а если откажется, то и не знаю, что делать дальше.
– Вот увидишь, – улыбнулся падишах, – он согласится.
Наутро Малек-Джамшид вошел к падишаху в тронный зал.
– О, советник мой, Малек-Джамшид, – заговорил царь Ахмад. – Не раз ты клялся, что готов сложить голову ради государства. Настал этот час! Доставь мне весть с того света. Узнай, что хотел передать мне умерший отец. Даю тебе сорок дней! Малек-Джамшид, если верно ты служишь мне – выполни это поручение.
Не смог сдержать слез Малек-Джамшид и ответил:
– Удел падишаха – повелевать. Прошу лишь время попрощаться с матерью и родными.
Удрученный и поникший поплелся юноша домой. Удивилась жена, чем он так опечален.
– Обрек меня Ахмад на смерть! – воскликнул юноша. – Говорит падишах, что видывал во сне отца своего и тот требует, чтоб пришел я к нему за посланием. Ахмад просто хочет убить меня и отправляет на тот свет.
– О, не печалься, душа моя, – утешала его жена, – я ведь взяла с собой кувшин дэва с живой водой. Я мола бы сейчас же уничтожить царство хитрого падишаха Ахмада. Но решила я сделать иначе. Пусть все подданные будут радоваться его свержению. Потерпи ты немного, снеси боль от топора – а я снова оживлю тебя да пошлю «добрую» весточку падишаху.
– Слушаюсь, – грустно молвил Малек-Джамшид и побрел к падишаху.
Ахмад велел всем глашатаям прокричать: «Советник падишаха Малек-Джамшид отправляется за письмом на тот свет! Если есть у кого вести к умершим, сообщайте ему!»
Собрался на площади народ. Отрубил палач голову Малек-Джамшиду, а раб забрал его труп домой. Все плакали над участью юного Малек-Джамшида, а второй советник позабыл, что вокруг толпа народа и выкрикнул:
– Слава Аллаху, не смог справиться с этим зданием Малек-Джамшид!
Падишах, услышав советника, возразил:
– Служил он мне верой и правдой! Не раз жертвовал ради меня своей жизнью. Но что сделано, то сделано. Подождем сорок дней, пока не пройдет траур по Малек-Джамшиду, а уж потом пошлем к пери сватов.
Увидела мать Малек-Джамшида труп сына и начала причитать, прибежали сестры его и стали лить слезы. Пери же стала утешать их, положила тело на лавку, приложила голову к телу, взяла зеленый кувшин с живой водой и окропила ею рану мужа со словами:
– Вернись душа к телу, оживи, пророк Сулейман, невинно убиенного!
О, чудо! Открыл глаза Малек-Джамшид и тут же встал с лавки совершенно здоровый. Мать и сестры стали целовать его и в ноги поклонились невестке своей.
А пери обняла мужа и шепнула на ухо ему:
– О, душа моя! Сорок дней проведи, радуясь и наслаждаясь жизнью, но не попадайся на глаза падишаху и коварному советнику.
Села невестка за стол и начала писать письмо почерком покойного отца его: «О, сын, солнце мое! Почему позабыл ты меня? Малек-Джамшид – твой подданный – был у меня и увидел, как я тут живу. Настоящую славу и власть только здесь можно обрести. Когда Малек-Джамшид прибудет назад к тебе, – уступи ему свой трон, а сам приходи сюда. Очень соскучился я по тебе, но не буду ждать дольше недели! Без сомнений возводи Малек-Джамшида на трон, а сам иди сюда, я отдам тебе все, чего только ни пожелаешь. Помни же, что это я отдал пери в жены Малек-Джамшиду, а все твои желания и прихоти исполнятся здесь. Не забудь позвать с собой и второго советника, я дарую вам все, что вы только захотите, чтобы ты превзошел всех других юношей. Пусть будет тебе мир, слава и почет!»
Прошло с момента казни сорок дней, говорит падишах советнику:
– Пора посылать сватов за пери! Уже сорок дней прошло! Измучился я, мечтая о ней!
– Пошлите сначала слуг, – научил его советник, – чтобы люди Вас зря не обсуждали. Пусть спросят слуги, не вернулся ли Малек-Джамшид. Мы знаем, что он воскреснуть не может. Когда слугам дадут ответ, что мертв он до сих пор, тогда уж посылай сватов и бери в жены пери. Лишь тогда никто дурного слова в твою сторону не скажет.
Отправил падишах верхового своего с наказом:
– Иди, посмотри, вернулся ли Малек-Джамшид с отцовским письмом с того света?
«До чего же глупый у нас падишах», – думал слуга, да все-таки поехал к дому Малек-Джамшида. Вошел он в ворота и закричал, на крик его вышел сам живой и здоровый Малек-Джамшид. Как вкопанный застыл гонец и подумал: «Ай, да падишах! Знал, что друг его воскреснет! Потому-то и послал меня».
Вместе с Малек-Джамшидом поехал верховный во дворец к падишаху. Увидели падишах и советник, что жив Малек-Джамшид, помертвели, побледнели. Поклонился Малек-Джамшид и прочел молитву во славу и здоровье падишаха, а тот и спрашивает:
– Ну что, Малек-Джамшид! Какие новости ты принес от отца моего?
Малек-Джамшид поклонился до земли и вручил падишаху письмо конверт с письмом. Падишах, увидев почерк отца своего и печать, пришел в замешательство, но поцеловал письмо, приложил его к глазам и стал читать. Прочел он письмо, встал с трона, усадил на него Малек-Джамшида и обратился с речью ко всем присутствующим в зале:
– Люди мои верные! Подданные и воины! Пусть будет падишахом вашим Малек-Джамшид до тех пор, пока не вернусь я. Повинуйтесь ему во всем!
Позвал падишах палача и прошептал коварному визирю:
– Отец пригласил нас к себе. Идем же скорее!
Отрубил палач им обоим головы (- визиря, думаю, пришлось уговаривать и фиксировать – он нехотел своего счастья. Бываютже такие глупые люди! – germiones_muzh.), похоронили падишаха и советника его со всеми почестями.
А Малек-Джамшид приказал бить в литавры и за несколько ночей и дней украсить город к празднику. Вскоре взошел он на трон, и долгие годы прожили они с Голехандан в любви и согласии. А сказка эта навсегда останется памятью о них.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • из цикла О ПТИЦАХ

    АРКТИЧЕСКИЕ ПРОЗВИЩА: ЧЕМ ГЛУП ГЛУПЫШ, ТУП ТУПИК, НЕЛЕПА ОЛЯПКА И НЕОТЕСАНА ОЛУША север суров, выжить непросто. Бьёт как рыбу об лёд, морит…

  • одежда для "писающего мальчика"

    кста, зимой в Брюсселе сыровато - и ветер пронизывающий. Но знаменитый писающий вфонтан мальчик на Гранд-плас, хоть он и был создан голым…

  • поединок мессира де Сурдеваля (Брюссель, 1537)

    в одном из посольств короля Франции Франциска I к императору Карлу V посла - кардинала Жана Лотарингского - сопровождал в числе прочих дворян мессир…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments