germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

ТАЙНА ЗОЛОТОЙ ДОЛИНЫ (1942, Урал). XIII серия

Глава тринадцатая
В «ЮВЕЛИРТОРГЕ». УДАР ЗА УДАРОМ. ВСЕ ЛЕТИТ К ЧЕРТЯМ! «А ХАЛЬКОПИРИТ ЦЕННЫЙ?» МОЛОКОЕДА – К АКАДЕМИКУ ТУЛЯКОВУ!
а наша Белка в это время носилась по городу и выполняла мои задания.
Прежде всего она пошла в магазин «Ювелирторга», потому что на окне там было написано: «Скупка золота, платины и серебра». Она попросила, чтобы ее отвели к заведующему, но продавщица грозно встала перед ней в дверях:
– А тебе по какому делу?
Я уж не раз и сам замечал, что стоит только спросить начальство, как все в магазине так и ополчатся на тебя: думают, к начальству ходят лишь жаловаться.
Но Белка была находчивой:
– Мне нужно по личному делу. Вы разве не знаете? Заведующий наш хороший знакомый.
– Ах, – обрадовалась продавщица, – по личному делу, пожалуйста! – и впустила ее за прилавок, а потом протолкнула в дверь (- видали? «По личному» так можно! А какие могут быть личные дела в рабочее время. – В. М.).
– Чем могу служить? – спросил заведующий.
А Белка ему на это ответила, что служить ей не надо, в прислугах она не нуждается, а вот одну вещь просит оценить и по возможности заплатить наличными. И кладет на стол самый большой кристалл, который нашел Димка Кожедубов. Она думала, что заведующий отвалит ей денег сразу на целый танк. А он посмотрел на кристалл и зевнул:
– Мы такие вещи не покупаем!
– А кто же покупает? – растерялась Белка.
– Это надо снести в горный институт. Там этими штучками, кажется, интересуются.
«Хитер! – подумала Белка. – „Штучка!“ Кристалл чистого золота – штучка! Знаем мы вас: нарочно прикидываетесь, чтобы купить золото по дешевке».
– А все-таки, сколько бы вы дали за штучку?
– Я уже сказал, девочка: таких вещей мы не покупаем. Мы берем только золото, платину и серебро.
– А что же, по-вашему, это – не золото? – возмутилась Белка. – Может, вы скажете, что чугун?
Заведующий вытаращил на Белку наглые глаза, сделал вид, будто удивляется ее наивности. И, представьте, посоветовал пойти «с этой штукой» на толчок:
– Там есть даже такие дураки, что покупают за золото медную стружку.
Белке надоело кривляние торгаша, она рассердилась:
– В последний раз вас спрашиваю, купите золото? Если нет, уйду и не вернусь. Пожалеете!
Он засмеялся, а Белка хлопнула дверью и ушла. На углу оглянулась, чтобы посмотреть, не бежит ли золотоскупщик вдогонку, а он даже из магазина не вышел.
Пришлось Белке идти в горный институт. Там она не стала докладываться, а направилась прямо к двери кабинета директора. На нее закричали, что так нельзя, надо в очередь.
– Мне ждать некогда, у меня большое государственное дело, – сказала Белка.
В кабинете сидел у стола беленький старичок в смешной черной шапочке и золотых очках на ниточке.
– Что тебе, девочка? – спросил он.
– Купите! – сказала Белка и положила на стол Димкин кристалл.
Директор поднес кристалл к самым глазам, потом стал рассматривать его через увеличительное стекло, а сам все губами причмокивает, любуется.
– Да, – говорит, – знатный кристаллик, знатный. И много денег за него хотите?
– А сколько дадите?
– Много ли тебе надо?
– Мне много надо! Не знаю, найдется ли у вашей организации столько денег.
– А зачем же тебе так много денег, девочка?
– Надо…
Белке директор понравился, и она решила ему во всем открыться.
– С долгами надо нам рассчитаться, а остальные на танк.
Старичок удивился:
– Это на какой же танк?
Белка крепко запомнила мои инструкции и рассказала директору все так, как объяснил я.
– Известно, на какой танк: на Т-34, а если денег хватит, так на КВ. Лучше бы, конечно, купить КВ, потому что броня у него крепче, да и вооружение посолиднев. А потом еще КВ и в обороне хорош, а на многих фронтах это для нас сейчас – самое главное. Можно бы, конечно, и парочку «катюш» прикупить, да вот не знаю, хватит ли денег…
Насчет «катюш» Белка уже от себя добавила, потому что я таких инструкций ей не давал. Но она правильно это добавила: «катюш» я просто как-то упустил из виду.
Директор даже расстроился от Белкиных слов: снял очки и начал их протирать платочком.
Потом, помолчав немного, провел платком по глазам, обнял Белку за плечи.
– Нет, милая девочка, – он тяжело вздохнул, – на это ни танка, ни «катюш» не купишь.
– Ну хоть на одну-то гусеницу хватит? – испугалась Белка.
– И на гусеницу, к сожалению, не хватит. Ты, наверно, думала, что нашла золото, а это – халькопирит.
Белка стряхнула его руки с плеч, схватила со стола кристалл и сказала:
– Халькопирит! Если хотите знать, так это настоящее кристаллическое золото. Сам Молокоед мне говорил.
Старичок грустно улыбнулся, взял Белку за руку и повел. Вошли они в большой зал, уставленный ящиками на ножках.
– Ну-ка, посмотри внимательнее, нет ли здесь твоего кристаллического золота?
И – верно.
Белка увидела, что лежит под стеклом на ватке такой же кристалл, как Димкин, только под ним на бумажке написано: « Халькопирит».
– А вот золото, – показал директор на ящик рядом.
Оно было совсем не такое, как наши кристаллы! Белка рассматривала мелкий песок, кусочки с булавочную головку и большие ошметки – самородки…
Все! И танки, и «катюши», и золотой прииск – все, о чем мечтали мы в нашей хижине у костра, полетело к черту! Белка поняла, какой это будет удар для нас, не выдержала больше всех потрясений и выбежала, прикрывая платком глаза, на улицу. Она прижалась к какому-то забору и плакала навзрыд. Известно, девчонка! Хоть и говорила, что играет только с ребятами и любит мужественных и благородных, а сразу же раскисла.
– Кто тебя обидел, девочка? – остановилась около женщина с кошелкой.
– Никто, – огрызнулась Белка. – Сама!
– То есть как сама? – рассмеялась женщина. – Так сама себя и обидела?
Белка оторвалась от забора, убежала прочь.
«Еще не хватало, чтобы меня утешали всякие посторонние, – подумала она. – Молокоед бы отвернулся с презрением, если бы увидел такую реву».
Побродив вокруг горного института, взяв себя в руки и усевшись в сквере, Нюра стала размышлять:
«Хорошо, пусть не золото. Но почему директор института так внимательно рассматривал кристалл? Если он все-таки ценный, то на два мешочка хоть один танк купить можно?»
Белка пожалела, что спорола горячку, вернулась в институт. Ее пропустили к директору уже как старую знакомую, она вошла и спросила:
– Скажите, а этот халькопирит ценный?
Директор даже обрадовался ее появлению. Он засуетился, стал предлагать, как какой-нибудь важной даме, стул, но, заметив, что Белке не до того, снова повел в зал. Там принялся подробно объяснять, что халькопирит – это руда, из которой выплавляют медь, что есть еще пирит и борнит и другие руды, а из них тоже делают медь, и что медь нам нужна сейчас, пожалуй, даже больше, чем золото.
–А где ты нашла свой кристаллик? – спросил директор.
– Это не я нашла, – созналась, наконец, Белка. – Это Молокоед нашел с Дубленой Кожей и с Федором Большое Ухо.
– Они кто – индейцы? – засмеялся директор. – Делавары, или, не дай бог, гуроны?
– Нет, они белые… Только смешные очень, – и тут наша скво совсем уж некстати шепнула старичку: – Они золото ищут, чтобы покупать на него танки и самолеты.
– Ага, понятно, – серьезно сказал директор. – А ты, значит, у них агент по сбыту? Замечательно! Может, ты мне все-таки покажешь, где эти бледнолицые братья развернули золотые операции?
Он подвел Белку к большой карте на стене, и Белка, нарушая данную нам клятву, указала на ней и Зверюгу, где стояла хижина, и злополучный ручей, который мы вообразили новым Эльдорадо (- Эльдорадо – это сказочная страна золота и драгоценных камней, которую вроде нас упорно разыскивали испанские завоеватели. Но мы-то не были завоевателями. Мы искали золото, чтобы отстоять свою страну от фашистского порабощения. – В. М.).
– Так это же – Золотая Долина! – обрадовался директор.
– Верно, Золотая Долина.
Директор забегал по кабинету, потом схватил телефонную трубку и начал кому-то говорить, что он оказался неправ, а прав был Окунев, так как в Золотой Долине найдены следы меди.
Белка вспомнила тут про письмо и положила его перед директором.
– Позвольте, позвольте! – закричал тот не своим голосом и бросился в кресло. – Это же почерк Никифора Евграфовича Окунева! Где ты взяла? Почему молчала?
Белка даже испугалась – до того расходился старичок.
– Я не молчала, – лепетала она. – Это Молокоед мне дал…
А старичок уж и забыл, о чем кричал, впился глазами в строчки письма, ерзает в кресле, крякает.
– Где же Никифор Евграфович? Откуда у тебя письмо? – глянул директор поверх очков на Белку. – Ну, говори!
– Оно… – испугалась Белка. – Оно… Мне его Молокоед дал.
– А где он его взял?
– Не знаю… Может… Да! Он нашел его в пещере!
– В пещере? – вскрикнул директор и схватил Белку за руку. – Ну-ка, покажи на карте, где пещера!
Белка смотрела на карту, но ничего на ней, кроме зеленой полоски, обозначающей Золотую Долину, не видела.
– Не знаю, – со вздохом призналась она.
Тогда директор схватил план и начал рассматривать через лупу.
– Ясно… Все ясно… – бормотал он. – Молодец, Никифор Евграфович, я всегда говорил, что ты – молодец, а я – старый дурак! Ну что ж, – директор потирал руки и даже сдвинул набекрень свою шапочку, – скажи ты этому своему Сметаннику…
– Молокоеду, – поправила Белка.
– Ах, да извини… Скажи ему, чтоб он срочно зашел ко мне. Твой Молокоед мне нужен вот так! – добавил старичок и провел по горлу ребром ладони. – А теперь – иди.
Белка двинулась было к двери, но вспомнила про мешочки, которые все время держала в руках, спросила директора:
– Может, вам все-таки нужны мешочки с этим халькопиритом?
– Большое спасибо! Это очень счастливые мешочки. Кстати, много ли вы наделали долгов?
Когда директор узнал, что долгов у меня пятнадцать рублей, он дал Белке тридцатку:
– На! Хорошо, что вы помните о долгах. Долги надо возвращать вовремя. А пятнадцать рублей возьми себе на мороженое. (- я уж говорил, что буханка хлеба стоила 200 рублей. В цивилизованных местах. - Правда, весила она аж грамм 700. Но бутылка водки стоила примерно столькоже. Такчто фруктово-ягодное мороженое в тылу, наверное, можно было купить. – germiones_muzh.)
Белка вышла из кабинета, не чуя под собой ног. И как раз в это время секретарша говорила кому-то:
– Проходите, профессор, академик Туляков, как видите, освободился и, наверно, вас примет…
«Вот так Молокоед! – подумала Белка. – Сам Туляков им интересуется и просит его зайти» (- если вы не слышали про академика Туликова, могу сказать, что это вам не профессор Жвачкин и не академик Сухостоев, который написал о ядовитых грибах, а сам – в больницу, говорят, попал: мухоморов наелся! На Тулякове вся металлургия держится. А металлургия – это танки, пушки и самолеты. Вот с кем я буду теперь иметь дело! – В. М.).
А из-за двери доносился удивительно громкий для такого старого человека голос академика:
– Не понимаете, да? А ведь я говорю по-русски. Так вот, повторяю еще раз: экспедицию на Восток отложить! Она отправится в Золотую Долину. И постарайтесь подготовить ее как можно скорее!..

ВАСИЛИЙ КЛЁПОВ (1909 – 1976)
Subscribe

  • люди, которые смогли вести бой (всего два примера)

    - и переломить его ход. Сражаться вопреки всему... Сколько их было в прошлом? Спартанских гоплитов и русских гренадер, раджпутов и рыцарей,…

  • (no subject)

    суфий Мауляна Кутбаддин спросил человека, называвшего сябя звездочетом: - Кто твой сосед? - Незнаю, - пожал плечами тот. - Того, кто рядом,…

  • правосудие для старой клячи

    о колоколе, установленном во времена короля Джованни во времена короля Джованни из Акри (- это было в Святой земле. Джованни - король Иоанн…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments