germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

ТАЙНА ЗОЛОТОЙ ДОЛИНЫ (1942, Урал). XII серия

Глава двенадцатая
СТАРИК СТОРОЖИТ ЗОЛОТО. МИССИЯ РЫЖЕЙ БЕЛКИ. «ОН» ВИДИТ ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ. ТАИНСТВЕННЫЕ СОЛНЕЧНЫЕ ЗАЙЧИКИ. ВСТРЕЧА В ПОДЗЕМЕЛЬЕ
солнце снова вышло на свою Золотую Тропу (- афтар всёже переходит на лирические фступления. Как нестыдно - а еще пионэр! - germiones_muzh.), и вместе с темнотой рассеялся наш страх… Только теперь мы поняли, какое важное событие произошло вчера. Мы нашли золото! Оно было у нас в руках – целых два мешочка! Этого хватит, пожалуй, на насколько танков.
А сколько его еще там, в верховьях ручья, – даже приблизительно сказать невозможно.
Нас охватила дикая радость. Левка стал кувыркаться на нарах, Димка бросился на него, и они стали возиться, как щенята.
Я не спал уже больше суток и едва держался на ногах. Но настроение было такое, что я мог не спать еще пять ночей.
– А здорово, правда, ребята? – без конца спрашивал я, пересыпая в горстях золотые кристаллы.
– Правильные самородки! – говорил Димка.
– Класс! – восклицал Левка.
– Помни, Молокоед, нам еще нужно сделать заявку на этот золотоносный участок, – обеспокоенно произнес Димка.
Он все еще продолжал играть в Джека Лондона, а для меня эта игра уже кончилась.
– Ты в уме? – рассмеялся я. – Мы же не в Америке живем, а в Советском Союзе. Какие могут быть у нас заявки? Или ты решил быть капиталистом?
От этих моих слов всем стало смешно, и ребята опять принялись возиться на нарах.
– А ведь в самом деле здорово! – вдруг отпихнул от себя Левку Димка. – Мы не только набрали золота на танк, а, может, открыли такой прииск, откуда будут черпать золото много лет.
Видали? До него только сейчас дошло! Зачем же мы, спрашивается, огород городили?
– Все понятно, ребята. Старик сторожит здесь золото.
– А ведь правда! – радостно воскликнул Димка. – Потому и следит за нами. Потому и стрелял.
Все это было, конечно, так. Но ребята еще не додумались до главного, что уже знал я. Главное заключалось вот в чем. Я понял, кто такой этот старик, – один из врагов Советской власти, которые перестреляли партию Окунева. (- как впоследствии оказалось, я был абсолютно прав. Старик просидел в Золотой Долине 25 лет, что в наших глухих местах вполне возможно. Все уже давно забыли о том, куда исчез геолог Окунев, а виновник его смерти жил и ждал, когда придут фашисты, чтобы воспользоваться своим богатством. Только воспользуется ли? – В. М.)
Окунев писал, что видел маленького сутуловатого человека в форме старого горного ведомства. Этот был тоже маленький и сутулый, одетый в какой-то чудной пиджак, куцый, рваный и со светлыми пуговицами…
Когда я высказал все ребятам, Левка сразу соскочил с нар:
– Нечего здесь сидеть… Пошли его ловить. Чего бояться? Нас все-таки трое, а он один.
– Как же! – протянул Димка. – Есть смысл возиться с ним, когда в руках у нас золото.
– Золото никуда не денется, – спорил Левка. – А старик возьмет и убежит. Он же знает, что мы видели его.
– …и понимает, что мы дело так не оставим, – поддержал я Левку.
Мы очень жалели, что выпустили раньше времени голубя. Как бы он теперь нам пригодился! Стоило послать с ним записку Мишке Фриденсону, и все было бы в порядке…
– Что за спор? Почему нет драки? – вдруг раздался знакомый насмешливый голос, и в дверях хижины появилась Белка.
Мы сразу перестали спорить, потому что не знали, можно ли при Белке говорить обо всех наших открытиях и о том, в какое трудное положение попали.
Белка заметила наше смущение:
– Что вы притихли, ребята? Что в самом деле такое? Я пришла, а они секреты устраивают…
– Никому не скажешь? – спросил я, впиваясь в ее лицо суровым взглядом.
– Честное пионерское! – весело защебетала Белка. – За кого вы меня принимаете? Если хотите знать, я только с мальчиками и играю. Они мужественные и верные, умеют держать слово и хранить тайны. А девчонкам я вот ни настолечко не верю, – и она показала на своем мизинце совсем маленький кусочек.
Мне Белкины заверения показались убедительными, но Левка мрачно смотрел исподлобья:
– Если так – ешь землю!
– То есть как, землю?
– А так… Не знаешь, что ли, как едят ее порядочные люди. У нас обычай такой.
– Брось, Левка! – махнул рукой Димка. – Съел две горсти из цветочного горшка и завоображал: «Я порядочный!»
– А что, скажешь, непорядочный?
Вот нашли время препираться! Я еще раз пытливо заглянул Белке под ее реснички и решил, что, пожалуй, девчонке можно довериться.
И про старика, и про письмо Окунева, и о том, что нашли, наконец, золото, мы рассказывали Белке…
Она, конечно, немедленно захотела посмотреть на все собственными глазами и, убедившись, что золото и бутылка – правда, неожиданно предложила:
– Хотите, я поеду в Острогорск?
– Тоже мне – «поеду»! – протянул Левка. – Это дело совсем не женское…
– А почему бы нет?! – воскликнул я. – Эврика! Белка продаст золото, вернет долг маме, сдаст деньги на танки и приедет обратно!
…Я передал Нюре мешочек с золотом, и мы с Левкой пошли ее провожать. Димка тоже хотел идти, но я оставил его наблюдать за пещерой.
– Вот что, Белка, – сказал Димка смущенно. – Я прошу тебя как-нибудь разведать, что делается у меня дома.
– И я прошу, – буркнул Левка.
Мы проводили Белку до Черных Скал. Там в ожидании попутной машины уселись на обочину дороги, и я дал Белке подробные инструкции. Вкратце они сводились к следующим пунктам:
1) продать золото и, по возможности, получить за него наличными (я очень сомневался, что Острогорский банк располагает достаточной суммой для оплаты нашего богатства);
2) внести деньги в фонд обороны и договориться, чтобы на всю сумму были куплены танки Т-34, а еще лучше – тяжелые – КВ;
3) уплатить долг маме;
4) сходить в НКВД, рассказать все, что известно нам о таинственном старике и просить помощи;
5) соблюдая полную тайну, разузнать, как живут наши родители, а также успокоить их насчет нашей судьбы, ни в коем случае не выдавая нашего местонахождения.
На последнем пункте особенно горячо настаивал Левка. Он, видимо, здорово побаивался своей матери и уверял, что если только она узнает, где он прячется, ему несдобровать.
Левка опять пристал к Белке с требованиями, чтобы она дала клятву не выдать никому нашего присутствия в Золотой Долине.
– Ну клянусь же, клянусь! – твердила Белка. – Ужас, до чего недоверчивый…
– Нет, ты поклянись по-настоящему!
– Честное пионерское!
– Дай самую страшную святую клятву.
– А для меня она самая святая, – горячо возразила Белка.
– Нет, ты дай самую-самую святую! Такую, чтобы святее ее для тебя ничего не было.
Тогда Белка не выдержала, вскочила с места и, подняв правую руку, как для салюта, поклялась своей принадлежностью к великой армии пионеров-ленинцев, что не выдаст нашей тайны.
– Теперь я тебе верю, Рыжая Белка, – вежливо сказал Левка. – На вот тебе на прощание, – и подал красивое перо из крыла сойки, которое, видимо, заранее припас для Белки и хранил в боковом кармане.
– Спасибо, Левка! – как бы между прочим бросила девочка, но я увидел, что она вся так и засветилась от удовольствия.
Она воткнула голубое перо в свой вязаный белый берет, и от этого васильки расцвели, кажется, еще ярче. Я сначала пожалел, что не догадался приготовить Белке свой подарок, но потом усмехнулся: «телячьи нежности»!
– Закругляйтесь! Пора в путь.
Я отозвал Белку в сторону:
– Задание у тебя трудное, и тебе может понадобиться помощь. Так вот, не забудь, у меня есть верные люди. В случае чего можешь обратиться к ним.
Я нарисовал план нашего двора, отметил на нем крестиком недостроенный дом и сообщил тайный сигнал, каким можно вызвать Никиту Сычева.
Белке понравилась затея с сигналом:
– Как это ты придумал такое, Молокоед? Мне казалось, что тайные сигналы бывают только в романах. И пещера, и бутылка с письмом, и золото – все у вас, как в интересном романе.
Мы остановили проходившую машину. Шофер охотно посадил Белку в кузов, пообещав довезти до самого Острогорска. И она уехала туда, куда рвались и наши сердца. Но долг звал нас обратно в Золотую Долину…
– Ну, что же, Федор Большое Ухо, потопали?
Левка вздохнул:
– Выходит, потопали, Молокоед.
Дубленая Кожа встретил нас на тропинке недалеко от входа в Золотую Долину. Он сидел, как горный орел, на большой скале, торчавшей над кустами, и бросал тревожные взгляды то в нашу сторону, то принимался внимательно озирать Долину. Когда мы подошли к скале, приложил палец к губам, сделал знак, чтобы мы остановились.
– Димка! Ты хоть скажи, в чем дело? – опросил я шепотом.
Дубленая Кожа, не отрывая глаз от чего-то, что видел только он, сердито отмахнулся. Наконец, стал спускаться.
– Черт те что! Знаешь, Васька, он, кажется, видит нас из-под земли.
– Может, придумаешь что-нибудь поумнее? – усмехнулся Левка.
Но смешного было мало. Димкино сообщение заставило меня призадуматься.
…Только мы с Белкой скрылись в кустарнике, старик выскочил из воронки и бегом бросился вдоль Долины. В руках у него, как всегда, было ружье. Поравнявшись с тропинкой, он оглянулся и стремительно бросился за нами.
Димка испугался, как бы старик не стал стрелять нам в спину, и что есть духу припустил догонять нашего врага. Тот скоро выдохся, и Димка чуть не наскочил на него.
Старик стоял на тропинке и, держась за сердце, дышал всей грудью, задирая вверх обезьянью морду. Отдышавшись, пытался снова идти в гору, но, видно, понял, что мы уже далеко, и стал медленно спускаться обратно.
Димка проводил врага, следуя по пятам, до Долины, взобрался на скалу и сидел там, пока не удостоверился, что зверь снова уполз в свою нору.
– Попомни меня, Васька, у него, верно, есть наблюдательный пункт…
– И он все видит, а его никто не видит, – добавил Левка. – Не зря же так сказала Белка.
– Иначе как бы он узнал, что вы пошли по тропинке? – снова начал убеждать меня Димка. – Он же выскочил из воронки, словно с цепи сорвался. И побежал прямехонько следом…
Мне все это казалось фантазией Дубленой Кожи. Однако на всякий случай я скомандовал на открытом месте днем не появляться, в хижину пробираться незаметно, Долину из виду не выпускать. Смотреть на нее из леса или из кустов на берегу.
Мы взобрались на скалу, и с нее я указал каждому его наблюдательный пункт. Димка должен был караулить только пещеру из-под приземистой елки. Левке я поручил коптильный завод и участок в районе нашей хижины, а сам остался на скале, чтобы видеть и тропинку, ведущую к Черным Скалам, и открывающееся с нее все Пространство Золотой Долины.
Скалу я выбрал себе потому, что она казалась мне самым важным пунктом, где требуется не только особая бдительность, но и умение принять быстрое решение и перейти к активным действиям против врагов. Вы поймете, что я не ошибся.
Со скалы мне хорошо было видно, как Левка и Димка пробираются по заросшему лесом склону к коптильному заводу. Около него они постояли и, поговорив о чем-то, расстались: Левка полез вверх, а Димка направился дальше к своему наблюдательному пункту. Несколько минут спустя пронзительно крикнула сойка – тут же откликнулась вторая сойка, поближе. Это означало, что Димка встал на свой пост, и Левка тоже находится начеку, и пока все благополучно.
Я ответил таким же сигналом и, расположившись удобнее на камне, стал смотреть в Золотую Долину, которая была передо мной как на ладони.
Хорошо же, наверно, здесь летом. Но сейчас жизнь в Долине только начинает пробуждаться. Деревья, кроме хвойных, стоят еще голые и черные, словно опаленные пожаром. Зато редкая молодая травка, почти незаметная вблизи, отсюда, сверху, кажется уже чистой и покрывает почти всю Долину зеленым ковром.
Большая стая грачей деловито суетилась на полянке, прилегающей к тропинке, а под скалой разыскивал в сухой траве пищу целый табунок каких-то зеленых птичек.
Солнце пригревало все сильнее, и мне стало жарко в ватной куртке. Я снял ее, расстелил и лег, положив голову на руки. Сказались, видно, бессонные ночи, и я начал засыпать, но в это время что-то ослепительно ударило мне в лицо – будто кто шалил и наводил на меня зеркало. Но зеркальный зайчик тут же исчез, и я увидел недалеко от пещеры блестящую точку. Вроде бы там лежало стекло, от которого отражаются солнечные лучи. Точка шевелилась. Она то светлела, то угасала, а зайчик от нее так и бегал по всей Долине.
Я стал гадать, что бы это могло быть. И вдруг чуть не подскочил от мысли: перископ! Бывают же перископы на подводных лодках. Они служат для того, чтобы, не всплывая, видеть все, что делается на поверхности. Почему бы и старичку, который всех видит, а его никто не видит, не сделать себе перископ? Говорил же Димка, что старик выскочил из своего убежища в ту минуту, как мы вышли на тропинку. Чудом, что ли, он нас увидел?
От этой мысли я так и заерзал: мне хотелось поскорее поделиться с ребятами открытием. Но Левка и Димка сидели в засадах, и я, как ни вглядывался, не мог их обнаружить.
По привычке я на всякий случай зарисовал Золотую Долину и отметил на рисунке точку, где был блестящий предмет. Потом мы могли найти его и выяснить, что это такое.
Едва успел я сделать чертеж, как грачи с криком поднялись в воздух, а немного погодя вспорхнула и стая зеленых птичек.
Я оглянулся, чтобы узнать, что их потревожило, и увидел… – кого бы вы думали? – Белотелова!
Он шел с большим рюкзаком. Под скалой остановился, снял рюкзак и носовым платком стал отирать с лица и шеи пот. Но я понял, что он не столько утирается, сколько присматривается ко всему вокруг. Наконец, словно решившись на опасное дело, взвалив на плечи ношу, Белотелов двинулся дальше. Он не рискнул показаться на открытом месте, а пробирался вдоль опушки, прячась под деревьями. Как все-таки я был прав, когда по следам новых галош отгадывал путь, каким появлялся и исчезал из Долины этот подозрительный тип! Он даже нагибался под деревьями точно так, как я себе представлял.
Сейчас негодяй шел к коптильному заводу, и я предупредил Левку об опасности двойным пронзительным криком сойки. Левка сразу высунулся из кустов, чтобы узнать, в чем дело, но, наверно, увидел врага и спрятался.
Около коптильного завода Белотелов замешкался и нерешительно повернул к Левкиному сооружению. Видно было, что дыра здорово его озадачила. Рассмотрев ее, он долго стоял и все озирался, не понимая, конечно, кто и зачем сделал здесь печку.
Не успел Белотелов отойти от коптильного завода, как снова последовал зловещий крик сойки. Это Левка предупреждал Димку. Я увидел, что Большое Ухо высунулся снова из кустов и, подобно кошке, стал быстро переползать от укрытия к укрытию, следуя за Белотеловым.
«А ведь правильно делает Федор Большое Ухо», – подумал я и, камнем скатившись со скалы, бросился по лесному пригорку догонять товарища.
Скоро мы вое трое собрались под приземистой елкой, а Белотелов расстался, наконец, со спасительной тенью опушки и чуть не бегом кинулся к воронке. Едва он исчез в ней, мы нырнули туда же.
Белотелов шагал по пещере с фонариком, но так уверенно, что было видно: здесь он не впервые.
Интересно! Уж не заодно ли знакомый дяди Паши со стариком?
Мы осторожно двигались за огоньком, как вдруг огонек исчез. Мы вначале растерялись, так как не знали, что теперь делать. Но я вспомнил о существовании боковых ходов и шепнул ребятам, чтобы они следовали дальше. Взявшись за руки, чтобы не потерять друг друга в темноте, мы смело устремились вперед и скоро обнаружили в левой стене какое-то светлое пятно… Ход! Сделав по нему несколько шагов, снова увидели огонек фонарика слева. Боковой ход здесь круто поворачивал, и я понял, что мы очутились в том коридоре, куда хотела увлечь нас Мурка.
Впереди блеснул яркий свет и стало видно, что коридор заканчивается широким гротом. Туда-то и вошел Белотелов.
Мы подкрались совсем близко и увидели то, чего никак нельзя было ожидать. Грот был обставлен, как настоящая комнатах (- гроты бывают маленькие и большие, по нескольку метров в длину. Этот был средний уютный гротик, вполне подходящий для жилья. – В. М.). В середине – освещенный большой керосиновой лампой стол, около него – несколько стульев и старинное кресло с высокой спинкой, сбоку – красивая деревянная кровать, шкаф и даже несгораемый ящик. Но что больше всего удивило нас, так это белая кафельная печь: она топилась, и на плите жарилось какое-то до того вкусное блюдо, что я начал глотать слюнки.
Старик был здесь. Он сидел в кресле, а Белотелов выкладывал на стол булки белого хлеба, банки консервов и даже колбасу!
– Думаю, на неделю тебе хватит, – говорил Белотелов, – в следующее воскресенье привезу что-нибудь получше.
– Не надо! – сердито отозвался старик, и я заметил, что он шепелявит: – Я могу перейти на шухари и коншервы. Все оштальное у меня тоже ешть. А ходить шюда чашто не надо. Опашно. За тобой не шледили?
– А кто может за мной следить?
Старик рассказал ему о том, что появились какие-то ребята, которые суют нос везде. Они были в пещере и поднимались даже вверх по ручью. «Шегодня, – сообщил старик, – двое ушли и, кажетша, уехали на машине в шторону города».
– Да, это неприятно, неприятно… – все время повторял Белотелов, а потом спросил: – А ты не слышал, как они друг друга называли?
И когда старик произнес мое имя (подслушал, гад!), Белотелов вскочил, забеспокоился и даже стукнул злобно по столу.
– Не надо нервничать, шынок! Они ищут, как я понял, золото, – тут старик противно рассмеялся и добавил. – Не думаю, чтобы их привлекала медная руда.
– Ты забыл, что в ручье они могут прельститься кристаллами… – Белотелов произнес какое-то непонятное слово. – Что, если они…
Тут старик схватился за голову и даже начал стонать. Он, верно, вспомнил, как Димка крикнул мне в котловане: «Васька, есть!» – и то, что мы собирали что-то в ручье.
Белотелов встревожился еще больше и сразу решил уходить. Мы пропустили его мимо себя, а потом, следуя за огоньком, выбрались наружу. Когда я высунул голову из воронки, он уже бежал вдоль опушки.
Но что это? Я увидел за Белотеловым в глубине леса фигуру еще какого-то человека. Он шел широким размашистым шагом и всякий раз прятался то за куст, то за дерево, как только Белотелов оглядывался. Дойдя до широкой полянки, человек остановился. Видя, что Белотелов уходит все дальше, перебежал поляну и быстро пошел между деревьями. Вот он остановился на минуту, снял фуражку, отер ею пот с лица.
– Рыжий, ребята, рыжий человек… – шептал, я, видя, как сверкают на солнце огненные волосы. – Может, тот самый фриц, которого мы упустили тогда ночью?
Димка и Левка хотели посмотреть на фрица, но я вылез из воронки, скомандовал:
– Под Димкину елку, ползком!
Со стороны, конечно, смешно было смотреть, как мы на карачках ползли один за другим, но я боялся, что старик увидит нас через свой перископ. А ползком мы могли пробраться к елке незаметно, потому что перископ, если он и был, должен все-таки возвышаться над землей.
Мы с Димкой укрылись под елкой. Немного отдышавшись, заползли за нее, поднялись во весь рост. Но ни Белотелова, ни рыжего уже не было видно.
Ну и ерунда! Что надо здесь фрицу?
– Оказия! – усмехнулся я. – Попали мы в переплет!
– Черт знает что! – откликнулся Димка. – Я все больше думаю, что мы в лесу задержали не фрица, а еще кого-нибудь.
Тут из-под елки немедленно выполз Левка:
– Эх ты, – не фрица! А если он тоже сегодня за золотом пришел?
– Тс-с! – предупредил я разговорившегося Левку. – Ложитесь!
Рыжий человек шел обратно. Сейчас мы хорошо рассмотрели его. На нем был все тот же самый простой, крытый сукном полушубок, солдатские брюки и солдатская же серая шапка на голове. Его ноги в черных обмотках выглядели совсем тоненькими благодаря огромным желтым немецким ботинкам. За поясом, как и в первый раз, был топор, а короткая винтовка болталась за плечами.
Фриц вышел к середине Долины и стал что-то искать. Мы хорошо видели, как он направился к тому месту, где была воронка, заглянув вниз, спрыгнул в воронку и скоро снова показался наверху. Как бы стараясь запомнить место, посмотрел на нашу елку, оглянулся на Зверюгу…
– Что ему здесь надо? – спросил я.
– Известно что, – откликнулся Левка. – Золото ему надо, вот что!
– Интересно, почему он не полез в пещеру? – сказал Димка. – Видел же, а не полез…
– Чудак человек, – усмехнулся Левка, – да там же темно… Ты не был, что ли, там?
Вся Долина была залита ярким солнечным светом, и вокруг все выглядело так хорошо, что виденное под землей казалось каким-то неприятным сном.
– Подумать только, – поразился Димка, – сидит под землей этот кощей и стережет сокровища Золотой Долины. А от кого стережет?
– Я бы на его месте пошел в исполком, – сказал Левка, – и заявил бы: вот какое богатство я сберег. Отдаю, мол, в фонд обороны на дело разгрома врага!
А я в это время думал о том, почему старик хихикал, когда говорил, что мы ищем золото?
Страшное подозрение закралось мне в голову, до того страшное, что я побоялся поделиться им даже со своими товарищами…

ВАСИЛИЙ КЛЁПОВ (1909 – 1976)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments