germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

ТАЙНА ЗОЛОТОЙ ДОЛИНЫ (1942, Урал). XI серия

Глава одиннадцатая
ВВЕРХ ПО БЕЗЫМЯННОМУ РУЧЬЮ. СПИНА БОИТСЯ ПУЛИ. КРИСТАЛЛИЧЕСКОЕ ЗОЛОТО. В НАС СТРЕЛЯЮТ. В ЗАСАДЕ
Левке я приказал быть недалеко от хижины и ловить рыбу, а мы с Димкой взяли лопату, кирку, два мешочка под золотой песок, лоток и сковороду и отправились вверх по Зверюге. Как и писал Окунев, не особенно далеко от пещеры в Зверюгу впадал ручей. Сейчас он был довольно бурным, но в июле, когда был здесь Окунев, очевидно, пересыхал. Потому никто и не дал ручью названия.
Идти было трудно: ручей протекал по глубокому ущелью, заваленному каменистыми глыбами. Мы могли продвигаться вперед только по воде, перескакивая с камня на камень.
– Слушай, Молокоед, – обратился ко мне Димка, – тебе не кажется, что мы подставляем спины под мушку чьего-то ружья? Не лучше ли нам подняться вверх из ущелья и пойти лесом?
– Удивительный ты человек, Дубленая Кожа. Ты старше меня на два солнца, а твоими устами говорит ребенок. Ведь с тех пор, как здесь перестреляли партию Окунева, двадцать один раз распускался и снова опадал лист с деревьев. Какой же пули боится твоя спина?
Откровенно говоря, вся эта индейская болтовня была теперь ни к чему, и мы только прятали за ней свой страх. Мне то и дело представлялось, что кто-то сверху все время целится нам в спину. Я даже стал время от времени делать прыжки в сторону, чтобы увернуться из-под наведенного на меня дула. Если прыгать из стороны в сторону, то, говорят, в человека очень трудно попасть. Оглянулся на Димку – он тоже делает подозрительные скачки.
«Перестреляли по одному, как куропаток», – вспомнились слова Окунева. – Ничего мудреного – здесь подстрелят, и не узнаешь, кто подстрелил…»
– Мне кажется, Дубленая Кожа, мы уже достаточно потренировались в прыжках с места и в прыжках с разбега. Ты не будешь против, если мы выберемся из этой дыры и пойдем по кромке ущелья?
Димка, ясно, не имел ничего против.
Мы вскарабкались наверх и вышли к едва заметной тропке, которая вилась между кустами и деревьями над самым обрывом. Идти по ней было удобнее и как-то веселее.
– Споем, Дубленая Кожа?
– Споем, – весело ответил Димка и тут же крикнул: – Вперед, аргонавты!
– Вперед, миронавты! – подхватил я.
Вперед к золотым берегам, – запели мы оба.
Ни шторм не опасен —
Ни черт нам не страшен,
Идем мы навстречу врагам!

Правильно сказал Лебедев-Кумач, песня здорово жить помогает: едва только мы затянули «Марш аргонавтов», страх с нас как рукой сняло. И чем громче мы базлали тем смелее было идти.
(- опять кто-нибудь скажет, что слово «базлали» употреблять нельзя. А если так говорят? У Даля в словаре сказано, что так говорят и в Вологде, и на Урале, и в Сибири, и на юге. Все русские люди так говорят! – В. М.)
Так с песней мы и вышли к широченной котловине, внизу которой протекал этот безымянный ручей. Но сверху он казался тоненькой ниточкой.
– Вот тут пошарим, Дубленая Кожа!
– Обязательно, Молокоед!
Удивительный вид был у котловины. Берега обрывистые, твердые, и везде в них – глубокие ниши, выемки. Сразу видно: не природа работала здесь – человек.
Мы прошли вдоль обрыва, спустились к самому ручью и не успели сделать нескольких шагов, как Димка крикнул:
– Есть, Васька!
И показал мне на ладони красивый-красивый желтый кубик, который переливался, как огонь.
– Смотри, чистое кристаллическое золото!
– Где нашел? Место заметил?
– Заметил, пойдем!
И что бы вы думали? Прошли мы с Димкой не более пяти-десяти шагов, как набрали золотых кристалликов по целому мешочку.
– Ага, Сударыня Жила, попалась! Как думаешь, Дубленая Кожа, сколько тут фунтов будет?
– Ставлю, Молокоед, один против ста, – взвесил на ладони мешочек Димка, – здесь, по крайней мере, фунтов пять.
– Эх ты, весовщик! Здесь не меньше десяти фунтов! – торжественно сказал я…
В этот самый момент что-то прожужжало около нас, вроде шмеля, и камень, который лежал у моих ног, ни с того, ни с сего разлетелся вдребезги. И тут же – бум! – выстрел! Мы оглянулись, а над кустами, на краю обрыва, дымок вьется. «Ого, – думаю, – началась и за нами охота».
– Димка, сюда!
Мы юркнули за большой камень, легли на землю и притаились.
– Думаешь, в нас стреляли? – прошептал минут пять спустя Димка.
Я посмотрел на него и понял: Дубленая Кожа трусит – лицо у него позеленело, а веснушки стали совсем черные.
– Боишься?
– Нет, мне просто интересно знать, в нас или не в нас.
Чего уж – «нет», когда у меня у самого сердце колотилось, как у кролика…
– Сейчас проверим!
Рука у меня еще дрожала, но я надел на лопату шапку и высунул из-под камня. Грянул выстрел, и что-то горячее упало в мою ладонь. Это пуля расплющилась о лопату и свалилась мне на руку (- мягкая пуля: охотничье ружье. - germiones_muzh.). Потом еще раз ахнул выстрел, но только с другой стороны.
– Ясно? Вот попробуй и высунься теперь из-за камня. Перестреляют, как куропаток.
Я нечаянно повторил слова геолога Окунева и подумал: «Вот так же, верно, и он. В него стреляли, а он не знал, кому понадобилось стрелять».
Что делать теперь?
Мой мозг, как говорят писатели, лихорадочно работал. «Если лежать без конца здесь, под камнем, – рассуждал я, – значит, уподобиться страусу, который при опасности прячет голову в песок и думает, что если он не видит охотника, то и охотник его не видит! Смешно и глупо! Не будет же тот, кто в нас стреляет, ждать, когда мы сами подставим себя под выстрел. Он или зайдет с другой стороны котловины, или спустится вниз и подстрелит нас в упор. Выходит, нам тоже надо что-нибудь предпринимать. А что?»
Сам того не замечая, я стал без конца повторять вслух:
– Что же делать? Что делать?
– Не знаю, – шептал Димка, как будто я его о чем-нибудь спрашивал.
– Пора знать! – огрызнулся я.
– Что делать? – проворчал Димка. – Караул кричать?
Я вскочил на колени и чуть не высунул голову из-под камня:
– Правильно, Димка! Эврика! (- если бы меня услышал Архимед, он хохотал бы. Но мне было не до смеха. И Архимедову эврику в нашем бедственном положения я произнес потому, что ничего умнее не придумал. – В. М.) Давай кричать «караул!»
Я решил испугать нашего врага криком. Не может быть, чтобы его преступная душонка не дрогнула от страха, когда мы начнем звать на помощь.
Он надеется разделаться с нами втихую, а мы ему еще покажем.
Снова из-за камня высунулась шапка, снова прогремел выстрел, а за ним второй, откуда-то из другого места, и в тот же миг мы с Димкой начали кричать:
– Караул! Спасите! Караул!
Со всех сторон понеслось нам в ответ:
– Ау… Э… Ау…
Мы кричали так минут пятнадцать.
Димка до того вошел в роль, что выводил свою арию уже жалким, дрожащим голосом и готов был плакать.
– Ну-ка, еще раз, – я приподнял над камнем шапку.
Выстрела не последовало. Враг или не хотел себя выдавать, или испугался наделанного переполоха и убежал.
Солнце уже скрылось за утесами на той стороне Зверюги. Начинало смеркаться. Я соорудил из лопаты, кирки, пиджака и шапки чучело, высунул его и начал всячески поворачивать, будто кто-то из нас перестал скрываться и оглядывается, собираясь уходить.
Выстрела не последовало и на этот раз.
Мы посидели еще немного, выбрались из котловины, отыскали тропинку и, почти не дыша, ежеминутно останавливаясь и прислушиваясь, пошли от проклятого места.
В сумерках казалось: каждый куст бросается на нас, собирается выстрелить. В одном месте нам послышалось, что кто-то идет следом. Мы остановились и замерли. Отчетливо прошуршали три-четыре шага, и все смолкло. Шагов совсем не стало слышно.
Димка осторожно приблизился ко мне, взял меня за руку:
– Васька, я его вижу…
– Где? – еще тише спросил я.
– Вон береза, та, у которой сучья спускаются… Чуть правее между стволом и суком… Видишь?
Я вгляделся и заметил около куста какого-то человека. Он стоял, повернувшись к нам, и смотрел. Неужели старик? Тогда почему он не стреляет?
Я потянул Димку за руку:
– Ложись!
Мы оба легли, а сами смотрели все время на того, кто стоял около куста.
– Ползем!.. Только тихо.
И мы поползли, все время оглядываясь. Наконец остановились под кустом.
Снова послышались осторожные шаги.
Человек вроде приближался к нам. Тогда я толкнул Димку: «Побежали!» и помчался, не разбирая ни кустов, ни сучьев, которые рвали мою одежду.
Когда мы добрались, наконец, до Золотой Долины, было совсем темно.
С отчаянно колотившимся сердцем, с дрожью в ногах я спросил Димку:
– Как думаешь, кто это был?
– Пенек, – нервно рассмеялся Димка.
– Сам пенек… – огрызнулся я. – Ты же показывал и ты же говоришь: пенек. А шагов не слышал, что ли?
– Слышал!
– Ну так нечего и прикидываться!
Я еще раз оглянулся. Легонько шумел лес, одно дерево со скрипом терлось о другое. Со стороны реки доносилось журчание струй. Над нами пролетела тень, и через минуту послышался крик козодоя. Потом как закричит кто-то, как захохочет, у меня так и пошли мурашки по телу…
Никаких шагов больше не было слышно, и мы пошли к темневшей неподалеку хижине. В ней никого не оказалось.
– Левка! – тихо позвал я.
Федор Большое Ухо вылез из кустов, растущих рядом с хижиной.
– Ты что же не разводишь огонь?
Левка махнул рукой, вытер рукавом слезы и забормотал, срываясь на плач:
– Какой тут огонь!.. Не знаю… как жив… остался.
В сумерках Левка услышал недалеко от хижины выстрел и отчаянный собачий визг. Через несколько минут к хижине приползла Мурка. Она была вся в крови и уже не держалась на ногах. Левка наклонился к ней, хотел взять на руки, но собака перевернулась на спину, лизнула Левку в лицо, несколько раз шевельнула хвостом и затихла.
Вскоре Левка увидел, что от опушки к нему направляется старик. Он был с ружьем и нес его перед собой так, как носят охотники, готовые каждую секунду вскинуть и выстрелить.
Левка не стал ждать этого, бросился в лес. Старик тоже побежал за ним, но Федор Большое Ухо лег в ямку и притаился в ней, как кролик. Он слышал – под ногами старика трещали ветки, шумели кусты. Временами негодяй подходил совсем близко. Левка не выдержал пытки, на четвереньках пробежал несколько шагов и улепетнул к речке. Там, спрятавшись под обрывом, выждал, когда старик уйдет к своей норе, и только тогда вылез из-под обрыва, стал ждать нас в кустах.
Мы стояли и совещались в темноте. Я так разозлился на старика, что решил сегодня же ночью его поймать. Мы уговорились так: я залягу где-нибудь недалеко, а ребята в хижине разожгут поярче костер и посадят у огня чучело, смахивающее на человека. Сами лягут на нары и будут ждать моего сигнала. Как только этот тип появится, мы мигом его заарканим.
Расчет у меня был простой. Раз уж старик уничтожил собаку, которая помешала ему напасть на нас утром, теперь он обязательно придет к хижине ночью, чтобы расправиться с нами. Откуда ему знать, что один из нас будет сидеть снаружи и подкарауливать? А насчет чучела у костра – это обычная индейская хитрость, на которую попадались и не такие злодеи.
Я выполз из хижины в засаду. В руке у меня были лассо с петлей на конце и топорик. Первый раз в жизни я всерьез полз по-пластунски. Думаю, никто из пластунов так плотно не прижимался к земле, как я в ту памятную ночь. Мне все представлялось, что старик меня видит и уже заносит надо мной нож.
Когда я оглянулся, хижина уже осветилась: ребята разожгли костер. У огня сидел здоровый дядя, и всякий, кто не знал, что это чучело, решил бы, что это – настоящий человек, который немного вздремнул.
Повернувшись лицом к хижине, я стал наблюдать. Огонь от костра ярко освещал все кругом, и видны были каждая травинка, каждый камешек на земле.
«Ну, – думал я, – приходи. Теперь от меня не скроешься…»
Ни Димка, ни Левка у огня не показывались, но я чувствовал, что они не спят.
Иногда костер вспыхивал ярче – это ребята, не обнаруживая себя, подбрасывали в огонь дрова.
Было уже за полночь. Ручка ковша Большой Медведицы спустилась вниз, над восточным краем неба засверкали веселой кучкой Стожары (Сергей Николаевич говорил нам, что это верные признаки близкого рассвета (- он не сказал нам только, что когда восходят Стожары, людей всегда пробирает дрожь. Не то от холода, не то от страха. – В. М.). Потом где-то залепетала птичка. Вот неугомонная! Чего ей не спится? Ведь никакой злой старик ее не подкарауливает, – спала бы себе да спала, подвернув голову под крыло…
И тут я услышал за собой осторожные, редкие шаги. Еще плотнее прилег к земле, втянул голову в плечи. Мне казалось, что он сейчас наступит прямо на меня, но старик прошел рядом и остановился. Я бесшумно пополз за ним. Его длинная тень, удивительно длинная для такого маленького человека, ложилась на меня, и я полз прямо по этой тени.
Он снял с плеча коротенькое ружье, но прицеливаться не стал, а, осторожно шагая, стал подкрадываться еще ближе к хижине. Я продолжал ползти. Он снова остановился и теперь был от меня всего в каких-нибудь шести или семи шагах. Встав на изготовку, начал поднимать ружье. Стрелок он, видать, был опытный, потому что целиться долго не стал: не успел я приподняться, чтобы набросить на него петлю, как грянул оглушительный выстрел.
Я вскочил, подбежал сзади, набросил лассо. Оно хлестнуло его по шее, но не зацепилось.
– Держи! Гей! Гей! – крикнул я что есть силы, чтобы испугать старика. – Держи бандюгу!
Даже не оглянувшись, он бросился в сторону и сразу исчез в темноте. Димка с Левкой тоже выскочили из хижины и тоже кричали: «Держи! Гей! Гей!» И все горы сразу всполошились, и отовсюду неслось: «Эй! Эй!», как будто в Золотую Долину вошла целая армия и ринулась за этим мерзким старикашкой.
Гнаться за ним мы боялись. Еще подкараулит где-нибудь за кустом и пристукнет. Остановились в тени и решили, что двое будут спать в хижине, а один по-прежнему заляжет невдалеке, чтобы, если старик снова появится, все-таки захлестнуть его петлей. И Димка и Левка просились в засаду, но я сказал, что имею в этом деле опыт и поэтому буду подкарауливать старика сам. Но в эту ночь он больше не появился. Я взял лопату и вырыл за хижиной под березовым кустиком могилу для Мурки. Собака лежала, как живая, и только губы ее были разомкнуты, и на них запеклась кровь. Я посмотрел, куда угодил убийца. Пуля вошла в грудь и вышла в левом боку. Наверно, Мурка смотрела на старика и лаяла, когда он в нее выстрелил.
Вместе с Левкой мы уложили в могилу Муркино тельце, присыпали землей.
Когда я, кончив работу, взглянул на Левку, то увидел, что он плачет.
– Ничего, Федор Большое Ухо, мы отплатим за Мурку! Так отплатим, что старик будет сам не свой от злобы…

ВАСИЛИЙ КЛЁПОВ (1909 – 1976)
Subscribe

  • (no subject)

    а я уж дома. Дозоревой туман - от окон, до самого Дона. Тихо. Светает

  • русская сказка

    БЕЛАЯ УТОЧКА один князь женился на прекрасной княжне и не успел еще на нее наглядеться, не успел с нею наговориться, не успел ее наслушаться, а уж…

  • Геоглоссум обманчивый - чёрный сумчатый "земляной язык"

    с конца июля и как раз по октябрь, на заброшенных лугах и лесных опушках из невысокой травы поднимается - и дразнит прохожего фиолетово-чёрный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments