germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

прогулки по крышам - старинный евроспорт воров и влюбленных

море крыш старого Парижа (или Берлина, или Рима, или Праги). Незабываемый вид с мансарды! Мучительный и прекрасный старт юных д'Артаньянов, Бальзаков и Делакруа... Красные, серые, желтые, зеленые скаты, коньки, карнизы, шатры, щипцы и свесы... - Но на них нетолько любовались.
Ночные путешествия по черепичным крышам городов - исконный экстрим европейских злодеев и влюбленных. Этому искусству их учила страсть. И они умели быть на высоте.
Двухскатные кровли старинных зданий круты и подъяты под облака: самый обычный купеческий дом с эпохи позднего средневековья - двухэтажный (на первом лавка, на втором жильё). А на крыше - жульё... Это целый мир со своей фауной и флорой. Не только мох с лишайником но и цветы, и даже деревья. А еще - висячие сады-огороды подоконников и балконов! Гнёзда аистов, воронов, диких уток (если - у реки) на верхотуре; воробьи и ласточки под стрехой, голуби на карнизе. Порхают нетопыри. Барражируют маниакальные карлсоны. Бродят вездесущие кошки; случается - хорьки (эти очень шумят). И человек...
Прогулки по крышам - комплексный вид спорта. Очень опасный: здесь и внезапный срыв вниз с летальным исходом, и пролом черепицы с переломом ноги и увечным застреваньем между небом и землей... Навыки - какие только ни понадобятся! Стенолазанье, скатоползание, скольжение и канатоходчество, эквилибр и прыжки с захватом или перекатами. Современный паркур как образец тут негодится - он расчитан на тупо надежные опоры и излишне, безоглядноскоростной. Застройки нынче типовые, стандартные. А старинные крыши могли быть на тыщу разных манер. И не обновлялись веками.
Я предпочитаю классику - и постарался найти что-нибудь приличное у Гюго. Но на удивление в «Соборе Парижской Богоматери», где Квазимодо совершал просто подвиги и ставил рекорды по этому делу, никаких интересных нюансов не оказалось. Вообще. - Я так и знал, что Гюго фуфлогон... Зато папаша Бальзак неподвел, даром что неромантик! Вот история выхода на крыши молодого дворянина XV столетия, под именем Гульнуара нанявшегося учеником в Дурной дом к опасному скряге Корнелиусу, чтобы добраться до соседнего особняка Пуатье своей замужней дамы сердца:
«…оставаясь у своего оконца, он уже заранее упивался всеми ужасами, которые сулило его приключение, и всего боялся, как узник, не утративший еще последнего луча надежды. С каждым новым препятствием образ его возлюбленной становился все прекраснее. Она была для него не просто женщиной, но некиим сверхъестественным существом, которое он неясно различал сквозь пламя желания. Слабый крик, раздавшийся, как ему показалось во дворце Пуатье, вернул его к действительности. Усаживаясь на тощую постель, чтобы поразмыслить о своем деле, он услышал на лестнице легкое поскрипывание и, напрягая слух, уловил слова старухи (- сестры Корнелиуса. - germiones_muzh.): "Он ложится!" Благодаря случайному свойству здания, не предусмотренному архитектором, малейший звук отзывался в комнате ученика, так что мнимый Гульнуар не упустил ни одного движения скряги и его сестры, шпионивших за ним. Он разделся, лег, притворился спящим и, пока его хозяева стояли на лестнице и подслушивали, не терял времени, изыскивая средства пробраться из своей темницы в особняк Пуатье. Часов в десять вечера Корнелиус с сестрою, уверенные, что ученик спит, удалились к себе. Дворянин внимательно следил по глухим и отдаленным звукам за передвижением фламандца и его сестры и, казалось ему, понял, как расположены их комнаты: они должны были занимать весь третий этаж. По обыкновению той эпохи, окна верхнего этажа выступали из ската крыши и были украшены тимпанами богатой резной работы. Крыша окаймлялась своеобразной балюстрадой, скрывавшей кровельные желоба, предназначенные для дождевой воды, которая по трубам, заканчивавшимся внизу пастями крокодила, стекала на улицу. Дворянин, изучивший всю нужную ему топографию так же старательно, как это сделал бы кот, рассчитывал, что из башни можно попасть на крышу, а затем пробраться в комнату графини по желобам и водосточной трубе, - он лишь не предусмотрел, что оконца в его башенке слишком малы и в них невозможно пролезть. Убедившись в этом, он решил вылезть на крышу через окно, которое имелось над верхней площадкой лестницы. Но для выполнения этого смелого проекта надо было выйти из комнаты, а Корнелиус взял ключ с собой (- парня заперли в его каморке. - germiones_muzh.). Молодой дворянин, отправляясь в Дурной дом, на всякий случай захватил с собою кинжал - такой, которым в те времена на смертельных поединках наносился "удар милосердия", если противник умолял прикончить его. Лезвие у этого страшного оружия с одной стороны было острое, как бритва, а с другой зазубренное, как пила, но зазубрины шли в направлении, обратном тому, по которому кинжал входит в тело. Дворянин имел в виду воспользоваться этим кинжалом, чтобы выпилить из двери замок. К счастью для него, замочная коробка была укреплена в двери изнутри четырьмя большими винтами. При помощи кинжала юноша, правда с большим трудом, отвинтил замок своей темницы, а все четыре винта аккуратно положил на сундук. К полуночи он уже был на свободе и, сняв башмаки, сошел вниз, чтобы ознакомиться с местом действия. Он немало был удивлен, когда, открыв настежь дверь, увидел какой-то коридор, с несколькими комнатами по обеим сторонам, а в конце коридора обнаружил окно, выходившее на стык, образованный крышей дворца Пуатье и крышей Дурного дома. Как велика была его радость, можно лучше всего судить по тому, что он тотчас же дал Святой Деве обет заказать в ее честь обедню в Эскриньольской церкви, знаменитой церкви города Тура. Обследовав высокие и широкие дымовые трубы дворца Пуатье, он пошел за своим кинжалом; но вдруг задрожал от страха, увидев, что лестницу озарил свет и, словно призрак, в конце коридора возник сам Корнелиус, в мантии, со светильником в руке, устремивший в коридор широко открытые глаза.
"Если распахнуть окно и прыгнуть на крышу, то он услышит меня", подумал дворянин. (- я думаю, он просто нехотел убивать. - Ведь шел любить. - germiones_muzh.)
А страшный Корнелиус все приближался, как приближается к преступнику смертный час. В такой крайности, движимый любовью, Гульнуар обнаружил полное присутствие духа: он бросился в амбразуру одной из дверей и прижался в углу, поджидая скрягу. Когда Корнелиус, держа перед собой светильник, достаточно приблизился к дворянину, тот дунул и погасил светильник; Корнелиус что-то пробормотал, выругался по-голландски, но повернул назад. Тогда дворянин побежал к себе в каморку, взял там свое оружие, возвратился к спасительному окну, тихо открыл его и выпрыгнул на крышу. Очутившись под открытым небом, на свободе, он почувствовал внезапную слабость - так он был счастлив; быть может, чрезмерная возбужденность, вызванная только что испытанным страхом, или смелость его затеи были причиной его волнения; победа часто таит в себе такие же опасности, как и сама битва. Он примостился у кровельного желоба, вздрагивая от радости и задаваясь вопросом: "По какой трубе надо спускаться к ней?"
Он окинул взглядом каждую трубу. Любовь сделала его догадливым - и он стал ощупывать трубы, чтобы узнать, которая из них была еще тепла от недавней топки. Определив это, смелый дворянин воткнул кинжал между двух камней, зацепил за него свою веревочную лестницу, бросил другой конец ее в отверстие трубы и отважно стал спускаться к своей возлюбленной, положившись на крепость доброго клинка. Он не знал, спит ли Сен-Валье, или же бодрствует, но твердо решил сжать графиню в своих объятиях, пускай бы даже это стоило жизни и ему и графу. Он тихо опустил ноги на теплую золу, еще тише наклонился (- свод камина низкий. - germiones_muzh.) и увидел графиню, сидевшую в кресле. Озаренная светильником, бледная от счастья, трепеща от страха, женщина указала ему пальцем на Сен-Валье, который лежал на кровати в десяти шагах от кресла. Уж поверьте, что их жгучий поцелуй был беззвучен и отозвался только в их сердцах!..» (ОНОРЕ ДЕ БАЛЬЗАК «МЭТР КОРНЕЛИУС»)
- Что сказать? Красавец. Теперь таких не штампуют.
Желаю вам счастья.
Subscribe

  • как надо встречать бога грома

    БОГ ГРОМА матушка Ван Цун-цзяня из Бочжоу сидела в комнате, когда потемнело и начался мелкий дождь. Она увидела Бога Грома с молотом, который…

  • способности сиамского льва

    ЛЕВ из Сиама везли в качестве дани льва и повсюду, где была остановка, их окружала стеной толпа зевак. Своим видом лев разительно отличался от того,…

  • академик Тянь-ба - и старуха с улицы (III в. до н.э.)

    Ай-цзы рассказывал: В академии Цзися (самая знаменитая академия древнего Китая. Основана в 318 г. до н.э. в Линьцзы. - germiones_muzh.) живёт…

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments