germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

вы этого ждали! звиздец Малволиону!!! (I cерия из двухх)

судя по его хронометру, полдень еще не наступил, но воздух, как ему казалось, уже раскалился добела. Карл Гросс – гвардеец Пятнадцатого Мордианского Железной Гвардии перед тем как открыть ржавую дверь позволил себе утереть пот, заливающий глаза. Он остановился и нашел глазами майора Хешта. Офицер напряженно смотрел на Карла. Его лазган был готов к стрельбе. Бусинки пота сбегали пунктиром по его лицу. Было заметно, что пот у него выступил не только от жары.
– Чего ты ждешь? – прошипел он.
Гросс пожал плечами. Он и сам точно не знал, что ждет его за этой дверью. Перед выходом с базы Хешт сказал ему и другим гвардейцам из Второй Роты, что они всего лишь должны проверить, почему уже в течении 3 дней не выходит на связь водонапорная станция, расположенная в дельте реки. Осторожно отодвинув защелку, он начал медленно открывать дверь. Сзади него, припали к стенам коридора, застыв в напряжении и сжав лазганы, шесть других пехотинцев из Второй. Гросс, чертыхаясь про себя, стал медленно открывать дверь. И почему именно ему досталась эта «почетная обязанность» открывать дверь в неизвестность. Но, черт возьми, мы же Железная Гвардия! Более храбрых и дисциплинированных солдат в Империи не найти.
Они достигли водонапорной станции рано утром. Комплекс, состоящий из развернутых автоматических комплексов и жилых помещений, отвечающий за снабжение водой более дюжины ирригационных систем близлежащих ферм. Солнце только-только поднималось, было свежо. Не было видно ни единого признака жизни, даже вездесущих птиц, вечно вьющихся вокруг воды. Никто не отвечал на их окрики. Войдя, все сразу же начали тихо материться, так как какой то дурак установил климат-контроль на «тропический».
Отодвинув запор, Гросс, медленно отходя в сторону, тянул дверь за собой так, чтобы майор мог сразу выстрелить. Перед ними лежал гидропонный цех с высокой керамо-стеклянной крышей и металлическими опорами, ржавеющими в излишне влажном воздухе. Образцы зерновых культур и прочих растений размещались в маркированных горшках и стеллажах. Они прошли между огромных решеток, служащими здесь нагревательными приборами. Сверху постоянно капал конденсат. Мордианцы, набившиеся в оранжерею, мгновенно взмокли.
– Посмотрите, что это такое? – позвал гвардеец Парнелл.
Гросс вместе с майором подошли к нему. Парнелл с отвращением показывал на нечто лежащее под лампами дневного света. Периодически на эту дрянь, напоминавшую гниющие шаровидные раздутые грибы размером с голову человека и время от времени пульсирующую, распылялись какие-то химикалии. Майор выругался. Ни один из его людей не имел агротехнического образования и не был на Малвалионе настолько долго, чтобы знать местную флору. Но все знали, что «это» не растение.
– Сжечь эту гадость. Возьмите огнемет и все в пепел. – Хешт отошел в сторону.
Гросс уже собирался выполнить приказ, когда раздалось шипение лазганов. Неподалёку, где-то в соседних зданиях громыхнули шесть коротких взрывов. Коммуникаторы стали разрываться от неразборчивых воплей и выстрелов лазганов. Взвод развернулся. Все во главе с Хештом побежали на выстрелы. У Второго взвода, проводящего разведку в левом крыле комплекса, были неприятности. Люди Хешта ворвались в помещение, из которого были получены последние сигналы от Второго. Это был ангар с припаркованными сельскохозяйственными машинами с огромными колесами. Воздух был полон дыма, оставшегося после взрывов гранат. На полу лежало два трупа. Оба были из Второго. Они выглядели так, как будто их расчленили огромными сельскохозяйственными серпами. Взвод медленно крался во мраке. Гросс увидел обезглавленный труп, забрызгавший кровью колесо одного из тракторов. Этот трактор был пристыкован к огромному грузовику, в кузове которого лежало нечто похожее на необычный космический корабль весь перепачканный глиной из дельты реки. Похоже, он был сделан из какого-то металла. Гросс присмотрелся, и его передернуло от омерзения. Да он же был той же самой живой пульсирующей дрянью, что они видели в оранжерее, только гораздо больше размером. Не это ли нашли ученые в дельте реки и доставили сюда для изучения, как они передали в их последнем выходе на связь?
Вдруг сзади него раздался душераздирающий крик и выстрелы из лазганов. Гросс развернулся на шум и его чуть не сбил с ног труп пехотинца Парнелла. Вернее пролетевшая в нескольких сантиметрах от него мешанина из мяса, костей и фонтанов крови. Его лазган взревел и выплюнул яркий импульс. Нечто пронеслось во мраке с ужасающей скоростью. Нечто с когтями-серпами. Четырьмя комплектами когтей.
Оно рассекло майора Хешта надвое где-то в области талии и, все еще продолжая стрелять, то, что осталось от офицера рухнуло на пол. Следующим должен был стать Гросс. Он взвыл и открыл огонь. Генокрад…
Гросс, закричав, проснулся. Он весь вымок от пота. Голова раскалывалась. Прошло уже две недели с того кошмара на станции. Из его роты выжило только трое. Он никак не мог забыть о том, что случилось. Он же ветеран. Он бывал в жестоких битвах, но ни когда не был один на один с ужасающим монстром. Он физически ощущал его близость, его запах врезался ему в мозг. И уже две недели его преследовали кошмары и во сне и наяву.
Генокрад…
Надев форму, Гросс, шатаясь, вышел из казармы и зажмурился от дневного света. Были слышны рокот моторов и разговоры солдат. Он должен прийти в норму. Если он хочет выйти из шокового состояния, надо занять чем-нибудь свое тело и, главное, мозг.
Жмурясь от яркого солнца, он вышел на улицу и увидел грузовики, которые, разбрызгивая грязь, увозили вдаль людей и оборудование. Теплый грибной дождь, идущий совершенно не по сезону, размывал и без того разбитую дорогу. Модульные крыши и башни агротехнического комплекса № 132/5 на планете Малволион радостно блестели. Из водосточных труб хлестала вода.
Эвакуация шла полным ходом.
Перебегая дорогу между двумя громадными рычащими транспортерами, он уверял себя, что они уничтожили всю ту нечисть. Он сам лично разнес к чертям из лазгана одного из «этих», а потом еще двух. Затем он и остальные немногочисленные выжившие подорвали водонапорную станцию с помощью кумулятивных мин. Они сохранили свои сердца верными железной дисциплине Мордианцев. Они отрапортовали планетарному командованию и благодаря им по всей планете было объявлено предупреждение об опасности.
Это должно было заставить его чувствовать себя лучше. Ведь так?
Гросс увидел Полковника Тигла, контролирующего погрузку транспортеров разнообразными материалами и оборудованием из производственных помещений. Полковник выглядел разгоряченным и взволнованным. Поселенцы толпились вокруг него и требовали, чтобы в список эвакуируемого было внесено еще больше ценных сельскохозяйственных приборов и техники.
Увидев Гросса, он вырвался из их круга.
– Во имя Золотого Трона, – сбивчиво пробормотал он гвардейцу. – Эти люди доведут меня до инфаркта! Я ведь и так хочу вывести как можно больше их любимого дорогого оборудования. Так они меня достают, чтобы я не забыл и об их проклятых культиваторах и прочей огромной сельхозтехнике. Я уже начинаю подумывать, чтобы попросить тебя рассказать им о том, что ты видел.
– И создать массовую панику, сэр? – печально улыбнулся Гросс.
Тигл вздохнул.
– Да нет, нет…
– Могу ли чем-нибудь помочь?
– Я думал, что ты в медсанчасти. Что сказали тебе медики?
– Они сводят меня с ума, сэр. Прикажите мне чем-нибудь заняться. Это отвлечет меня от тех ужасов, которые я никак не могу забыть.
Полковник кивнул.
– Молодец солдат. Итак, нам нужны водители. Сможешь управиться с транспортером.
– В принципе, да, – ответил Гросс.
Тигл взглянул на свой планшет и указал на грузовик с восемью покрытыми толстой коркой затвердевшей грязи колесами.
– Транспортная единица № 177 в твоем распоряжении.
– Что мне делать?
– Я хочу, чтобы основная часть эвакуации была закончена в 15.00. И ни каких оправданий не приму. Всё, что мы не погрузим до этого срока, останется здесь навсегда, включая и этих проклятых фермеров. Конечный пункт равнина Нэсайн в девятнадцати часах пути отсюда. Согласно переданному сообщению, там нас ожидают около шестидесяти большегрузных транспортов, чтобы доставить нас на орбиту к нашему флоту. Туда уже идут еще восемь эвакуационных конвоев из других сельскохозяйственных поселений, так что, думаю, тебе понятно, что надо успеть вовремя. Если мы хотим, чтобы нам досталось место в них, и они не улетели без нас.
– А что, если в пути нам вдруг придется сражаться, сэр?
– Тогда мы покажем этим инопланетным уродам, что такое боевой дух Мордианцев. На этой планете у нас развернут полк численностью семьдесят тысяч гвардейцев, не стоит также забывать о тридцати тысячах гвардейцев из полков планеты Файрус. Генерал Кан сообщил мне, что в ближайшие часы ожидается высадка бронетехники. Так же возможна помощь от Капитулов.
– Все это облагонадеживает, – сказал Гросс. – Ведь вполне возможно на водонапорной станции была лишь небольшая вылазка, но именно поэтому мы должны быть готовы ко всему.
– Да сейчас мы должны быть готовы ко всему, – сказал Тигл, немного помрачнев. – Уровень опасности установлен максимальный. Разве тебе никто ничего не сказал?
– А что случилось?
– Межпланетные космотрансляционные станции связи перестали получать информацию пять часов назад. На нашу планету упала Тень (- блокирующее пси-поле, устанавливаемое Разумом улья вокруг поглощаемой планеты. - germiones_muzh.). ОНИ идут. Гросс, Они стопроцентно нападут на нас.
Подобно выброшенным на берег левиафанам с раскрытыми в немом крике пастями, большегрузные транспорты разместились на каменистой равнине Нэсайн, изрыгая в клубах надоедливой пыли потоки бронетехники.

***
Даже находясь на верхушке обзорной мачты командного судна на высоте трехсот метров, Генерал Канн слышал грохотание и ворчание танков с планеты Паладиа и другой бронетехники. Он осматривал все вокруг через свой магнобинокль и удовлетворенно кивал.
Полковник Гризмунд развертывал бронетехнику с такой быстротой, как ему и было приказано, возможно, даже еще быстрее. Видимость была превосходной. Небо было ясным и синим. Зона высадки просматривалась на десять километров во все стороны. Их не могли застать врасплох.
Канн позволил магноокуляру повиснуть вдоль его безупречно чистой и выглаженной униформы Мордианской гвардии. Рядом с ним на обзорной платформе находилось двое сервиторов и трое адъютантов Мордианцев, сидевших за консолями наблюдения и коммуникаторной станцией. Спокойный шум переговоров трескотал на заднем плане.
Хэнфф, один из адъютантов приблизился к нему и передал информационный планшет.
– Данные из всех точек эвакуации, сэр. Большинство конвоев из поселений уже идут полным ходом к нам. Тигл из агротехнического комплекса 132/5 сообщает Вам, что отправятся в 15.00.
– Почему так медленно?
– Это тот комплекс, где произошло столкновение, сэр. Я думаю, что полковник особенно осторожен.
Канн кивнул. Он хорошо знал Тигла и полностью ему доверял. Тот знал, что делать.
– А как насчет вот этих? – спросил он, указывая на планшет. – Поселение № 344/9?
– Они также не загрузились, Генерал. Там находятся гвардейцы из полка Файруса. Я… не знаю в чем причина задержки.
– Свяжитесь с ними. Узнайте в чем дело. Скажите им, что я сдеру с них с живых кожу, если они тот час же не выдвинутся на эвакуацию.
– Есть, сэр!
Воздух задрожал от чрезвычайно низкого мощного басистого рычания. На них упала тень. Это еще один большегрузный транспорт грузоподъемностью десять тысяч тонн садился на равнину, маневрируя тормозными двигателями, выпускающими синее пламя перегретой плазмы.
– Ариадна, – сказал Хэнфф. – Точно по графику.
По полу наблюдательной вышки залязгали чьи-то ботинки. На вышку поднялся Полковник Гризмунд. Он был высоким, полным человеком, гордо носящим темно-багровую форму Палладианской Бронетанковой бригады. Остановившись, Полковник отдал честь Кану.
– Докладываю, – произнес он. – Мы готовы выдвинуться немедленно. Что нам предстоит сделать, сэр?
Канн пожал руку полковника и показал ему на полевую карту.
– Сейчас мы просто должны быть начеку, Гризмунд. Две недели назад мои люди обнаружили в дельте вниз по реке Генокрадов. Из донесений следует, что местные поселенцы нашли что-то вроде Тиранидского разведывательного аппарата или зонда вторжения и пробудили его. Один Император знает, как долго этот маяк подавал сигналы, но с того момента, как сегодня утром на нас упала ИХ Тень, стало понятно, что он был услышан. Я хотел бы, чтобы вы выдвинулись на юг. Эвакуационному конвою, следующему от дельты реки, возможно, понадобится помощь. Если неприятности начались там, то там они продолжатся.
– Хорошо, хорошо… Канн обернулся, чтобы найти взглядом Хэнффа. – Есть ли хоть какая-нибудь радостная весть от этих долбанных идиотов с Файруса?

***
Они находились в агротехническом комплексе 344/9 лишь шесть часов, но гвардеец Нинк уже понимал, что скоро случится что-то ужасное.
Под освещением пары ярко светящих прожекторов солдаты с Файруса загружали бесконечные ящики в тяжелые транспортеры, стоящие позади основного хранилища кукурузы. Сержант Сира Галло бросил очередной ящик и приказал ему заткнуть свою пасть.
– Идиот, естественно ожидается прибытие кого-то враждебного нам. Именно поэтому мы здесь! Именно поэтому девять дней назад мы были срочно направлены экстренным приказом на Малволион! Именно поэтому мы горбатимся с этими сраными ящиками, чтобы как можно быстрее доставить кучку этих говномесов до точки эвакуации! Ты думаешь, что случится нечто ужасное! Так вот это «нечто», скорее всего, будет офигенно хреновым!!!
Нинк посмотрел вниз на него так, как будто сержант только что сообщил ему ужасающие подробности о его жене.
– Да не смотри ты так на меня, – Галло обернулся, чтобы рассмотреть других гвардейцев Четвертого Полка Файруса, которые тоже остановили погрузку. – И вас это тоже касается!
– Да, во имя Императора, слушайте вы, недоумки. Мы же Имперская Гвардия! Нас как раз и направляют во все места, где может что-то случиться «что-то страшное»! Что-то не припомню, разве Главнокомандующий сказал: «А, Малволион… да ничего плохого там не случится… Давайте просто немедленно разместим там тридцать тысяч наших доблестных бойцов с Файруса.»
– Нет, черт побери, он так не говорил! Мы здесь, потому что мы Имперская Гвардия и люди благодарят и превозносят нас, потому что мы всегда там, где случается что-то ужасное! А теперь запомните, все, что я сказал и живо за погрузку ящиков…
Галло понизил голос и со зловещим оскалом произнес:
– … мы Четвертый Файрусианский. Мы безжалостные убийцы. Было даже лучше, чтобы здесь нас ждало, что-то офигенно хреновое и оно обязательно напоролось на нас, так как мы разнесем его нахер столько раз, сколько понадобится и пусть оно потом жалеет, что вообще появилось на свет.
Все радостно заорали. Даже Нинк присоединился к всеобщему одобрению. Поселенцы, медленно бредущие мимо них на эвакуационные транспортеры, затихли и выглядели испуганными.
Мысленно же он очень жалел, что сам не знает, зачем их сюда прислали и что ему здесь ждать, к чему готовиться.
– Повторный вызов на связь от командования с равнины Нэсайн, – доложил Галло офицер по связи Бинал.
– А, ну, да и ладно…
– Вас вызывает лично Генерал. Сержант, он хочет знать, почему мы до сих пор не выдвинулись в точку эвакуации.
Галло раздраженно бросил ящик и обернулся к Биналу.
– Мы не выдвинулись, по тому, что до сих пор не поступило приказа от Майора Ханнэла. Передайте ему это.
– Я уже так и сделал, сержант. Он хочет знать, почему приказа все еще не поступило.
Потирая старую рану, Галло пошел вдоль пыльных пальм.
– Передайте ему, что я спрошу Майора лично.
Галло вошел в административное здание агротехнического поселения облицованного оцинкованными панелями. Внутри было ужасно душно. Подвесные вентиляторы судорожно загребали воздух. Галло видел, как не так давно Майор и два других офицера зашли сюда, чтобы обсудить с членами администрации заключительный этап эвакуации поселения.
– Майор? Майор Ханнэл?
Галло проверил несколько кабинетов. Во всех никого не было. Расстроившись, он вызвал несколько человек для помощи в поиске. Пять мужчин, все в тяжелом Файрусианском обмундировании загрохотав сапогами по лестничной площадке, прибежали к нему. Один из них передал Галло его лазган.
– Разделяемся, – скомандовал он всем.
Галло и гвардеец Мэтлиг обнаружили Ханнэла, двух других офицеров и шестерых членов администрации. Вернее то, что от них осталось. Лужи крови и перемолотые кости покрывали весь пол и стены грузового зала, находящегося в задней части здания.
Мэтлиг упал на колени, его стало рвать прямо на кровавое месиво. Галло заикаясь, попробовал связаться по коммуникатору с отрядом.
И тут что-то высокое, что он поначалу принял за опору крыши, дрогнуло и рванулось к ним. Быстро… так чертовски быстро косоподобный коготь размером с человека полоснул по блюющему Мэтлигу, добавив к потокам рвотной массы куски плоти и фонтаны крови.
Очнувшись, Галло понял, что убегает, истошно крича и бешено стреляя. Хитиновые пластины, закрывающие беловатые кости, переливающиеся зеленые усики, непрерывно отвратительно дергающиеся. Богомол Убийца (Богомол-Убийца и Призрак на жаргоне Гвардии означают Ликтора – существо-разведчика роя Тиранидов. – germiones_muzh.) сбросил окраску, подражающую цвету стены и сейчас возвышался над ним.
– Призрак! Призрак! – заорал Галло.
Его выстрелы выбивали осколки хитина с кожаного брюха твари. Он рванулся в дверь.
Радиоэфир был заполнен паническими возгласами. Галло натолкнулся на двух гвардейцев и потащил их в укрытие, построенное кем-то у стены.
Он попытался рассказать им про то, что увидел, но в этот момент двухметровые когти, прорезавшись через стену укрытия, разрубили одного из солдат. Кровь толчками выплескивалась из ослабевающего горла, издававшего затихающий с каждым мгновением предсмертный крик. Коготь нырнул сквозь стену обратно. Галло бросился в сторону, так как, как он и думал, через секунду другой биоклинок располовинил оставшегося гвардейца, к тому же расколов ему по пути череп.
Они могут видеть нас даже через стены! Они видят выделяемое нами тепло!
Галло бежал. Он выскочил на улицу.
Эвакуационный конвой был там, где он его оставил, они так и не выехали. Теперь выезжать было уже некому. Несколько транспортеров были опрокинуты, два горели. Гвардейцы Файрусианцы разбегались кто куда, паля во все стороны. Везде валялись трупы. Ни одного целого трупа, все разрублены, растерзаны на части.
Спотыкаясь, Галло побрел вперед и увидел Нинка. Ниже пояса у того ни осталось ничего, кроме осколков костей, обрывков кишок и пластов мяса. Но, так или иначе, тот отчаянно цеплялся за последние мгновения жизни. Хрипя и держась за руку сержанта, он просил Галло взять его с собой. Вдруг Нинк, цепляясь за брюки Галло, судорожно полез вверх. Тот не выдержал и из милосердия выстрелил Нинку в лоб.
Он не стал задерживаться в укрытии, где отчаянно воя от страха корчились, пытаясь спрятаться несколько поселенцев. Что-то рванулось в его сторону. Нечто повыше человека, с мощным бронированным телом, приспособленными для бега птичьими ногами. Не добежав до него, он заметил поселенцев. Тут же своими основными конечностями, заканчивающимися огромными когтями он стал кромсать первого попавшегося поселенца, при этом ухватив второго своей второй парой рук приспособленными для удержания жертвы. Подобно Богомолу Убийце этот двигался так же быстро…
Он загнал поселенцев в угол и из дыма, чадящего от горящего разлившегося топлива, клацая зубами, шипя и скрежеща когтями, выскочило, еще две таких же твари. Вместе они начали рвать на части оставшихся в живых людей.
Галло с ужасающей ясностью понял две вещи. Первое, что он всю свою жизнь будет помнить крики разрываемых на куски людей. И второе, что жить ему осталось не так уж и долго.
Через дым он увидел Богомола Убийцу, с упоением разрушающего транспортер. Галло добежал до одного из дальних транспортеров. Рядом с задними колесами лежал Бинал. Галло узнал, что это был Бинал лишь потому, что на трупе была надет взводный коммуникатор. Головы же у него не было. Он сорвал с его тела коммуникатор и вскарабкался в кабину транспортера.
Потребовалось пару секунд, чтобы настроиться на канал экстренной связи.
– 344/9! 344/9! – зашипел он. – Нападение! Нападение Тиранидов! Повторяю…
Но повторить времени не осталось. Генокрады вскочили на крышу и капот транспортера. Разбивая стекла и отрывая крышу, они добрались до очередной жертвы.
Не смотря на то, что неразборчивое последнее послание Гало было больше похоже на вопль полный страха и боли, чем на осмысленные слова, в шестистах километрах от него на равнине Нэсайн его услышали и поняли.
На канале связи возникла мертвая тишина. Канн посмотрел вдаль, стараясь не смотреть на Хэнффа и не выдать своих эмоций. Слова Галло. Его крик…
Он уже собрался сообщить новый приказ бронетанковой бригаде Гризмунда, ушедшей туда сорок минут назад, чтобы те теперь все же направлялись в сторону поселения № 132/5, но внезапно потемнело небо.
Принесенные ветром споры стали падать вокруг них...

ДЭН АБНЕТТ "ГИБЕЛЬ МАЛВОЛИОНА"
Tags: человечество! усрись.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments