germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

БУДНИ КОНТРРАЗВЕДЧИКА. XVIII серия

5. ПРИГОВОР, КОТОРЫЙ НЕ БЫЛ ВЫНЕСЕН
— так кто же все–таки ваши спасители? — спросил Бакстер Лавлейс.
— Я их больше не видел, — Рональду было трудно говорить — у него не осталось передних зубов. Прошла неделя с тех пор, как его вытащили на руках из афинского гимнастического зала, но синяки на лице еще не прошли, а кроме того, давали себя знать переломанные ребра.
— Я очнулся в монастыре. Там ко мне были очень добры.
— А как вам удалось выбраться из Греции? Ведь вас разыскивала полиция.
— Меня переодели монахиней.
— Ну слава богу, вы дома. Тут уж вас все похоронили. Итак, что мы предпримем дальше? Вы, конечно, правы. Но как доказать, что за всем этим стоял Радкинс?
— Это, безусловно, он, — Рональд снова начал рассказывать. — Когда мы получили от «Косматого» рукопись, бригадир сбежал с нею, не дал мне даже прочитать адрес. Через полчаса после этого бригадир, видимо, позвонил Димитриосу, и тот пытался убить Кассагалиса. А когда вы послали меня в Афины, он хотел убрать и меня.
— Знаю. Знаю. А я так доверял старому черту. Я видел: это хитрая лиса, но он оказался хитрее, чем я думал.
— А кто, кроме него, мог организовать похищение докладов «Девяти муз », такую широкую операцию? Ни у кого больше не хватит на это людей. Наврал, должно быть, с три короба своим любителям–контрразведчикам, а те, дураки, и рады пострелять.
— Это не доказательство. Улик никаких нет.
— А я все рассказал командору Солту, — вспомнил вдруг Рональд. — Может быть, он разобрался, что к чему?
— Командор Солт служит сейчас на старой посудине, патрулирует северные берега Шотландии. Ваша приятельница–блондинка (- влюбленная в Рональда Скромница-Киска- Джина Кафф, которую Солт взял в плен секретаршей. – germiones_muzh.) рассказала мне, как он с вами поступил. Я тут же позвонил своему двоюродному брату (он — начальник морского штаба), и с Солтом расправились по заслугам.
— Но он хотел мне помочь.
— Бедный Рональд, вы все так же доверчивы, ваши приключения ничему вас не научили. Видно, придется рассказать вам все, как было.
И Рональд узнал о вероломстве командора.
—… Однако вернемся к делу. Нужно вывести бригадира на чистую воду.
— Нам поможет Жаклин, мисс д'Инди. Я говорил с ней по телефону сегодня и все рассказал…
— Что? Да вы просто дурак! Теперь из–за вас все пропало! — Лавлейс подошел к камину и нажал кнопку.
— Жаклин — честный человек. Ей можно доверять.
— «Честный», «доверять» — эти слова безнадежно устарели в наш циничный век. Вы доверяете мне? Я честный человек?
— Конечно, доверяю. Иначе я не был бы здесь. Но сказать, что вы честный, я не могу. Вы спокойно наблюдали, как Солт заманил бедного Хаббард–Джонса в ловушку. А потом закрыли, пользуясь этим, наш отдел.
— Я не только наблюдал, я поощрял Солта. Ведь вам известен мой принцип — разделяй и властвуй, пускай псы пожирают друг друга.
— И вам наверняка было известно, — продолжал Рональд (он долго об этом размышлял, пока его отхаживали в монастыре в Афинах), — что МИ–5 специально подстроили убийство президента и, таким образом, отделались от Бойкотта.
— Это я их надоумил, — скромно признался Лавлейс.
Вошла экономка в черном платье и подала хозяину серебряный поднос.
— Благодарю вас, миссис Паунси.
Когда за нею закрылась дверь, Бакстер Лавлейс взял с подноса маленький пистолет системы Биретта.
— А теперь, Рональд, встаньте, пожалуйста, — и он навел на него пистолет. Рональд встал, полагая, что это шутка.
— Вряд ли у вас с собой оружие, но на всякий случай — руки на голову! И пройдемте в сад на крыше.
Рональд не двинулся с места.
— Послушайте, не могу же я пристрелить вас здесь, ковер стоит несколько тысяч фунтов.
Этот странный довод почему–то оказал действие. Рональд прошел через стеклянную дверь на плоскую крышу, засаженную кустами и деревьями. Листья блестели под дождем. Лавлейс с пистолетом в руке проследовал за Рональдом.
— Вы дурак, Рональд. Я выбрал вас для этого дела только из–за вашей наивности. Я думал, вам ничего не удастся выяснить. А чтобы окончательно сбить вас с толку, я подсыпал вам снотворного в коньяк, когда давал задание. А потом напустил на вас уличного фотографа… Тем не менее вы все–таки ухитрились докопаться до сути.
Рональд в ужасе уставился на Лавлейса.
— Так это ваших рук дело?
— А кто же еще сумел бы с таким блеском разработать подобную операцию? Каждое донесение «Девяти муз» содержало перечень различных европейских фирм, торгующих оружием. Фирмы получают огромные заказы из Южной Африки. Я всё до последнего пенни вложил в эти предприятия. На прошлой неделе акции необычайно поднялись И я заработал полмиллиона. Не будь вы таким идиотом и не впутай в это дело Жаклин, я бы все свалил на бригадира. Но с ней подобный номер не пройдет. Малютка Джеки похожа на безмозглого страуса, но такую умницу поди поищи. Она сумеет разобраться, что к чему… И теперь мне ясно, откуда взялись ваши ангелы–хранители. Это она наняла каких–то частных агентов. Жаклин знала, что вы едете в Грецию на верную смерть. А она всегда питала к вам необъяснимую слабость.
Да, я надеялся безбедно прожить жизнь на свои дурно пахнущие денежки, но, видно, придется отправиться по стопам старика Кроума куда–нибудь в Аргентину. Жаклин того и гляди явится, чтобы меня арестовать. А ну–ка, пройдите к парапету,
Рональд помимо воли сделал шаг назад.
— Дальше!
«Стой, остановись!» — повторял себе Рональд. И шел дальше. Крыша кончилась. И он полетел вниз. Однако он успел уцепиться за выступ карниза и повис, раскачиваясь в воздухе. Ногой в элегантном ботинке Лавлейс изо всех сил ударил Рональда по пальцам.
— Какая жалость! Если бы вы погибли в Греции, из вас бы сделали героя.
— Бросьте пистолет, мистер Лавлейс, и подойдите сюда.
С пожарной лестницы спрыгнула великанша Жаклин в необъятном прозрачном плаще. В руке она держала кольт новейшей системы.
— О господи, как это банально! — сказал Лавлейс, неохотно подчиняясь команде. — Словно в бездарном телевизионном спектакле. Героя спасает звонок в дверь.
Рональд нащупал ногами выступ в стене и устроился понадежнее.
— Помогите, пожалуйста! — робко попросил он, но на него не обратили внимания: из–за кустов на крыше появился бригадир.
— Молодец, Джеки. А я записал все, что здесь говорилось, на магнитофон.
— Явился на расправу, — злобно отметил Лавлейс. Бригадир снял с плеча сумку для гольфа и высыпал на крышу ее содержимое. Среди палок и мячей он нашел автомат. Радкинс поднял его, взвел курок и стал напротив Лавлейса.
— Беги, Джеки, приведи того босса из Особого управления, и мы арестуем мерзавца.
— Он какой–то странный, этот инспектор. По–моему, он у них недавно. Но ничего не поделаешь. Ведь Особое управление теперь вообще без начальства.
Бригадир и Лавлейс, оставшись одни, молча глядели друг на друга.
— Помогите! — тихонько молил Рональд. Но тщетно. Бригадир спокойно приказал Лавлейсу:
— Бросайтесь с крыши.
— Чего ради?
— Ваша исповедь записана на пленку. Вам теперь меня не впутать в эту историю. Вас погубило тщеславие. Я знал, что так будет.
Рональд не верил своим глазам. Бригадир Радкинс, чудаковатый старик, оказался хладнокровным и беспощадным убийцей… Дождь лил и лил, держаться за мокрый карниз становилось все труднее.
— Помогите! — крикнул Рональд громче, но опять никто не обратил на него внимания.
— Вы опоздали, — говорил Лавлейс. — Деньги в швейцарском банке, а номер счета известен одному мне. И я не собираюсь кончать с собой. Я получу двадцать пять лет…
— Сорок пять, по меньшей мере, — прервал бригадир. — Вы занимаете высокий государственный пост.
— Лорд–канцлер — мой дядя, моя кузина замужем за генеральным прокурором, половина палаты лордов — моя родня. Я получу двадцать пять лет, не больше. А потом мне сократят срок. И я выйду, когда мне не будет пятидесяти. И еще могу рассчитывать на приличную пенсию.
Бригадир издал собачий рык и побагровел до синевы.
— Номер счета, — прошипел он сквозь зубы, — или я тебя пристрелю.
Лавлейс улыбался по–кошачьи.
— Не глупите — я не скажу, вы это прекрасно знаете.
— Половина денег принадлежит мне.
Но тут возвратилась Жаклин с инспектором.
— Помогите! — закричал Рональд во весь голос: хоть Жаклин его услышит. Но она уже исчезала в роскошной гостиной.
Инспектор вытаскивал из кармана наручники. Выглядел он действительно странно — плащ до пят, голова редькой, близко посаженные глаза.
— Вы — Антони де Вир Бакстер Лавлейс? — торжественно спросил инспектор.
— Вы меня прекрасно знаете, Уорт. А вас, бригадир, остается только пожалеть. Этот еще похуже Бойкотта.
С формальностями ареста было покончено.
— Помогите! — отчаянно завопил Рональд.
— Что вы стоите как чурбан? — накинулся бригадир на инспектора. — Помогите Бейтсу, а уж я сам присмотрю за этим типом. — И бригадир повел Лавлейса в гостиную, подталкивая в спину дулом автомата. Лицо старого контрразведчика перекосила кровожадная гримаса…

РОБЕРТ ТРОНСОН
Tags: кто-то что-то затевает
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments