germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

битва при Халдигхати (1576. Индия, Раджастхан)

в 1526 году потомок барласа Тимура Захир-ад-дин Мухаммад Бабур пришел в Индию из Кабула в пятый раз – и разбил при Панипате делийского султана, пуштуна Ибрагима Лоди. Султан был тоже мусульманин; а теперь следовало преподать «грамоту» и неверным… В 1527 Бабур разгромил при Кхануа раджпутского князя Санграм Сингха; рыцарственные раджпуты впервые услышали грохот пушек и почувствовали на себе удары их ядер… Дели стал столицей Великих Моголов, в 1556 на трон взошел внук Бабура – Акбар. А к 1563 перед ним уже склонились все княжества раджпутского Раджастхана – кроме одного. Мевара.
Акбару нужен был приморский Гуджарат – он хотел оседлать морскую торговлю. Мевар стоял на его пути. Медлить небыло смысла. В 1568 моголы обложили столицу Мевара Читторгарх и после четырехмесячной осады разрушили город. Махарана Удай Сингх бежал и укрепился в удаленном Удайпуре; раджпуты Мевара перешли к партизанской войне…
(Удай Сингха сегодня щедро обзывают трусом те, кто никогда не слышали свиста вражеских пуль и не держали боевого оружия в руках. Формально они правы – раджпутам неполагалось бежать; даже их жены после гибели мужей совершали джаухар – страшный обряд самосожженья, чтоб не достаться в руки врага… Удай Сингх знал, что нарушил заповедь. Он сделал это, чтобы сберечь силы своего народа и создать новую базу для отпора. И прожил оставшиеся годы в аскезе – не как князь, а как отшельник-ванапрастха. Соплеменники простили его, - а вы заткните зевала).
В 1572 Удай умер, и его сменил Пратап Сингх - он был вторым сыном махараны, но раджпуты пожелали именно его: того, кто все это время вел войну с завоевателями не на жизнь, а на смерть. Акбар же вовсю покорял Гуджарат.
В 1573 Гуджарат пал. И через три года Акбар прислал к Пратапу Сингху своего полководца – раджпута Ман Сингха. Договориться по-родственному. Но махарана Пратап не разделил трапезы с Ман Сингхом, который в его представлении был отступником от раджпутской чести, и непринял «почетной одежды» означавшей для того, кто в нее облачится, вассальное подчинение Акбару.
И Ман Сингх по приказу своего господина двинул войска на непокорившегося врага…

Пратап Сингх преградил ему путь на выходе из узкого ущелья, в поле перед селеньем Халдигхати. Моголы несмогли провести туда свою сокрушительную артиллерию; прошла конница, пехота и слоны. Но все это было и у раджпутов.
Расклад по численности: 3000 Пратап Сингха – против 5000 могольского войска. - Хорошие условия для решительной попытки!
…И пошла вода в хату.
Кавалерия раджпутов отчаянным ударом прорвала пехотный заслон противника и вонзилась в центр его построений. Следом, чтоб закрепить успех, двинулись боевые слоны.
Они столкнулись со слонами моголов. Началась «танковая» битва!
Гиганты облаченные в кольчужный доспех, обученные топтать и хватать хоботом, сметать вооруженными булатными насадками бивнями врага, сходились в титанических поединках. Их погонщики старались направить бег своих бронированных «носителей». Раджпутский флагман – слон Лона, потеряв раненого погонщика, невыдержал боя с могольским Гаджмуктой и бежал. На смену ему выдвинулся слон Рам Прасад, но и его вожатый упал от мушкетной пули – а могольский погонщик бесстрашно перепрыгнул на спину Рам Прасаду и развернул его против раджпутов!
Атака захлебнулась…
Пратап Сингх верхом на коне пробился к слону на котором восседал могольский полководец Ман Сингх – и вонзил стремена в бока своего Четака. Боевой скакун устремился вперед. На нем был специальный «противослоновый» налобник с хоботом и ушами: приняв коня за слоненка, слон обычно подпускал его вплотную… Пратап поднял Четака на дыбы, и верный конь ударил копытами в лоб гиганта! В этот момент Пратап встал на стременах и метнул копье в оторопевшего полководца.
Но погонщик вскочил, принял удар своей грудью – и прозенный насквозь, скатился со слона наземь. Он спас Ман Сингха.
В этой битве все вели себя «на пять»…
Опомнившиеся моголы взяли махарану раджпутов в кольцо. А тот и недумал отступать!
Пратап Сингх, верный рыцарскому кодексу чести раджпута, все пытался добраться до ненавистного предателя Ман Сингха. Он вел себя «на двадцатьпять» - дурачок и герой.
Вокруг махараны завращалась карусель из всадников. Под солнцем вспыхнули лунные радуги сабель.
Пратап Сингх был богатырь, двумя пальцами он сгибал монеты. Но моголы были профессионалы: умели не бздеть, когда надо. Они наезжали и отъезжали чередуясь, выбирая удачный момент и безостановочно клюя одинокого раждпута отточенной сталью… (Щас я вам объясню, мои отважные хипстерки, что же чувствует человек в броне, когда его рубят! Даж не одолев доспеха, сабля/меч/сапёрка причиняет телу под ним обжигающую боль, на мгновение парализующую пораженный орган. И надо усилием воли заново заставить его ожить). Раз за разом обрушивались клинки на спину и грудь, на шлем окруженного Пратапа Сингха. Сраженных его могучей рукой врагов тут же сменяли новые соискатели. Со звоном отлетали рассеченные кольца доспеха. СтрелкИ работали впросвет. Верный Четак тоже получал свою долю.
Когда израненный махарана потерял сознание и откинулся в седле, умный Четак метнулся, проскочив в зазор, образовавшийся во вражеской «карусели», и вырвался из кольца. Он летел во весь дух – к своим…
И упал в рядах раджпутов. Когда Пратап очнулся, его спаситель уж умер (вообщето про коня говорят «околел». Но для вас я смягчу).
Потеряв своего предводителя, индийские рыцари обычно теряли смысл продолжать битву. Однако ориентир - царский зонтик Пратапа в руках верного ему воина продолжал возвышаться среди сечи. Накал ее рос безостановочно, и в какой-то момент моголы начали отступать… Тогда один из них по приказу полководца крикнул, что на помощь идет сам Акбар. И снова они двинулись вперед…
Как я уж сказал, все вели себя «на пять». И это не меняло дела.
Дело было кровавым! Слоны, кони и люди топтались в месиве из раненых и убитых. Ни одна сторона не поддавалась.
…Сражающихся развело полуденное солнце. По словам современника, жара настала такая, что вскипали в головах мозги. Люди не соображали, кого поражают оружием: врага или своего? Командиры теряли управление подчиненными.
Ман Сингх оценил перпективу - и отдал приказ отступить.
Поле боя осталось за раджпутами.
...Но потери их, видимо благодаря мушкетному огню могольских стрелков, оказались гораздо тяжелей, чем у противника. Сломить моголов не удалось; и махарана Пратап Сингх вновь перешел к партизанским действиям…

Он так и несдался, раджпутский «коловрат». Но уже сын его оказался адаптивней – и подчинился сильнейшему.
Subscribe

  • КОНСТАНТИН БАЛЬМОНТ

    ГЛАЗА Когда я к другому в упор подхожу, Я знаю: нам общее нечто дано. И я напряжённо и зорко гляжу, Туда, на глубокое дно. И вижу я много…

  • Максимилиан I (1459 - 1519): где взять денег на мировую политику?

    австрийский эрцгерцог, король Германии, а затем и император Священной Римской империи германской нации - Максимилиан I Габсбург, в отличие от своего…

  • из цикла О ПТИЦАХ

    КТО КРУПНЕЕ - ХИЩНИК ИЛИ ТРАВОЯД, ОХОТНИК ИЛИ ДОБЫЧА? распространено представление о больших хищниках, уничтожающих мирную "мелочь"... Это клише…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment