germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

БУДНИ КОНТРРАЗВЕДЧИКА. XI серия

2. СОБЫТИЯ В ПРИГОРОДЕ
«пятое ноября», — думал, злясь на себя, Рональд. Запах мокрой земли и пороха живо напомнил ему детство. Он брел по знакомым улицам (Содовый Смит не отставал ни на шаг), а вокруг шипели в кострах головешки, огненные колеса фейерверка угасали, едва взорвавшись, плакали в огорчении дети.
Рональд со Смитом шли дальше, и вдруг они увидели нечто странное и неожиданное — из–за угла, из переулка выбежал долговязый человек в одной рубашке, без брюк, а за ним мчался второй, низенький, размахивая мясным секачом и выкрикивая угрозы.
— Остановите его! Ради бога, задержите! — завопил долговязый, поравнявшись с Рональдом и Смитом.
— Давай его выручим? — предложил Рональд.
— Еще чего! Видел топор?
И они двинулись дальше. Вдруг Содовый остановился.
— Я знаю этого типа.
— Какого? С топором?
— Нет, другого, без штанов. По–моему, он из особого управления.
Они подошли к калитке дома № 29. У подъезда стояли двое юнцов.
— Сюда нельзя, — сказал юнец повыше. Ему было лет шестнадцать.
— Между прочим, я владелец этого дома, — сообщил Рональд не без важности.
— Ну и что? Здесь молодежный клуб. Старше двадцати одного вход воспрещен.
Рональд заколебался, но дело решил Содовый Смит. Он схватил молодых людей за воротники и как следует тряхнул обоих.
— С дороги, или я вам головы поотрываю!
Юнцы отлетели в сторону. Рональд даже проникся к своему коллеге некоторым уважением. Они вошли в дом. Их ослепил свет мощной лампы без абажура, которая висела высоко под потолком. Дом ритмично содрогался от невыносимо громкой музыки. Пахло горьким, дурманным дымом. Рональд был человек неискушенный, но Содовый сразу узнал запах каннабиса (- марихуаны, конечно. Здесь «пыхали». – germiones_muzh.). И музыка и дым доносились из гостиной — там, сидя на полу, несколько человек пили кока–колу и курили тонюсенькие сигареты, а посредине комнаты две девицы самозабвенно извивались в танце.
Поднявшись по лестнице, Рональд прошел в родительскую спальню и там нашел отчима — грозу своего детства.
— Привет, Рон, — пробормотал старик, словно они только вчера расстались, а ведь они не виделись одиннадцать лет.
— Что здесь происходит? — строго спросил Рональд.
— Я хотел воспитывать из молодежи верных слуг отечества. Я старый солдат. Хотел прививать им воинскую дисциплину, делать из них людей… — Вдруг он разрыдался. — Забери меня отсюда, Рон. Забери! Я знаю, ты всегда меня не любил. Из–за твоей мамы и вообще, но, пожалуйста, забери меня. Прошу тебя, прошу. Я думал, бойскауты, клубы и все такое… А они все у меня отняли, Рон. Я ничего не могу с ними поделать…
— Не волнуйся, я тебя выручу. Сейчас мне надо идти, но я тобой займусь.
Внизу хохот Содового Смита перекрывал рев музыки, и Рональд оставил уполномоченного МИ–5 развлекаться в молодежном клубе.
Дождь прошел, и фейерверк теперь весело вспыхивал в небе. Рональд решил вернуться домой на автобусе. На остановке было темно. Он прислонился к дереву — и вдруг его разобрал смех. Сколько раз в юные годы он рисовал себе картины мести ненавистному отчиму, представляя, как тот униженно, валяясь у него в ногах, просит пощады. Сегодня мечты его воплотились в жизнь, а ему все равно. Над деревом разорвалась ракета и на миг осветила остановку, и в яркой вспышке перед Рональдом возникло знакомое лицо. Густые усы, длинные черные бакенбарды, нависшие брови над мрачными глазами. Самое заметное лицо из списка агентов, который он ежедневно изучал:
Лейнионшард К–Дж. (кодовое имя «Одежная щетка»). Агент–двойник. Кличка «Косматый»… Секунда — и Рональд бросается вперед. Однако Лейнионшард успел сесть в уходящий автобус.
Рональд кинулся к пареньку с велосипедом.
— Следуй за этим автобусом!
— Что?
— Гони за этим автобусом! Речь идет об интересах нации!
Паренек невозмутимо разглядывает Рональда.
— А ты что, фараон, что ли? — спрашивает он.
— Я контр… Неважно, кто я. Ты заметил на остановке такого черного, заросшего, лохматого?
— Видел. Он здесь постоянно болтается.
— Живет где–нибудь поблизости?
— Ага. Точно где не знаю, но недалеко.
Рональд не смел верить своей удаче. Его охватило сильнейшее нервное возбуждение. Наконец–то он напал на нужный след! Он засек Лейнионшарда, а это настоящий шпион…
Через несколько домов от той же автобусной остановки Бойкотт в своем временном штабе, коттедже напротив дома Кромески, шагает взад и вперед по комнате. В отсутствие Кислятины Крэбба он один осуществляет руководство Особым управлением. Он сделает все, чтобы мир не забыл его кратковременного пребывания на этом посту. Перед ним встают газетные заголовки: «Раскрыта огромная шпионская сеть». И Бойкотт вспоминает, что не видел сегодняшних газет. Он берет «Ивнинг ньюс», и ему бросается в глаза совсем другой заголовок: «Приветствуем высокого гостя». Но Бойкотта привлекает иное сообщение — несколько строк в конце полосы: «Демонстрация африканских студентов». И фотография — группа африканцев мокнет под дождем, в руках у них знамена и лозунги.
Бойкотт берется за телефонную трубку.
— Задание первоочередной важности, — пролаял он, когда его соединили со Скотланд–Ярдом. — Собрать и обработать в ЭВМ следующие данные: первое — число обучающихся у нас студентов–африканцев; второе — число серьезных инцидентов во время государственных визитов за последние пятьдесят лет; третье… Подождите минуту, — прервал он себя. — Ко мне пришли. Заходите.
Это был старший инспектор, который номинально руководил операцией (на самом деле Бойкотт вмешивался во все, ставя его в нелепое положение), и с видимым удовольствием сообщил неприятную новость:
— Гендерсон накрылся.
— Что значит «накрылся»? — Бойкотт не одобрял, когда его сотрудники отходили от принятой терминологии.
— Он был за забором — на Балморал–Касл–Драйв — забавлялся с миссис Кромески…
— Забавлялся?! Посещения Кромески входят в его служебные обязанности.
— В общем, исполняя свои служебные обязанности, он сегодня влип. Мистер Кромески вернулся домой раньше обычного.
— И что случилось?
— Вот у меня доклад из местной каталажки, то есть, я хочу сказать, из полицейского участка. Кромески погнался за Гендерсоном, их обоих сцапали, то есть, я хочу сказать, арестовали, попался какой–то остолоп–фараон, — инспектор взглянул на доклад, который держал в руках, — сержант Уорт. Его только что назначили в эту дыру, то есть, я хочу сказать, в этот район. Он пришил Гендерсону непристойное поведение, Кромески — покушение на убийство и обоим вместе — нарушение общественного порядка и еще пятьдесят обвинений.
Бойкотт возмутился до глубины души. Вспомнив о телефонной трубке, он сказал:
— Я позвоню попозже. У нас неприятности. Мне придется зайти в полицейский участок.

3. В ПОИСКАХ «КОСМАТОГО»
— Бригадир Радкинс в восторге от вашего плана, Ронни, — говорила Жаклин. — Я только что звонила ему. Он ждет вас в понедельник утром. Он доволен вами. По–видимому, «Косматый» самый опасный агент из всего списка; наверно, поэтому вы и остановились на нем — не хотели тратить время на прочую мелюзгу.
Рональд испуганно кивнул — видно, в докладе о своей встрече он из хвастовства несколько исказил истину (работа под началом у Хаббард–Джонса явно не прошла для него бесследно).
— Лейнионшард не просто агент–двойник — он трижды двойник. Он без конца перебегает от одних к другим и всем уже опостылел. В прошлом году он связался с албанцами. Это, конечно, небезынтересно. «Бамбуковый занавес»! Бригадир считает, что курьеров убивают подосланные из–за «бамбукового занавеса».
«Клуб спортсменов и артистов» помещался в огромном старинном особняке на Мейфер. Это был штаб «радкименов». Рональд явился туда с утра пораньше для встречи с бригадиром.
— Мистер Бейтс? Я Дженнифер, секретарь бригадира Радкинса. Он просил извинения, вам придется немного подождать, он делает сейчас зарядку. А я пока, если разрешите, покажу вам клуб.
Она повела его по тирам, гимнастическим залам, электронным мастерским. Несмотря на ранний час, тренировки по борьбе каратэ и дзю–до шли полным ходом, а несколько бизнесменов, прежде чем отправиться на службу в Сити, усердно вникали в хитроумные тонкости шифровального мастерства (- Радкинс, похоже, вовсю использует «волонтеров» для экономии, падла! – germiones_muzh.). Клуб отлично служил целям бригадира Радкинса и его контрразведчиков–любителей. Само название клуба обеспечивало доступ туда широкому кругу, его исключительное положение позволяло принимать в клуб только избранных — энтузиастов, преданных своему увлекательному делу.
Наконец Дженнифер подвела Рональда к высокой двустворчатой двери с надписью — «Посторонним вход воспрещен». Постучала, вошла, объявила: «Мистер Бейтс» — и вышла, оставив Рональда на пороге огромного бального зала. На другом конце Рональд увидел бригадира, одетого в белую рубашку с открытым воротом и мешковатые синие шорты. Рональд подошел поближе. Старик возился с узкопленочным проекционным аппаратом. Рональд понял, что сейчас ему покажут какой–то фильм, скорее всего о «Косматом», — ленту, снятую скрытой камерой где–нибудь за «железным (или «бамбуковым») занавесом».
Бригадир, однако, запустил старый, изорванный мультфильм о похождениях «Лягушонка Флипа». Через незанавешенное окно свет бил на служившую экраном облупленную стену, и разобрать, что показывалось в картине, было невозможно, однако бригадир все время прыскал и похохатывал.
— Мое правило — с утра посмеяться от души, — заметил бригадир, когда фильм кончился. — И еще зарядка. Вы делаете зарядку по утрам, Бейтс?
— Да, сэр, — соврал Рональд.
— Молодец! Мне понравился ваш план, Бейтс. Значит, я посылаю ребят в Сент–Маргаретс, и они под видом агентов, рекламирующих крем для бритья, прочесывают всю округу и собирают информацию о «Косматом». Отличный план. Дженнифер! — завопил он вдруг. — Сколько нам нужно времени, чтобы приступить к осуществлению плана вот этого парня, Бейтса?
— Приступаем сегодня же во второй половине дня. Полковник Поттинджер…
— Служит у одного промышленного воротилы, — пояснил бригадир.
—… и мистер Блэр–Блэр…
— А этот занимается социальными контактами.
—… начали разработку. У них уже подготовлена кампания подобного рода, и они готовы провести ее в жизнь. Они хотели бы сейчас обсудить кое–что с вами.
— Пусть войдут , — приказал бригадир. — А теперь, Бейтс, ответьте мне: что сейчас, по–вашему, самое главное для британской контрразведки?
Рональд не мог сразу же дать ответа. У него перед глазами понеслись, сменяя друг друга, словно напечатанные яркими буквами, изречения:
Сейчас для нашей контрразведки самое главное
Сэр Генри Спрингбэк: «Не превратиться в посмешище для ЦРУ».
Юстас Хаббард–Джонс: «Обскакать все другие отделы».
Командор Б. Солт: «Умение лавировать».
Эдвард Бойкотт: «Помнить, что в эпоху электроники в любом деле можно обойтись без человека».
Дама Б. Спротт: «Держать подальше от контрразведки мужчин».
Пока Рональд ломал голову над правильным ответом, бригадир ответил себе сам:
— Сейчас для нашей разведки самое главное…
Его прервала Дженнифер, войдя в сопровождении двух ходячих карикатур — полковника Поттинджера и мистера Блэр–Блэра. Тем не менее бригадир закончил свою мысль:
—… это ловить шпионов. И все.

— Вас только за смертью посылать! — накинулся Бойкотт на шофера, который привез пакет из Скотланд–Ярда.
— Весь центр забит машинами, сэр. Государственный визит. Встречают, — пояснил шофер.
Бойкотт вскрыл пакет. Он нетерпеливо листал страницы: детали, детали, и наконец заключение. ЭВМ никогда не лжет, а сейчас она благословляет его предприятие. Вероятность того, что какой–либо неприятный инцидент серьезно повлияет на ход данного государственного визита, составила 0,8753421066 к тысяче. Ничтожная цифра!
В дверь постучали, и вошел старший инспектор.
— Прошу извинения, мистер Бойкотт, с вами хочет поговорить наша сотрудница констебль Харти.
Констебль Харти, женщина в летах, не раз принимала участие в операциях Особого управления. Это была чопорная старая дева, сейчас она выступала в роли хозяйки коттеджа, из которого велось наблюдение за домом Кромески. Среди соседей распустили слух, что она принадлежит к таинственной и фанатичной религиозной секте «Братья пламени и серы». Соседи, отпугнутые миссионерским пылом хозяйки, предпочитали держаться от нее подальше.
Бойкотту Харти не нравилась. Она не вязалась с эпохой электроники, скорее она была в духе Кислятины Крэбба с его пристрастием к мистификации.
— В чем дело?
Харти мученически вздохнула и положила на стол две пятифунтовые бумажки.
— Что это за деньги?
— Видите ли, сэр, днем пришли рекламные агенты, их называют «белые кролики».
— Какие еще «белые кролики»?
— Они уже много лет рекламируют стиральный порошок «Зизз». У меня случайно была пачка этого порошка. Они попросили ее показать и задали мне вопрос: «Какой стиральный порошок самый лучший?» Я, случайно, знаю ответ, который нужно давать «белым кроликам» на их вопрос: «Зизз» — самый лучший, самый пенистый и мягкий, замочите белье, и вы убедитесь в этом». За такой ответ полагается приз — пять фунтов. Вот он.
— Ах так!
— Да, а примерно через час в дверь звонят снова — на этот раз рекламные агенты «Розового лепестка» — это крем для бритья. А я случайно заметила, что им пользуется констебль Хэммонд. Он бреется после ночных дежурств и в ванной оставляет тюбик. Я им показываю тюбик…
Бойкотт выбежал из комнаты и ринулся по лестнице наверх. Харти взяла свои денежные призы и помчалась за Бойкоттом, не прерывая рассказа:
— А они спрашивают: «Кому из мужчин, проживающих поблизости, нужнее всего прекрасный крем для бритья?» Я ответила, что такой мужчина живет неподалеку, на Лалуорт–Крезент, у него страшно густая растительность на лице. Так я выиграла еще один приз, снова пять фунтов.
Она вошла за Бойкоттом в спальню. Бойкотт разносил подчиненных за неосмотрительность.
— Почему мне не сообщили об этих визитерах? Этих щедрых благотворителях?
— Сэр, но это обычные рекламные агенты.
— Идиоты! Сколько их тут побывало? — рявкнул Бойкотт, задрожав от ярости. С каким блеском, с какой хладнокровной наглостью действовал враг! Бойкотт был потрясен. Дежурный полистал журнал текущих событий и сообщил:
— Значит, так: пятнадцать «белых кроликов» и двенадцать в пластмассовых костюмах, вроде тюбиков.
Вдали от ЭВМ Бойкотт вынужден был сам заняться устным счетом. 15+12=27X6=162, удвоим на всякий случай = 324, возьмем для верности 350 наших агентов.
— Немедленно снять всех сотрудников с государственного визита и перебросить сюда! — приказал он старшему инспектору.
— Но, сэр…
— Делайте, что вам сказано!
Подчиненный, бледный как полотно, взял телефонную трубку. Бойкотт обернулся к Харти — та потихоньку всхлипывала от обиды — и скомандовал:
— Вызовите мою машину! Я еду в город к ЭВМ.
Гарри Мерч, служащий крупного агентства, глава рекламной группы «белых кроликов», горделиво поглядывал на своих агентов, которые резво скакали по Балморал–Касл–Драйв во славу стирального порошка «Зизз». Как вдруг…
Из–за угла в костюмах–тюбиках появились «радкимены». Они веселились от души. В отличие от Гарри они не принимали своего дела всерьез, и их радостные вопли смущали покой домашних хозяек. У них уже имелась полная информация о «Косматом», которую было давно пора доложить на базу. Однако они решили продлить небывалое удовольствие и с шумом и криками носились по Балморал–Касл–Драйв, неподалеку от дома, где любила и грешила миссис Кромески. Так они вторглись на территорию и в сферу деятельности «белых кроликов».
Для Гарри Мерча это был удар ниже пояса. На его глазах подрывались устои профессионального этикета. Он подбежал к веселящейся группке.
— Эй вы! Я руководитель рекламной группы «Белые кролики»! Вон с моего участка!
— А разве здесь частное владение? — с изысканной вежливостью ответил контрразведчик–любитель мистер Блэр–Блэр.
И это окончательно взбесило Гарри.
— Вон отсюда! Катитесь к черту!
— Убирайтесь сами!
Тут Гарри не стерпел и ударил мистера Блэр–Блэра по голове, тот не остался в долгу, и «тюбики» и «кролики» принялись дубасить друг друга.
Местные жители и сотрудники Особого управления, из штаба Бойкотта, столпились вокруг и с интересом наблюдали за сценой, которой суждено было получить известность под названием «Битва на Балморал–Касл–Драйв»…

РОБЕРТ ТРОНСОН
Tags: кто-то что-то затевает
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments