germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

сказка мампруси

ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ГОРЬКИЙ ПЕРЕЦ И СЛАДКИЙ ПЕРЕЦ
у одной женщины вскочила на ноге шишка. Росла она, росла да и лопнула. И вышли из этой шишки близнецы: у одного глаза озорные да вороватые, у другого — добрые и спокойные.
— Здравствуй, мама,— сказали мальчики.— А где отец?
— Отец работает в поле,— ответила мать.
Пошли братья в поле. Видят, отец их землю вскапывает.
— Здравствуй, отец,— сказали мальчики.— Мы — твои сыновья и пришли помочь тебе. Мы сегодня родились.
Отец только рот раскрыл от удивления. А братья в этот день всю работу выполнили, как примерные сыновья, и пошли домой.
Дали родители имена своим сыновьям. Озорного назвали Нанзу-биси, а спокойного — Нанзу-кара. Утром Нанзу-биси стал уговаривать брата бежать из дому и отправиться путешествовать. Очень уж не хотелось ему выходить на работу! Нанзу-кара жаль было покидать родителей, но он любил брата и не хотел отпускать его из дому одного. И отправились они вдвоем странствовать. Шли они, шли и встретили женщину с привязанным за спиной ребенком, работавшую в поле.
— Давай, мать, мы поможем тебе,— предложил Нанзу-кара.
— Что ж, помогите,— ответила женщина.— Вот возьмите этого кузнечика, поджарьте его и накормите моего сына.
Взяли братья ребенка и кузнечика, отошли в сторону, стали разводить огонь. Только пока Нанзу-кара собирал хворост, Нанзу-биси схватил ребенка и стал его жарить.
— Что ты, что ты! — закричал Нанзу-кара, когда увидел, что делает брат.— В своем ли ты уме? Перестань сейчас же!
Но Нанзу-биси только смеялся. Когда ребенок был изжарен, Нанзу-биси стал тыкать кузнечика носом в мясо, но кузнечик ни за что не хотел есть его. Побежал Нанзу-биси к женщине и говорит:
— Я сделал все, что ты велела: разжег огонь, поджарил ребенка, но кузнечик не хочет его есть!
— Что за глупые шутки,— проворчала женщина и пошла к дому. Тут она увидела своего мертвого сына, заплакала, закричала, побежала за братьями, но они бегали быстрее ее, и ей не удалось их догнать.
Когда женщина отстала, братья перевели дух и пошли дальше. По дороге Нанзу-кара выговаривал брату:
— Что ты наделал! Ты доставил бедной матери большое горе. Зачем ты озорничаешь так?
Но Нанзу-биси только смеялся.
Повстречали братья старика, молотившего просо. Вызвались они помочь ему, и старик предложил им наполнять корзины зерном и носить их в усадьбу. Путь к усадьбе лежал через ручей. Нанзу-кара работал добросовестно, перебирался через ручей и доставлял зерно в усадьбу, а Нанзу-биси ленился переходить ручей и все зерно высыпал в воду. Никакие увещания брата на него не действовали.
Захотел старик проверить, как братья работают, и обнаружил в ручье целую запруду из зерна. С бранью побежал он за ребятами, да где старому за малыми угнаться!
А братья между тем добежали до города и увидели дворец набы. У дворца росло дерево, под которым наба обычно отдыхал. Уговорил Нанзу-биси брата залезть на это дерево. Сидят братья на дереве и ждут, что будет. Вот вышел из дворца наба со своей свитой и уселся под тем деревом, на котором сидели братья. Нанзу-биси подумал-подумал, да и плюнул набе на голову.
— Нельзя, нельзя! — закричал ему Нанза-кара, а наба поднял голову и посмотрел на дерево.
— Тьфу! — во второй раз плюнул Нанзу-биси и попал прямо в лицо набе. Разгневался тот, приказал дерево рубить.
— Видишь, к чему привело твое озорство,— сказал Нанзу-кара.— Теперь нам конец.
Но Нанзу-биси только смеялся.
Когда дерево готово было упасть, ящерица, сидевшая на ветке, подняла голову, и дерево снова выпрямилось. Нанзу-биси достал нож.
— Не тронь ящерицу! — крикнул Нанзу-кара, но брат не обратил внимания на его слова и убил ящерицу. Однако кровь ящерицы, оставшаяся на ветке, мешала дереву упасть. Тогда озорник стал счищать ее ножом.
Покачнулось дерево и начало падать, как вдруг откуда ни возьмись Зуа-гриф! Подхватил обоих братьев и полетел прочь. Нанзу-кара был спокоен, а Нанзу-биси ворчал:
— Грязнуля ты, Зуа, вот что. Питаешься падалью, а моешься, как видно, редко. Фу, как скверно от тебя пахнет! — и он вытащил нож.
— Не трогай ты грифа,— урезонивал брата Нанзу-кара.— Разве ты не понимаешь, что, если он бросит нас, мы разобьемся?
Но Нанзу-биси, как всегда, не послушался разумного брата и уколол грифа ножом. Гриф разжал когти, и братья упали в чей-то огород. Они глубоко вошли в землю и проросли. На месте, где упал озорник, вырос маленький горький перец, который люди называют Нанзу-биси, а там, где упал добрый и разумный брат, вырос крупный и сладкий перец Нанзу-кара.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments