germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

ВЕНСЕСЛАО ФЕРНАНДЕС ФЛОРЕС

Я И ВОР

когда сеньор Гараменди уезжал прошлым летом на дачу, он сказал мне:
— Послушайте, Гомес, вам всё равно нечего делать, заглядывайте время от времени ко мне домой.
Неправда, будто мне нечего делать, и сеньор Гараменди знает это очень хорошо. Однако, по его мнению, если человек не ездит на дачу и не занимается коммерцией, — он просто лентяй. Но я не стал с ним спорить и только спросил:
— Что Вы подразумеваете под словом "заглядывайте"?
— Ну, — недовольно ответил он, — я бы хотел, чтобы вы иногда прошлись мимо моего дома, посмотрели, на месте ли занавески, спросили у дворника, всё ли в порядке и, наконец, проверили, закрыты ли двери. Разве вы не знаете, что есть воры, которые "работают" только летом, когда люди уезжают на дачу? Вот их я и боюсь.
— Хорошо, — согласился я, зевнув. — Как-нибудь загляну.
По правде говоря, мне не хотелось этого делать. Гараменди постоянно надоедал мне всякими поручениями с тех пор, как сделал для меня одну маленькую услугу, о которой помнит лучше, чем я. К тому же он раздражал меня своими бесчисленными пальто, вечной сигарой в зубах, золотыми зубами и огромным животом. Оказывается он ещё и трус. В общем, никакой симпатии во мне он не вызывал.
Прошло какое-то время. Я наслаждался прекрасными летними вечерами Мадрида, любил посидеть в маленьких уютных кафе за столиком под открытым небом, а днём, когда было жарко, ко мне приходила мысль о том, что я не аскет и могу во время сьесты, послеполуденного отдыха, поспать не час, а два… Но однажды я вспомнил, что так ни разу и не побывал возле дома Гараменди. И только для того, чтобы потом иметь право сказать, что честно выполнил его поручение, снял телефонную трубку и набрал номер пустой квартиры дачника. Вдруг из трубки послышался глухой незнакомый голос:
— Алло!
— Как "алло"? — удивлённо воскликнул я. — Это дом сеньора Гараменди?
Голос стал тонким, как будто его старались изменить, и ответил с наигранной радостью:
— Да, да! Конечно! Очень рад вас слышать!
Я был поражён.
— Послушайте, что вы там делаете?
Трубка молчала.
— Вы, случайно, не вор?
Молчание.
— Если вы вор, не отрицайте, — требовательно сказал я.
— Хорошо, — ответил уже естественный глухой голос. — Я действительно вор.
— Какая неприятность! Я друг сеньора Гараменди, и он просил, уезжая, чтобы я присматривал за его домом. Что я теперь ему скажу?
— Вы можете сказать, что это произошло не по вашей вине, — немного смущённо посоветовал голос.
— Может быть, ещё рассказать, как мы с вами беседовали? — въедливо ответил я. — Зачем вы сняли трубку?
— Как-то непроизвольно, — виновато сказал он, — я как раз стоял возле телефона и машинально, по привычке снял трубку…
— Какая неприятность!
— Я вам искренне сочувствую.
— Ну да! А если я попрошу вас ничего не брать и пойти повиниться в ближайший полицейский участок…
— Нет, этого я не сделаю.
— Скажите, вы много взяли?
— Лучше не спрашивайте, это просто безобразие. Извините, если вам неприятно такое услышать, но у вашего приятеля нет ничего, достойного внимания.
— Ну не скажите… А серебряный письменный прибор, он очень ценный… (- на месте сеньора Гараменди я бы таких "сторожей" расстреливал. Жеваной бумагой. - germiones_muzh.)
— Он уже в мешке вместе с несколькими драгоценностями, золотой головкой от тросточки и двумя меховыми пальто. Вот и всё. Что это за бизнес?
— А серебряный поднос с чеканкой в виде цветов? Он должен быть в столовой.
— Его нет смысла брать, он из нержавеющей стали.
— Хорошо, но вы же не скажете, что это некрасивая вещь.
— Но она не имеет никакой цены.
— Возьмите поднос!
— Он мне не нужен.
— Возьмите, болван! Если вы его оставите, все поймут, что он не серебряный! А это… мой подарок!
— Ну хорошо, чтобы вам было приятно, возьму, хотя мне он будет только мешать.
— Вы осмотрели весь дом? Я бывал только в кабинете. Наверное, мебель шикарная?
— Да где там! Много претензий, мало вкуса. Чувствуется, что хозяин скупой.
— Ваша правда, сеньор. Мне всегда казалось, что Гараменди слишком кичится. Но вот… спальня его жены… Гараменди утверждал, что она стоила ему целого состояния. Какая она?
— Я не обратил внимания. Хотите, я зайду туда ещё раз?
— Нет, нет, не нужно. Не подумайте, что меня это интересует.
— Как раз в спальне я взял два довольно хороших меховых манто.
— Да, у его жены есть прекрасная лисья накидка.
— Она в мешке вместе с соболиной шубой.
— Эта шуба стоит очень дорого, но она слишком крикливая. Лисья накидка лучше.
— Она Вам нравится?
— Не так мне, как моей невесте Альбертине. Однажды мы увидели сеньору Гараменди в этой накидке, и с тех пор Альбертина не перестаёт говорить о ней. Мне кажется, что она даже любит теперь меня меньше, так как знает, что я никогда не смогу подарить ей такой мех.
— Как знать, может быть когда-нибудь…
— Нет… никогда.
— Послушайте, сеньор…
— Да, слушаю.
— Если вы позволите, я бы с большой радостью подарил этот мех вам.
— Что за глупости!
— А что? Вы мне симпатичны, и я…
— Но ведь для вас это убыток…
— Не волнуйтесь. У меня остаётся всё остальное, я не обеднею.
— Нет, нет.
— Хорошо, тогда я дарю этот мех Альбертине. Теперь вы не можете не принять. Подумайте о том, как она обрадуется!..
— Действительно…
— Куда вам прислать?
Я назвал свой адрес.
— Может быть ещё что-нибудь?
— Нет, нет, очень вам благодарен. Желаю, чтобы у вас всё хорошо закончилось.
— Спасибо, сеньор.
Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments