germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

встреча португальцев с турками: артиллерийский бой, абордаж, плен (1537)

как мы отбыли из порта Аркико и что с нами произошло при встрече с тремя турецкими судами
после того как мы вернулись в порт Аркико (- на побрежье Эфиопии-Абиссинии, откуда ходили вглубь континента в город Дебрэ-Дамо. - germiones_muzh.), где нашли своих товарищей, мы пробыли там еще девять дней, заканчивая очистку корпусов фуст (- малые скоростные галеры на 20 - 40 гребцов. На веслах, конечно, рабы-пленные. У португальцев здесь было две фусты. - germiones_muzh.) и снабжая их необходимыми припасами, а затем вышли в море в среду ноября шестого дня 1537 года.
С собой мы взяли Васко Мартинса де Сейшаса с подарком и письмом, которое мать пресвитера Иоанна (- эфиопского негуса, которого в Европе считали потомком и преемником легендарного пресвитера Иоанна. - germiones_muzh.) посылала губернатору (- португальской Индии. - germiones_muzh.). Отправился с нами еще и один абиссинский епископ, который собирался проследовать потом в Португалию, а оттуда, посетив Сантьяго в Галисии, в Рим и затем через Венецию в Иерусалим.
Вышли мы из гавани за час до рассвета и шли с попутным ветром вдоль берега до вечера. Добравшись почти до мыса Госана, не доходя скалистого островка Арресифе, мы увидели три стоящих на якоре судна, и так как нам показалось, что это желвы или террады (- небольшие боевые парусные суда. Экипаж мог насчитывать 40 - 80 человек. - germiones_muzh.) из Индии, мы изменили курс и направились к ним на парусах и веслах, так как ветер к этому времени стал стихать. Тем не менее мы так упорствовали в своем намерении, что почти через два часа настолько сблизились с ними, что могли уже различить, какие у них весла, и понять, что это турецкие галиоты (- парусногребные суда, которые предпочитали берберийские пираты, частью вассальные Турции. - germiones_muzh.), вследствие чего мы поскорее легли на обратный курс и с возможной поспешностью устремились к берегу, чтобы избегнуть беды, в которую мы попали.
Турки, разгадав или заподозрив наше намерение, громко закричали, в мгновение ока подняли паруса и пустились за нами вдогонку. Сверкая многоцветными парусами и шелковыми флюгерами, они шли, лавируя, за нами в кильватер, и так как ветер им благоприятствовал, скоро оказались у нас с наветренной стороны, что дало им возможность без малейшего труда спуститься к нам по ветру и, как только они оказались на расстоянии выстрела из трехфунтового орудия (- небольшой фальконет. - germiones_muzh.), дать по нам залп из всей своей артиллерии, убив сразу же девять и ранив двадцать шесть человек. Наши фусты оказались после этого совершенно беспомощными, так как остальная часть экипажа почти вся побросалась за борт, а турки настолько приблизились к нам, что с кормы своих судов могли наносить нам раны ударами копий. Из наших к этому времени осталось всего сорок два боеспособных человека. Видя, что рассчитывать им приходится только на себя, они с таким пылом и натиском атаковали флагманское судно, на котором находился Солейман Драгут (- Драгут ходил тогда под алжирцем Хайр-эд-Дином Барбароссой, а тот служил османскому султану. - germiones_muzh.), начальник турецкого флота, что прошлись по нему от кормы до носа, изрубив двадцать семь янычар (- это крутой "спурт": янычары совсем недураки были в бою. Португальцы морскими топорами и эшпадами практически зачистили палубу вражеского флагмана. Но Драгут, видимо, еще держался отстреливаясь из луков и аркебуз на баке. Активно применялись метательные горшки с порохом - однако атакующие должны были их израсходовать еще вначале броска. - germiones_muzh.). Вскоре, однако, к флагману подоспели остальные два судна и высадили на него сорок турок, с которыми наши уже не могли совладать (- пацаны вымахались - и тут на них насел свежий янычар. Расклад где-то двое-трое турок на брата. Пришел капец... - germiones_muzh.). Турки разделались с нами: из пятидесяти четырех лишь одиннадцать осталось в живых, да и из них на другой день умерло двое, которых турки разрубили на куски и в знак торжества развесили их останки по нокам реев, продержав так до города Моки (побрежье Йемена. - germiones_muzh.), комендант которого приходился тестем Солейману Драгуту, взявшему нас в плен.
Ко времени, когда мы вошли в гавань, комендант уже находился на берегу вместе со всем народом, чтобы встретить зятя и поздравить его с победой. При нем находился касиз, или мулла, которого они почитали за святого, ибо он всего несколько дней как вернулся из паломничества к своему Магомету. Мулла этот с колесницы, покрытой шелковым балдахином, обращался к народу с громкими приветствиями и благословениями, побуждая его воздать великую хвалу пророку за победу, которую одержал над нами Солейман. Тут всех нас, девять человек, оставшихся в живых, приковали к одной цепи и вывели на берег, а с нами вместе, и абиссинского епископа, который был так изранен, что на другой день скончался, проявив себя при этом весьма добрым христианином, что во всех нас вселило мужество и принесло нам немалое утешение.
Толпа, видя плененных и беспомощных христиан, набросилась на нас и стала бить нас по лицу с таким ожесточением, что я, право, до сих пор не могу понять, как мы остались живы. (- жаловаться, в общем, неприходилось: незадолго до того португальские фусты захватили турецкое судно, тяжелораненного капитана которого, испанца-ренегата, бросили с камнем на шее в море: он отказался снова принять католическую веру. - germiones_muzh.) Дело в том, что касиз объявил народу, что все те, кто будет нас бить и поносить, получат полное отпущение грехов. Таким вот порядком наши торжествующие победители провели нас с громкими криками и музыкой по всему городу, где даже запертые в своих покоях женщины, юноши и дети выливали на нас из окон горшки с мочой, чтобы этим выразить свою ненависть и презрение к христианам.
Солнце уже почти зашло, когда нас бросили в подземелье, в котором мы пробыли семнадцать дней в весьма плачевном и мучительном положении. Все это время нам давали на целый день лишь немного ячменной муки, а иногда и целые зерна, размоченные в воде, и ничем, кроме этого, не кормили...

ФЕРНАН МЕНДИШ ПИНТУ (1509—1583). СТРАНСТВИЯ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments