germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Category:

ГОФФРЕДО ПАРИЗЕ

ДРУГИЕ

однажды в августе 1938 года, часа в два пополудни, восьмилетний мальчик «из хорошей семьи» с кругленькой головенкой на хрупкой шее бродил около купальной кабины пляжа «Гранд-отель де Бэн» на венецианском Лидо. Он был один, так как подружка его всегдашних игр спала вместе с няней в прохладной комнате отеля. Немецким мальчикам, с которыми он недавно свел знакомство, несколькими годами постарше его и уже умеющими плавать (а он никак не мог научиться), не разрешалось оставаться в эти часы на пляже, и они играли в крикет на лужайке в парке, среди брызг поливальных фонтанчиков.
Мать ребенка, очень любившая загорать, растянулась на лежаке, покрытом белым мохнатым полотенцем с монограммой, похожей на силуэт башни, - ее тело, бронзовое и блестящее от крема, было частью в тени, частью – на солнце; ее длинные черные волосы, распущенные и отброшенные с затылка набок, свешивались с топчана, касаясь песка. Время от времени, быть может во сне, она поворачивалась медленными и царственными движениями атлета или змеи боа под слепящими солнечными лучами. Бонна фройляйн Этта, с одинаково розовыми и одинаково пахнущими марсельским мылом щеками, руками и ногами, спала (впрочем, этого никогда нельзя было сказать наверное) в шезлонге под тентом, полностью одетая. Лицо ее было словно укупорено с боков двумя шиньонами из тонких, туго заплетенных косичек, в которых перемежались белокурые и седые пряди. Стояла сильная жара, вода была неподвижна, и пляж почти пуст.
Однако по ту сторону сетчатой металлической ограды и кустарника, позади кабин, мальчик видел гуляющую и глазеющую толпу конкурсантов с картонками и сумками; кое-кто, вытягивая шею над оградой, рассматривал исчерченный волнообразным рисунком песок, а за ним – море. Мальчик с ведерком в одной руке и лопаткой в другой стоял, неподвижный и рассеянный, в продолговатой тени, которую отбрасывала кабина, и словно старался удержать на плечах свою наивную круглую головенку. Внезапно он увидел, что какой-то человек перелезает через ограду: казалось, он очень торопился, дважды соскользнул, зацепился и разорвал о проволоку свой синий пиджак, но в конце концов, дрыгая чересчур длинными конечностями, перевалился по эту сторону заграждения. Он полежал немного, скрючившись на грязном песке и поглядывая по сторонам, заметил смотрящего на него мальчика и, убедившись, что рядом никого больше нет, поманил его к себе. Испуганный, но в то же время заинтересованный, ребенок побежал к нему мелкими шажками, помахивая ведерком и лопаткой.
Человек встал, зашел в узкий проход между двумя кабинами последнего ряда и поджидал там ребенка. Это был чрезвычайно высокий и худой мужчина, с бледной кожей, узколицый, в очках с толстенными стеклами и сверкающими на солнце, так что через них невозможно было увидеть глаза. Мальчик заметил, что один из металлических заушников сломан и перевязан черной ниткой, ботинки тоже были рваные, а носки закручивались на щиколотках почти у края ботинок. Человек стал раздеваться фантастически быстро, принимая во внимание его рост, и в один миг оказался в трусах, к великому смущению и замешательству мальчика. Трусы были широкие, из черной материи, сзади зияла прореха в форме восьмерки. Человек свернул обувь и одежду в огромный узел и, подавая его мальчику, сказал:
- Поможешь мне?
При этом он попытался погладить его своей холодной длиннющей лапой (на обычную руку она не походила).
Ребенок, объятый ужасом, отступил и ничего не ответил; человек повторил свои слова и попросил совсем недолго постеречь его вещи: он хотел «помыть ноги» и посмотреть на море, которого никогда не видел. А потом «он даст ему на чай». Эти объяснения и толстые сломанные очки уменьшили страх мальчика; его невольно притягивало – физически притягивало – к этому человеку огромное сострадание. Мальчик протянул руки, человек подошел вплотную, передал ему узел и, пристально вглядевшись, как это делают люди с плохим зрением, увидел катившиеся по щекам ребенка слезы. Человек улыбнулся влажным некрасивым ртом, из которого несло запахом вина и табака, спросил:
- Тебя что, наказали? – и ушел.
Издали ребенок смотрел на шагающие к морю тощие ноги-ходули и на черное знамя развевающихся рваных трусов; он пришел в ужас от ответственности и от тяжести узла, которого не смог удержать и уронил на песок. Внезапно он возненавидел этого человека, полностью забыв свое недавнее чувство. С огромными усилиями он подтянул скверно пахнувший узел поближе к кабине. Осторожно последил за матерью и фройляйн. Обе спали. Из последних сил ребенок втащил одежду в кабину и стал запихивать ее в дальний угол. Но тут он почувствовал за собой тень и услышал пронзительный голос гувернантки:
- Was ist denn das? (Это еще что такое? – germiones_muzh.)
Ребенок залопотал по-итальянски, растеряв все немецкие слова, схватился обеими руками за свою круглую головенку, словно поддерживая ее, с намерением (он не знал хорошенько, с каким из двух) поскорее все рассказать или попросить прощенья.
Голоса разбудили мать, которая, приподняв рукой волосы, спросила, что случилось. Фройляйн Этта объяснила то, чего объяснить не могла, поскольку сама не получила объяснений, и посему не пошла дальше взволнованных восклицаний, которые начинались и кончались одними и теми же словами: «Ein mann… Ein mann!» («Какой-то человек… человек!» - germiones_muzh.) Позвали старого верного сторожа, который осмотрел узел (его, пиная носками туфелек, выбросила из кабины фройляйн Этта) и, сжав кулаки, помчался по пляжу искать чужака. Тот был быстро опознан, схвачен за руку и приведен к ним с ругательствами, тычками и вывертыванием длинных рук. Малышу показалось, что человек плюнул в тащившего его сторожа. Мать сказала:
- Пустите его, Джованни.
Человек, отпущенный сторожем, подошел к семейной группе и сказал матери, что он хотел заплатить, что он не вор и за всю свою жизнь никогда ничего не крал. Он нашарил в свертке с одеждой нечто вроде бумажника из черной материи и, поднеся его к очкам, собирался вынуть деньги, но мать остановила его жестом руки:
- Нет, нет!
Человек посмотрел на мальчика и с улыбкой, в которой тот почувствовал слабость и фальшь, хотел приласкать его, но фройляйн отстранила ребенка. И тогда человек удалился со свертком, в своих широких трусах, большими, медленными шагами, и, чтобы изобразить достоинство, которое он утратил с детства, вскинув голову, приглаживал на ходу свои редкие волосы.
Мать приказала сторожу закрыть пляжный зонт, медленно повернулась и подставила солнцу все свое длинное тело в черном купальнике. Фройляйн Этта принялась читать ребенку нескончаемое наставление о «unbenkannten» (незнакомых) со все более длительными паузами, и это продолжалось почти до самого заката. Потом солнце село, и семья удалилась в свой стерильный, как в клинике, гостиничный номер.
Ночью ребенок все думал о том человеке, слушая, как ленивые волны лагуны ложатся на пляж вместе с лунными лучами. Он задавал себе множество вопросов, надеясь, что очки, бледная кожа, гигантские башмаки и узел дадут на них ответ. Его снова охватило беспредельное сострадание, и несколько раз он принимался плакать. Кто был это человек? Вор, выпущенный из тюрьмы заключенный, бедняк, обедневший богач (может ли с ним самим случиться такое, когда он станет взрослым?) или больной, и как это возможно, что он никогда не видел моря? Есть ли у него семья? И почему сам он плакал, когда встретил его? Все эти вопросы остались без ответа в голове ребенка и позже – взрослого человека, но в тот самый день он узнал – именно потому, что на его вопросы так и не нашлось ответа, – о существовании «других».
Tags: еще раз.
Subscribe

  • ГУСТАВ МАЙРИНК (1868 - 1932)

    БОЛОНСКИЕ СЛЁЗКИ вы видите того уличного торговца со спутанной бородой? Его зовут Тонио. Сейчас он пойдет к нашему столику. Купите у него…

  • (no subject)

    ...а всёже погремел напоследок пророк Илья! - И то ладно

  • ЛИ ГЮБО (1168 - 1241. кореец)

    ВЕЧЕРОМ В ГОРАХ ВОСПЕВАЮ ЛУНУ В КОЛОДЦЕ В бирюзовом колодце легкая рябь. Бирюзовый утес в стороне. Молодая луна хороша в небесах и в колодезной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments