germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

КРАБАТ. XXI серия

СНЕГ НА ПОЛЯХ
Мертен был плох, его лихорадило, он задыхался, не мог глотать. Лишь через несколько дней с трудом проглотил ложку супа.
Ханцо распорядился, чтобы кто-нибудь всегда был с ним рядом, не спускал глаз с больного. Дежурили и по ночам: боялись, что в беспамятстве он что-нибудь над собой сделает. Ведь Мастер твердо сказал, что все пути отрезаны.
«От меня зависит, кто умрет здесь, на мельнице!» – эти слова Мастера не выходили у Крабата из головы. Разве в них не таится ответ на его мучительные раздумья о смерти Тонды и Михала? Но пока это только еще догадка. Нужно подтверждение. Что ж, придет время, и все разъяснится. И тогда он призовет Мастера к ответу. Да, так все и будет. Но пока нельзя и вида подавать. Надо изображать простодушного, прилежного и послушного ученика, самому же готовиться к возмездию. А главное – преуспеть в тайном искусстве.
Ни снежинки не выпало в эти февральские дни, а мороз лютовал по-прежнему. По утрам шли к шлюзам, срубали лед. Проклинали гнилую погоду, поманившую было теплом.
Как-то днем, когда подмастерья садились обедать, со стороны леса показались трое людей. Один – высокий, крепкий, в расцвете сил, двое других – сутулые, белобородые старцы.
Лобош заметил их первым. Он был глазастый, все видел.
– К нам гости! – крикнул он громко.
Тут и другие увидели ходоков. Они, видно, шли из Шварцкольма. В зипунах, в зимних шапках. Мельницу в Козельбрухе крестьяне из близлежащих деревень всегда обходили стороной. Но эти шли напрямик.
Ханцо открыл дверь. Подмастерья в нетерпении столпились в сенях, притихли.
– Чего вы хотите?
– Поговорить с мельником.
– Я – мельник. – Мастер незаметно вышел из своей комнаты, двинулся навстречу крестьянам. – Что вам надо?
Высокий снял шапку.
– Мы из Шварцкольма. Я – староста, а эти двое – наши старейшины. Передаем привет от всех жителей деревни и просим тебя, мельник, нас выслушать. Я думаю... Тебя не удивит...
Мастер прервал его властным жестом.
– Без лишних слов! Что вас сюда привело?
– Мы просим твоей помощи!
– В чем дело?
– Мороз, а на полях нет снега! – Староста теребил в руках свою шапку. – Если в ближайшие дни не пойдет снег, озимые погибнут!
– А я тут при чем?
– Просим тебя, мельник, сделай так, чтобы пошел снег!
– Пошел снег? Как это?
– Мы знаем – ты можешь! Сделай так, чтобы пошел снег!
– Мы ведь не задаром! – вмешался один из стариков. – За добро отплатим добром. Получишь две сотни яиц, пять гусей и семь кур.
– Только бы снег пошел! – добавил второй.
– Иначе пропадет урожай, будем голодать.
– Мы и наши дети! – вторил ему староста.
– Сжалься над нами! Пусть пойдет снег!
Мельник поскреб в затылке.
– Многие годы я вас в глаза не видел. Теперь же, когда я понадобился, вы тут как тут!
– Ты наша последняя надежда! Если не пошлешь снега, мы погибнем! Ты ведь не откажешь нам в помощи, мельник? Умоляем тебя на коленях, как господа Бога! – Они опустились перед Мастером на колени, уронили головы на грудь.
– Выполни нашу просьбу! Смилуйся!
– И не подумаю! Отправляйтесь домой! Что мне до ваших озимых! Мы тут, на мельнице, не помрем с голоду! Уж я позабочусь об этом, мы и без снега не пропадем. А вы, лапотники, отвяжитесь от меня со своими яйцами и птицей! Подыхайте с голоду, не мое дело! Я и пальцем не шевельну ради вас и ваших сопляков! И не ждите!
– А вы? – обратился староста к подмастерьям. – И вы тоже не хотите помочь нам, господа подмастерья? Сделайте это из милосердия, ради наших несчастных деток! Уж мы вас отблагодарим!
– Да он совсем сдурел! – взорвался Лышко. – Сейчас я спущу собак! Ату!
Он пронзительно свистнул. Тут же раздался остервенелый, многоголосый лай. Староста подскочил, уронил шапку.
– Скорее! Они разорвут нас! Надо бежать! Бежать!
Старики, подобрав полы тощих зипунишек, бросились прочь. Бегом по лугу, к лесу.
– Хорошо придумано, Лышко! – одобрил Мастер. – Молодец! – Он похлопал его по плечу. – Ну, от них мы избавились! Надолго запомнят этот день! Больше мы их не увидим!
Крабату жаль было старосту и его спутников. Как он зол был на Мастера! Ну что они ему сделали? Почему он им отказал? Ему ведь ничего не стоило им помочь! Заглянуть в Корактор, произнести несколько слов, подходящих к случаю. Как жаль, что Крабат их не знает, этому Мастер их еще не учил. А то бы он сам вызвал снег на свой страх и риск. Да и Петар, и Ханцо, и еще кое-кто наверняка попробовали бы тут свои силы.
Один только Лышко радовался «победе», его так и распирало от гордости. А здорово он их разыграл с собаками! И ведь поверили, убежали!
Но злорадство его не осталось безнаказанным. Ночью он вскочил с отчаянным криком: свора черных псов ринулась на него во сне, норовя разорвать на куски.
– Вот ужас-то! – посочувствовал Юро. – Какое счастье, что это только сон!
Пять раз нападали на Лышко черные псы, пять раз он вскакивал с криком и всех будил. До того надоел, что они его вышвырнули.
– А ну-ка бери свое одеяло и убирайся в сарай! Там можешь хоть до утра воевать с собаками. И орать сколько влезет! С нас хватит!
Проснувшись утром, глазам своим не поверили: снег! Все вокруг белым-бело! Снег, видно, шел всю ночь, но и сейчас все шел большими пушистыми хлопьями.
Уж теперь-то крестьяне будут довольны и в Шварцкольме, и во всех окрестных деревнях. Неужто Мастер передумал и все-таки помог?
– Может, это Пумпхут? – предположил Юро. – Крестьяне ведь могли встретить его и попросить. А уж он-то никогда не откажет!
– И верно, Пумпхут! – согласились остальные. – Разве он откажет!
Но нет, не Пумпхут! Опять в обед, и опять же Лобош увидел их первым, явились староста и старейшины из Шварцкольма. На этот раз на санях. Привезли Мастеру обещанное: семь кур, пять гусей, две сотни яиц.
– Спасибо тебе, мельник! – Староста склонился в глубоком поклоне. – Спасибо тебе! Ты спас наших детей! Мы бедные люди, ты знаешь! Возьми, что у нас есть, мы принесли тебе это в знак благодарности!
Мастер выслушал его с недовольной миной. Пытаясь сохранить спокойствие, проронил:
– Кто вам помог, не знаю! Только не я. Это уж наверняка. Забирайте свое барахло и проваливайте! – Он повернулся и ушел в свою комнату. Было слышно, как щелкнула щеколда.
Гости стояли со своими дарами словно побитые. Юро пришел им на помощь.
– Возвращайтесь домой! Выпейте рюмочку и забудьте все это!.. – Он подсобил им погрузить все в сани.
Крабат смотрел вслед саням, пока они не скрылись в лесу. Долго еще издали доносился скрип полозьев, звон колокольчиков, слышалось щелканье кнута, звучал голос старосты, погонявшего лошадей: «Но, но-о!»…

ОТФРИД ПРОЙСЛЕР
Subscribe

  • ОЛАФ СТЭПЛДОН (1885 - 1950. британец)

    СОВРЕМЕННЫЙ ВОЛШЕБНИК они сидели друг против друга за чайным столиком в саду, у коттеджа. Небрежно откинувшись назад, Хелен изучала лицо Джима. Это…

  • Джорджоне (1477 - 1510)

    искусствовед Роберто Лонги назвал Джорджоне венецианским "Мане" XVI века. И наверное, правдой будет сказать, что главным действующим персонажем на…

  • трон хивинских [хорезмийских] ханов (серебро, басма. XIX век)

    трон Хивинского ханства удивляет строгим стилем и производит впечатление сдержанной мощи. - Ничего подобного у бухарских эмиров, к примеру, нет:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments