germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Франс Снейдерс: таблетка осени

как Ян ван Эйк в XV веке бургундским герцогам пишет бархат, самоцветы и блеск латной стали под солнцем – так Франс Снейдерс в веке XVII бюргерам: лавки, фрукты и тушки съестных зверей и птиц. Сокровища кухни… - Интересно, что у ван Эйка на полотнах люди молоды (даже старцы как только что вылупились из яица!) Попадающие же в картины Снейдерса стары: морщины на лицах, на руках выступившие дороги вен… Это неудивительно: рыцарство – юность; а мастером или купцом становятся в пожилых годах.
Удивительно роскошное спокойствие увяданья во всем у этого художника. В толстой пупырчатой кожуре, сходящей с полуочищенного лимона; в повисшем внизголовой всей палитрой своих ужененужных перьев на стене перед ощипом вальдшнепе… Золотая осень у Снейдерса повсеместна. Задорножестокие сцены охот, к которым он пристрастился в поздний период – немой лай разогнавшихся впогоне выжлецов среди дубравы; охотничий пес тащит за ухо уж заваленного, раскинувшегося кабана – это тоже осень. Богатая, щедрая. Почти равнодушная ко всему. Так искорки вспыхивают в черноте догорающих углей камина; а жар, вышедший из них, еще полнит дом… Уроженец Антверпена, художник никогда надолго не покидал город: даже на поездку в Италию уходит всего год. – Домосед. Снейдерс успокаивает; примиряет с безостановочным током реки времени, неумолимой закономерностью природных процессов. Его «Повар у стола с дичью» с занесенным разделочным ножом спокоен и значим, как античный Харон; а кот, бодро подхватывающий лапами свисающую со стола шею цапли (их тоже готовили), неуступит Церберу. – Но работают они без фанатизма: с каким-то сочувствием даже, что ли. «Спокойствие, только спокойствие! Отмучились, мои вы пташки. Счас я вас приготовлю! Веселым жаркИм – да на тарелочку…» - Какому отцу семейства не мила эта тема? Любая подагра, самый лютый ревматизм отступит; краска ненадолго вернется на бледные щеки, а в животе зажурчит бодрый метаболизм… Снейдерса покупали не только купцы да чиновники – его полотна украсили покои дворца епископа Брюгге; правитель испанской части Нидерландов – эрцгерцог Альберт назначил его своим придворным живописцем. Однако, жаркое – жарким, а воевать с непокорными соотечественниками художника на севере эрцгерцогу все равно приходилось. Лилась кровь, трубили трубы, горели мызы; но упорные северяне не поддавались, Испания слабела и отрезанный по Шельде от моря родной Антверпен хирел…
Снейдерс не панацея – только обезболивающее. Есть свидетельства, что он нелюбил писать людей: поручал это другим художникам. – Рубенс, конечно, здесь сильней. Рубенс писал всё.
Tags: живо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments