germiones_muzh (germiones_muzh) wrote,
germiones_muzh
germiones_muzh

Categories:

разгром при Адуа: Менелик II vs генерал Оресте Баратьери (1896, Эфиопия)

итальянцы начали отрезать Эритрею у эфиопских негусов по кусочку с 1882 года. Сначала только побрежье – порты Ассэб и Массауа. Дальше – больше. Им нужны были колонии. Негус негести Йоханныс IV, помня о судьбе своего предшественника на троне – грозного объединителя Теодроса II, застрелившегося чтоб не сдаться штурмующим его крепость Мэгдалу англичанам экспедиционного корпуса Нэпира, - понимал, что возможности европейцев велики, а современного оружия у него почти нет. Тем не менее, он, будучи натурой благородной, возмутился иезуитской манерой итальянских дипломатов оправдывать свои территориальные расширенья потребностью «в более прохладных» чем прибрежные гавани землях. Пограничные князья эфиопов получили карт-бланш на любые ответные действия по отношению к «вежливым агрессорам». Началась холодная война. Йоханныс собирал силы – но воинственные суданские дервиши нанесли неожиданный удар, и император двинул армию на них. В бою у Метеммы пуля сразила этого мужественного человека; а его преемником стал рас Менелик Шоанский, предпочитавший дружбу с итальянцами.
Однако, став императором Эфиопии, Менелик был вынужден оценить эту «дружбу» уже по-другому. Его супруга – гордая красавица Таиту – в принципе была против уступок чужеземцам. Эфиопия оставалась последней еще неколонизированной в Африке страной – а рыжими итальянцы себя не считали! Они расценили подписанный с ними (еще князем) Менеликом Уччальский договор как признание императором итальянского протектората над всей Эфиопией. Но осознавший масштабы итальянского аппетита негус негести разорвал договор и стал готовиться.
Итальянцы же думали, что вполне готовы. Экспедиционный корпус Баратьери – 20 тысяч солдат и офицеров - браво занимал селенья и разгонял эфиопских селян; и в Риме решили, как всегда, сэкономить на расходах… А нужно было, как это делали британцы, подряжать предпринимателей, посылать инженеров, строить коммуникации, тянуть нитки жэдэ! Баратьери без особого сопротивления занял Адигат, Адуа и Макалле; в Италии его уже называли героем нации. Менелика он считал дикарем: его силы оценивал в 30 тысяч человек, вооружение как допотопное, оппозицию крупных эфиопских феодалов как непримиримую... А Менелик обратился к России и попросил помощи (он ошибочно полагал, что Эфиопская церковь едина с нашей. Но русские все равно пошли ему навстречу); расширил добычу золота и слоновой кости для закупок оружия; а урожаи кофе оказались превосходными два года подряд. И феодалы поняли, что надо мириться – иначе хана…
Когда Баратьери определил, что ему противостоит стотысячная армия, а действуют эфиопские ашкеры достаточно грамотно, - он понял, что нужно корректировать планы. Но в Риме этого непоняли. И велели ему попросту разбить эфиопа.
Баратьери решил отделаться «демонстрацией» и нанести упреждающий удар по флангу армии Менелика. Воспользоваться паникой – и отойти. Он разделил корпус на три атакующих колонны под началом генералов Альбертоне, Аримонди и Дабормида. (Плюс резерв). По плану они должны были соединиться на высотах Адуа и нанести одновременный удар.
Но хороших карт у итальянцев небыло. И генералы заблудились. Корпус был хорошо вооружен магазинными винтовками, горными орудиями и даже новыми пулеметами – а кавалерии неимел. А вот у эфиопов конница очдаже случилась, что давало возможность разрыва сообщений между подразделениями наступающих. Итальянцы рассчитывали на пассивную тактику противника – а воины Менелика вели активную разведку… Колонны были своевременно обнаружены и блокированы одна за другой. Ашкеры решительно пошли в атаку. Оказалось, что иметь с ними дело – это потруднее, чем гонять сельских «дикарей». В 8.30 утра колонна Альбертоне была остановлена и окружена гвардией Менелика. В атаках принимала участие даже Таиту со своими «амазонками». Альбертоне был взят в плен, его солдаты бежали. Баратьери двинул ему на помощь резерв, но опоздал: резерв получил неожиданный встречный удар в лоб от преследовавшего бегущих противника; элитный батальон альпийских стрелков сходу потерял своего командира Мерини, бросился в горячую атаку и полег под орудийным огнем эфиопов (у них имелась рабочая артиллерия!) Бригада Аримонди резво отступала – а сам генерал бросил ее, но по дороге был уже убит! Оставался Дабормида.
Он оказался самым серьезным «орешком». Солидный мущина даже на портрете – танковая челюсть, усы дыбом. Витторио Дабормида был единственным из командиров бригад, кто сумел выйти вовремя на исходную и эффективно атаковать позиции противника. Однако оказался в одиночестве и был скоро окружен превосходящими силами. Генерал успел перестроить колонну и занять оборону. Он держался 10 часов. Противником Дабормиды был рас Мыконнен - вполне достойный принц и храбрый воин. Ашкеры, которым была выгодна рукопашная, после кратких перестрелок бросались в копья и клинки, налегая волна за волной. Их командиры действовали инициативно – а вот в европейских армиях того времени это не поощрялось… Но Дабормида, неимевший сведений о других частях корпуса, и не думал бежать. Когда вышли боеприпасы и неоправдались надежды на подмогу, он повел бригаду на прорыв. - К сожалению, ашкеры тоже не оробели... - И лег смертью храбрых в рукопашной свалке. (Впоследствии родной брат генерала приезжал в Эфиопию, но найти тело Витторио для его упокоения не смог. Некая женщина – «амазонка» Таиту? - рассказала ему, что на поле боя напоила водой раненного итальянского вождя: очки, золотые звезды, часы на цепочке… Хорошая добыча. Отрезала ли она потом герою яица по эфиопскому обычаю, дама умолчала).
Корпус Баратьери был разгромлен, итальянцы бежали без оглядки. Их младшие офицеры, впрочем, выполнили свой долг до конца – надо отдать им должное; в плен они попали только ранеными. Менелик милостиво оценил их в беседе с пленным Альбертоне: «Солдаты хорошие, но хуже наших. Младшие командиры – хороши. А старшие – гораздо хуже».
На этом первая итало-абиссинская война по существу завершилась. Италия была в шоке: 11 тысяч убитых и раненых, три с половиной тыщи пленных! Премьер-министра закидали камнями, Баратьери попал под суд. Через год пришлось подписать новый договор с Менеликом: признать эфиопскую независимость, отказаться от оккупированных было территорий Тигрэ и заплатить 11 миллионов лир контрибуции. - Дикарям!!! Взамен получили своих пленных: с ними эфиопы, вобщем, неплохо обошлись.
Не кастрировали.
Subscribe

  • люди, которые смогли вести бой (всего два примера)

    - и переломить его ход. Сражаться вопреки всему... Сколько их было в прошлом? Спартанских гоплитов и русских гренадер, раджпутов и рыцарей,…

  • (no subject)

    суфий Мауляна Кутбаддин спросил человека, называвшего сябя звездочетом: - Кто твой сосед? - Незнаю, - пожал плечами тот. - Того, кто рядом,…

  • правосудие для старой клячи

    о колоколе, установленном во времена короля Джованни во времена короля Джованни из Акри (- это было в Святой земле. Джованни - король Иоанн…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments