November 25th, 2021

ДОРОГОЙ ПРИКЛЮЧЕНИЙ (1902 - ...). как клёво стать апачем; снова к святому Патрику; я уже труп

я испытал немало злополучий, прежде чем попал к мексиканским индейцам. Но и здесь меня ждало разочарование. В прежние времена в Мексике не прекращались революции, и боровшиеся стороны нанимали индейцев на службу. Им удавалось от души наслаждаться грабежом, убийством и поджогами. И за все это им еще и платили. Но, когда все это прекратилось, жизнь их стала невеселой. Теперь они занимались, главным образом, охотой, объезжали диких лошадей и продавали пестрые ткани и кожаные изделия — работу их женщин. Мелкие кражи вносили некоторое разнообразие в их существование. Все же их кочевая жизнь до некоторой степени привлекала меня. Да и возвращаться пока было опасно: я опасался правосудия Соединенных Штатов. Таким образом я провел у них около шести недель.
Однажды ко мне пришел старик-лекарь, человек с лицом преступника. Он спросил меня — не хочу ли я примкнуть к их племени.
— Что нужно сделать для этого? — спросил я.
— Я изображу на твоей руке племенной знак и ты станешь апашем! — объяснил он.
Племенным знаком обычно является изображение какого-нибудь животного, которое данное племя почитает святым. Знаком племени, среди которого я жил, была змея; изображение ее красовалось на левой руке у всех мужчин и женщин, которых я знал.
В бытность свою моряком я не раз подвергался татуировке. Варварский обычай этот, как известно, представляется морякам необходимым украшением и принадлежностью их профессии; таким образом предложение лекаря не испугало меня и я выразил согласие.
На следующий день церемония началась. Она, по-видимому, явилась предлогом для народного увеселения. Мужчины достали из мешков, сшитых из звериных шкур, фантастические украшения из перьев, узкие штаны, обшитые бахромой, боевые топоры и ножи, которыми скальпируют. Женщины оделись в нарядные, пестро расшитые одежды из оленьей кожи и нацепили на себя множество звенящих серебряных украшений. Дикие пляски, сопровождаемые игрой на дудках, завываниями мужчин и резким визгом женщин, не прекращались с самого утра.
Сначала мне все это очень понравилось, так как напоминало мои юношеские мечты об индейцах. Но постепенно я стал приходить в беспокойство, так как заметил, что в самой большой из палаток происходили какие-то подозрительные приготовления. Там развесили бычью шкуру и наполнили ее водой. Потом на улице развели большие костры, раскалили камни и бросили их в воду. Таким образом устроили что-то вроде паровой бани.
Вскоре после этого за мною явилась торжественная депутация и повела меня в палатку. Меня основательно напоили водкой, затем обнажили до пояса, дюжина красно-коричневых рук ухватила меня и приподняла над паром. Так меня продержали некоторое время, вероятно для того, чтобы размягчить мне кожу.
Через минуту преступная рожа лекаря появилась в клубах пара. Он схватил мою левую руку и стал ее массировать. Мне показалось, что я очутился в лапах у медведя. Рука моя стала точно бескостной. Тогда он достал гребенку с тонкими как иглы зубьями и принялся за татуировку, обмакивая ее то в синюю, то в красную растительную краску. Закончив какую-нибудь часть изображения, он плевал мне на руку, проводил по раскрашенному месту рукою и затем деревянной палочкой рисовал следующую часть.
Нельзя сказать, что мне было очень больно. Страдания при этой процедуре причиняли сопровождающие обстоятельства: струившийся ручьями пот, удушливые клубы пара и едкого дыма от огня и масляных ламп, вонь от жареной рыбы и сладкой водки, которая поглощалась в невероятном количестве.
Меня тоже заставляли ее пить, несмотря на все мое сопротивление. Время от времени меня подбадривали многочисленными ударами кулаков по спине. И все это сопровождалось оглушительным шумом и грохотом, который производили плясавшие и пившие!
Зверское мучение это длилось девять часов подряд! В последние два часа мне пришлось делать величайшие усилия, чтобы не свалиться в воду. Я едва дышал, кровь и пот текли мне с высоко поднятой руки в глаза и рот — я казался себе свиньей, которую собирались зарезать.
Внезапно наступил конец. Я стиснул зубы и шатаясь, точно в каком-то красном тумане, не обращая внимания на возгласы окружающих, вышел из палатки. Я спустился к ручью и около часа пролежал в его прохладной воде.
Мои многочисленные новообретенные братья с пестро размалеванными лицами, скрежеща зубами и воя, точно каннибалы, скакали вокруг огней; несмотря на весь неистовый шум, я заснул как убитый.
На следующее утро я не мог пошевелить рукой: она жестоко распухла. Вокруг царила мертвая тишина. Около полудня появился лекарь, осмотрел мою руку и пробормотал: «Ты отлично выдержал! Ты хорошо выдержишь и вторую змею! Она больше и берет больше времени».
— Вто-вторую змею!? — ужаснулся я. — Где же ты собираешься ее изобразить?
— На животе!
Священный Брахма! Вторая и еще большая змея красовалась у них на животе? Ее я не мог заметить, ведь эти свиньи никогда не умывались.
В тот же вечер я убежал от своих дорогих соплеменников. Я решил, что лучше отдаться представителям правосудия Соединенных Штатов, чем снова попасть в руки нашего лекаря.
Трудненько мне пришлось на обратном пути. Сначала я встретился с какими-то мексиканскими бродягами, укравшими у меня лошадь. Потом я жестоко натерпелся от собак в деревнях, по которым проходил.
Наконец в глухую полночь, совершенно измученный, хромая, полуголый и изголодавшийся, я добрался до Александрии и постучал в окошко знакомого кабачка. На лице ирландца выразился испуг, когда он меня увидел; он осторожно ощупал мою голову и руки, после чего с облегчением сказал: «Так это в самом деле ты, а не твое проклятое привидение!» Я посмотрел на него, ошеломленный, и он сообщил мне, что через несколько недель после моего отъезда из Рио-Гранде дель Норте вытащили труп, который признали за мой, главным образом потому, что на нем были изорванные штаны. Приказ о моем аресте после этого, разумеется, аннулировали.
— Впрочем, дело все равно было бы покончено, даже если бы ты не утонул. Ведь у нас здесь убийство преследуется лишь до тех пор, пока не произойдет новое. А убийства здесь происходят частенько! Долго ждать не приходится. Ну, а теперь садись и набей себе чем-нибудь желудок, сынок! Он у тебя дьявольски отощал!
Несмотря на спасительный труп утопленника, я счел благоразумным, проведя несколько необходимых для отдыха дней в своем верном убежище и получив от его хозяина новую одежду и десять долларов, отделить себя от Нью-Мексики несколькими тысячами миль. Я отважно проскочил их «зайцем» на товарных поездах.

ГЛАВА ПЯТАЯ
Первые два месяца после бегства я провел в серебряных рудниках Невады...

АРТУР ГАЙЕ (1885 - 1947. бродяга, солдат, узник, путешественник, писатель)

полевая крыса на вертеле по-камбоджийски

- этим вас неугостят в ресторанах Пномпеня. Могут предложить в какомнибудь из городских кафе - но нивкоемразе несоглашайтесь: камбоджийцы едят и городских крыс, за которыми к девяти вечера начинается охота на помойках... А полевая крыса откормившаяся фермерским рисом - это деликатес! Поэтому рейд в сельскую местность тут неизбежен. Жарят здесь и на гриле, и тушат с помидорчиками. Но я предлагаю вертел. Лучшейвсего под сливочным соусом; но и под чесночным сойдёт толькотак! Да вы посмотрите неотворачиваясь, неделайте кисляк на лице: хорошо пожаренная, она выглядит лучше всякой курицы. Вкус... Списфиски, как говорил старик Райкин. Списфиски! Незабываемый. Запить советую красным винищем - в Камбодже есть навыбор любое: испанское, итальянское франсюсское, и стоит недорого. Но в придорожных кафушниках изысков может и ненайтись. Тогда возьмите пива, оно у камбоджийцев хорошее (а вот местных крепких напитков несоветую! Ни банановых, ни пальмовых, НИКАКИХ). Чхнгянь тэй? Ба-ат чхнгянь!

ДОКУМЕНТЫ И ПРИЛОЖЕНИЯ К ПОВЕСТИ "ПЯТЬ ПОХИЩЕННЫХ МОНАХОВ"

ОТРЫВОК ИЗ БЕСЕДЫ СТАРШИНЫ ТАРАКАНОВА И МОНИ КОЖАНОГО
– итак, гражданин Кожаный, с алмазами все ясно. Осталось выяснить последний вопрос: где вы взяли мешок?
– Сшил.
– Из каких материалов?
– Из кожаных.
– А где вы, интересно, взяли так много кожи?
– С детских лет собирал старые перчатки.
– С какой целью?
– Для производства мешка.
– Итак, вы сшили мешок из старых перчаток. Вы работали один?
– Я только шил, а кроил Сопеля.
– Посмотрите внимательно. Узнаете ли вы какой-нибудь из этих мешков?
– Эти мешки мне не знакомы.
– А вот этот, сшитый из замшевых варежек?
– Ах, этот. Этот я кроил, а шил Сопеля.
– Откуда вы взяли так много замшевых варежек?
– «Откуда, откуда»!.. Сами знаете…
– Да, мы знаем это, гражданин Кожаный. Знаем и многое другое. Знаем, что вы собирались шить мешок из кожаных кепок… но не вышло… Признаете себя виновным?
– Признаю.

СПИСОК ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПО ДЕЛУ «МЕШОК»
1. Алмазы . . . . . . . . . . . . . . . . . . мешок.
2. Мешок . . . . . . . . . . . . . . . . . . один.
3. Лошадь . . . . . . . . . . . . . . . . . . чугунная.
4. Сундучок с музыкой . . . . . . . . . . . . потайной.
5. Винтовка духовая . . . . . . . . . . . . см. примечание.
Примечание. Из винтовки стреляли алмазами во время похищения с четвертого этажа одного дома на пятый другого дома и точно в мешок.

ЗАГАДОЧНЫЙ РИСУНОК, ЗАШИТЫЙ В ВОРОТНИК РУБАШКИ БАРАБАНА
Примечание. Следователем было установлено, что на рисунке изображено дерево. Не ясно было происхождение полосочек, торчащих из-за ствола. После долгих запирательств Барабан сознался, что рисунок был прислан Моней и означал следующее: «Не ходи в лес, там Тараканов».

ПОСЛЕДНЯЯ ЗАПИСЬ В "КРАТКОЙ ОПИСИ ПРЕСТУПНЫХ ДЕЯНИЙ" ПОХИТИТЕЛЯ
…Корабль моей жизни дал сильную течь. Ударился дном об скалу закона. Руки не удержали штурвала судьбы…
Сидел спокойно, искал различия в барсуках и вдруг как осенний листок оторвался от ветки родимой и упал на сырую землю.
Озеро моей жизни оковано теперь холодным льдом наказания…
Я шел по грязной дороге преступлений… Зачем?!
Зачем мне четыре телевизора?! Зачем? Хватило бы и двух, в комнате и в кухне, обычный и цветной. А теперь только сердце плачет в груди…
Сердце мое! О сердце мое! Прошу тебя, не плачь! Не плачь, слышишь?… Нет, не слышит… Плачет… Тонет корабль… вот уже трюм затопило… слышится команда «К насосам!»… Плачет, плачет сердце!!!
Ну что ж ты плачешь, родимое?! Сожми зубы, прошу тебя, сердце, сожми… Горемыка ты мое!… Возьми себя в руки, сердце, ведь тебе еще много стучать…
(- лет пять, если не больше. - germiones_muzh.)

КРАТКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ НЕКОТОРЫХ СЛОВ, КОТОРЫЕ НЕ ВОШЛИ, К СОЖАЛЕНИЮ, В ТЕКСТ ПОВЕСТИ "ПЯТЬ ПОХИЩЕННЫХ МОНАХОВ"
АРЛЕКИН
Гончая собака с разноцветными глазами и пятнистая, как шахматная доска. Один раз я видел такую на Птичьем рынке.
АЖУР
Кренделю сказали: «Передай Юре: все будет в ажуре». Крендель передал, и я обрадовался, а ведь «ажур» – это что-то вроде дырки.
БОЙНЫЙ
Голубь, у которого четыре крыла. Два растут нормально, а еще два – на ногах. Именно такого голубя завел Тимоха, чтоб отравить нам жизнь.
БЫК
Любимое домашнее животное дяди Сювы.
КЛЮШКИ
хоккейные стал изготавливать гражданин Никифоров, навек простившись с граблями.
ЛЮБЕЗНЫЙ
Я думал, что этого слова нет в повести, а оно имеется на 186-й странице.
МУР
Есть еще люди, которые не знают, что такое МУР. Они думают, что это так кошка мурлычет. Кошка-то, может быть, так и мурлычет, да только МУР – это кое-что другое. МУР – это Московский уголовный розыск. А это вам – не кошка мурлычет.
ТЕТЯ ТАНЯ
Лифтерша, которая принимала активное участие в жизни нашего двора. Однако в связи с тем, что она в точности повторяла все слова и поступки тети Пани, автор слил эти две фигуры в одно лицо, за что и просит прощения.
ШИЛИШПЕР
Рыба, которая любит хлопать хвостом по воде. Если б автору предложили стать рыбой, он, конечно бы, стал шилишпером.

ЮРИЙ КОВАЛЬ