September 9th, 2021

гравюра "Четыре ведьмы" Дюрера (1497)

некоторые разночтенья в понимании смысла сей композиции у искусствоведов есть - иногда называют эту гравюру просто "Четыре обнаженные жещины". Но они действительно ведьмы. Что подтверждает раззявивший пастку псомордый дьявол (он, в языках пламени, маячит в двери слева от квартета. Справа другая дверь - и что за нею, неведомо). Под ногами нудисток череп и кости - тож тот еще инвентарь. Они стоят тесным корпоративным кружком, лицом подругакподруге. Одна, првда, вполоборота. Возраст вполне е... - короче, нестарые. Телосложение мясистое, но тож ничего... Поскольку одежи практически нет - полуотвернувшаяся к нам только держит у бедер простынку, драпируясь порядка ради: ведьмам полагается летать на шабаш голыми - квалифицировать их формальный статус в социуме тех лет сложно. Но прически говорят о том, что энтузиазтки происходят из разных слоев общества. Две в платочках по-крестьянски, одна в высоком чепце-эннене по-благородному. И последняя без головного убору, с косами заплетенными вкруг маковки...
Чегож интересного в них? - Да совсем разные выраженья лиц. Одна крестьянка откровенно злюща, гримаса застыла, зафиксированная долгим ношением на фейсе. Вторая пейзанка, та что вполуоборот, смотрит на всех свысока, с презреньем. Типа умная. Дама в эннене спокойно-доброжелательна. Какбы скучает и непрочь развлечься. А четвертая, с косами, стоит спиной к нам. Ее лица никак невидно.
- Дюрер дает разные варианты мотивации ведьм. Одна из злобы. Другая из гордыни. Благополучная фрау от скуки. А четвертая? Вот это секрет. Ответа на который художник, возможно, незнает сам:) А что за другой, правой, дверью? - Ну, позитивная альтернатива адскому пеклу слева. Не будьте ведьмами, право слово!

из "АЛЫП-МАНАШ" (алтайского богатырского сказания). - VIII серия

х х
х
Бело-серый конь богатырский
С небесного свода спустился,
Гору, на яму положенную,
Одним ударом копыта
Далеко отбросил.
Воздух в яме освежился.
В золотую волосинку превратившись,
Бело-серый конь
Обратно на небо поднялся
(- ПВО злого Ак-каана недремлет! – germiones_muzh.).
Все кругом оглядев,
Стал думать,
Как Алып-Манаша
Из ямы выручить.
Снова волосинкой на землю упал,
Твердым шагом
К яме подошел,
Свой шелковый хвост
В яму опустил.
Ухватившись за хвост,
Алып-Манаш
На поверхность начал подниматься.
Но едва он до половины
Девяностосаженной ямы дотянулся —
Хвост, не выдержав тяжести, оборвался.
Богатырь на дно ямы упал.
От этого падения
Небо и земля задрожали,
Много гор развалилось,
Несколько скал рассыпалось.
Прислужники Ак-кана
Бело-серого коня,
В волосинку превратившегося,
На небе заметили,
Стрелять в него принялись.
Стрелы мимо летели,
Ни одна стрела
В коня не попала.
Прислужники Ак-кана,
Боясь к бело-серому коню приблизиться,
Назад отступили.
Так хану они доложили:
— Теперь нечего нам страшиться,
Над Алып-Манашем
Полную победу мы одержали,
Грудь богатыря
Насквозь мечами пронзили.
Бело-серый конь
На самое высокое небо поднялся,
Поверхность земли,
Горы Алтая
Взглядом окинул.
На перекрестке семи дорог
Тополь с семьюдесятью развилинами,
С многочисленными широкими ветками
Конь увидел.
Долго не думая,
По высокому небу
К тополю устремился.
Бело-серый конь
Подобно быку мычал,
Подобно медведю рычал:
У тополя силы выпрашивал.
К высокому дереву приблизившись,
На вершину его взглянул,
Удивился:
Табун лошадей
С семьюдесятью жеребцами
В ветках тополя
Может затеряться.
Семьдесят человек
Внутри тополя
Свободно могут разместиться.
Когда конь богатырский
Вплотную к тополю подбежал —
Сильно стало его
Ко сну клонить.
Незаметно для себя
Он заснул.
Песню во сне услышал:
«Чтобы бело-серому коню
Прежнюю силу свою вернуть,
Чтобы Алып-Манашу богатырю
Из пропасти выбраться —
Целебную пену надо достать.
Там, где небо и земля сошлись,
Владенья Кюлер-бия лежат...
В той богатой земле,
У подножья золотых гор
Три круглых озера плещутся.
По самому малому озеру,
Ночью пламенем пылая,
Величиной с конскую голову
Золотая целебная пена плавает.
Если эту пену достать —
Погасший огонь разгорится,
Мертвый богатырь оживет».
(- мотив чудодейственной пены по происхожденью, похоже, древнеиранский: поминается в Авесте и перешел к тюркам от скифов… Алтайцы считали, что чуток такого средства можно найти в гнезде иволги или в муравейнике. Звери-птицы запасливы. – germiones_muzh.)
До конца эту песню дослушав,
Бело-серый конь проснулся,
По мягкой траве покатался,
Сочных цветов пощипал,
В страну,
Где небо и земля сходятся,
Крылатой птицей полетел.
Много рек
Он перепрыгнул,
Много гор перевалил.
Так, нигде не отдыхая,
Земли Кюлер-бия богатыря,
Ездящего на светло-буром коне,
Он достиг.
На этой земле
Разноцветные травы растут,
Высокие горы,
Быстрые реки
Жемчугом сверкают.
Бело-серый конь
Голову низко склонил,
Гривой земли коснулся,
К разноцветным травам,
К горам и рекам
С такими словами обратился:
— Без хозяина я остался.
Хозяин мой Алып-Манаш,
Богатырь сильнейший,
В глубокой яме погибает.
К хану Кюлер-бию
Не со злом я прибежал.
На этой земле
Лекарство найти хочу,
У хана Кюлер-бия
Помощи попросить.
Но земли и воды,
Точно пустыня, молчали.
Бело-серому коню
Ничего они не ответили.
«В молчаливую землю
Зачем стрелу втыкать?
Непомогающего
Зачем упрашивать?»
Так про себя подумав,
Бело-серый конь
Тонкою волосинкой сделался,
На дно неба поднялся,
Землю оглядывать начал.
Появления бело-серого коня
Хан Кюлер-бий не заметил,
Светло-бурый конь не почуял,
Быстрокрылые соколы не увидели,
Злые псы не услышали,
Богатыри,
У озер на страже стоящие,
Проглядели,
Камы (- шаманы. – germiones_muzh.) и колдуны
Не предсказали.
Самое малое озеро,
Днем едва заметное,
Ночью огнем пылало.
Целебная пена
Золотою птицей
По озеру плавала.
Бело-серый конь с высокого неба
На малое озеро
Быстрой стрелой упал;
Золотую целебную пену проглотив,
Снова на небо поднялся.
Горящее озеро сразу потухло.
Ханские соколы
Жалобно закричали.
Злые псы дико завыли.
Светло-бурый конь
Тоскливо заржал.
Сам хан Кюлер-бий
В огорчении завопил.
Свод неба потемнел.
Ночь на землю пришла.
Богатыри Кюлер-бия
Не знали, куда стрелять.
Прославленные ханские камы
Тревожно в бубны били.
Никто не знал,
Откуда беда пришла.
Все, топчась на месте,
Между собой ругались.
Бело-серый конь,
По своду неба скользя,
К хозяину своему
Алып-Манашу торопился.
х х
х