August 3rd, 2020

двести сорок шестое берестяное письмо из Новагорода Великого (XI в.)

от Жировита к Стоянови. Како ты у мене и чьстьное древо възъм и вевериц ми не прислеши, то девятое лето. А не присълеши ми полупяты гривьны, а хоцу ти вырути в тя, луцьшаго новъгорожянина. Посъли же добръм.
(Перевод такой: от Жировита Стояну. [Стоян боярин новгородчкий, а Жировит - либо златокузнец, либо купец, торгующий дорогим импортом]. Ты у меня крест купил, а денег не присылаешь уже девятый год. Не пришлешь мне четыре споловиной гривны - я тя так запарафиню [на вече например, или на торгу], луцшего новгородца [что срать с тобой рядом никто несядет]! Заплати подобру. [Крест, онже честное древо Господне - наперстный носить на персях-груди или большой напрестольный, как вклад в храм - здесь стОит дорого: дороже двух упряжных лошадей. Он золотой или серебряный. Стоян который сам платить неходит, а своих людей посылает, явно Жировита за важного кредитора не считает - полагает, что тот подождёт. Но Жировита такпросто кидать неудастся! Нетаковский он, наш Жыровит])

(no subject)

мы отныне лишь безответственные пользователи стремящихся к нулю жестов и усилий. (Жан Бодрийяр)
- désolé pour vous, bien sûr. Mais que pouvez-vous faire! Инвалиды.

спинной плавник

острый спинной плавник, режущий поверхность моря в вашем направлении - классический маркер опасности. Акула! - Но такойже есть и у дельфина. (По форме определить трудно: у разных видов он разный. Может быть прямым, серповидным, двойным - или одиноким). Но по характеру движения какраз можно понять, кто к вам плывёт.
Дело в том, что акула - рыба, и ее хвост, как и у других рыб, представляет вертикальную плоскость. Она движется вправо-влево, и плавник на поверхности идет по одной линии... А дельфины и киты теплокровные; у них хвост горизонтальный. Дельфин поэтому плывет вверх-вниз-вверх. Его плавник все время ныряет и появляется. - Именно по этому принципу опытные пловцы различают дельфинов и акул.

"ГАМБИЯ" (поёт СОНА ЙОБАРТЕ)

https://www.youtube.com/watch?v=PtmmlOQnTXM
- я уже слышал этот ненавязчиво-странный какой-то очень естественный интонационно зов у гвинейского гриота Сибо Бангуры. Словно просьба стеблям сорго расти, а туче пролиться дождём... Сона Йобарте - первая поющая женщина из древней касты гриотов: певцов королей и деревень, всего огромного и яркого, пересеченного тысячью дорог, исхлестанного мириадами волн, засеваемого пылью из Сахары которую приносит ветер харамтан, мира.

кастильская барочная аллегория: лодка украшенная для участия в речном турнире (Толедо, XVII век)

тем временем примчалась галера с восьмью гребцами (- совсем мини. На водном турнире лодка заменяет бойцу коня и недолжна быть велика. – germiones_muzh.) в один ряд – больше не уместилось на узком и длинном суденышке, служившем основанием для высокого помоста: весла были позолоченные, а корабельщики наряжены купцами разных стран. На всех веслах – крыльях «Корысти», именем коей называлась галера – была одна и та же надпись:
«Против ветра».
Оснастка ее состояла из золотых цепочек, лент, перевязей, поясов, ожерелий, увешанных пряжками и серьгами, и хоть золото было накладное, а сверкавшие на нем камни и жемчуг – поддельные, публика издали была обманута и думала, что видит вещи сработанные из царя металлов, редкостных брильянтов, изумрудов, рубинов, дорогих аметистов, - да и как было не подумать, зная о безмерно богатом майорате владельца галеры и о его не меньшей щедрости. Меж сплетением веревочных лестниц, подымавшихся к марсу (- высокая площадка на мачте. – germiones_muzh.), виднелись слова:
«Таким путем».
Таран галеры был на вид из массивного золота; он смело врезался в толедские волны (- реки Тахо, протекающей чрез град Толедо. - germiones_muzh.), а те, казалось, охотно уступали дорогу, подкупленные его всепобедительным богатством; во всю длину тарана было голубыми буквами написано:
«В любых обстоятельствах».
Грот-мачта была так же высока, как дерево, с коего обобрал плоды Геркулес, усыпив бдительные очи трех сестриц Гесперид, воспетых Сенекой, Лукрецием и Диодором. Парус из белого атласа, весь испещренный дублонами, эскудо, реалами и другими золотыми монетами, был натянут на рее с таким девизом:
«Деньги – попутный ветер».
Такого же рода парус с таким же девизом красовался на бизань-мачте. Марс, по видимости сделанный из кораллов и по форме изображавший корону, имел на ободе надпись:
«Тому, кто даст больше».
На марсе стоял Амур в роскошных одеждах (тут он отказался от обета бедности, соблюдаемого столько веков [- имеется в виду, что он традиционно изображался обнаженным. – germiones_muzh.]) и глядел в подзорную трубу, тоже всю золотую вплоть до стекол, с надписью:
«Сквозь золото глядя, не видишь пятен».
А вокруг линз:
«Глаз бедняка ослепляю, богача – обостряю».
На последней мачте реяло знамя столь огромное, что два его угла лобызали воду. Было оно из бирюзовой тафты с вышитой картиной – ревность в виде собаки лает на влюбленного, который швыряет ей куски золота, чтобы утихомирилась, а она с жадностью их заглатывает и как бы давится.
Через обе фигуры шла надпись:
«Отрава для ревности».
Снасти, мачты, тросы и борта украшало несметное множество вымпелов и флажков самых различных и ярких цветов; на каждом виднелась фигура нагой, скорбной Нищеты и надпись:
«Пусть ее бичуют ветры».
Каюта на корме была сделана – если не на самом деле, то на вид – из стекла, перламутра, золота и серебра. Там, в золотом кресле, сидел карлик, столь безобразный и мерзкий, что вряд ли был более гнусным облик того, кто дерзнул искушать кающегося в пустыне святого мужа; рядом с карликом, совсем голым, была Красота, прелестно изображаемая отроком тринадцати-четырнадцати лет в женском платье; с горделивым презрением она отворачивалась от Адониса, Пирама и Авессалома (- красавцев из греческих мифов и из Библии. – germiones_muzh.), которые, простершись у ее ног, молили о любви, меж тем как она, коленопреклоненная, одной рукой тянула к себе цепи и ожерелья, блиставшие на шее и груди страшного карлика, а другой кадила ему фимиамом, дымившим в золотой кадильнице. Галера приблизилась, язвительная живая картина предстала перед судьями и дамами, и стоявший на носу великолепно одетый дон Лоренсо подал таблицу с надписью, от которой мужчины расхохотались, а дамы зарделись от стыда:
В наш век золотой
Не кичись красотой:
Тебе предпочтут павиана,
Когда он из племени Дана

(- колено Даново в Библии поклонялось золотому тельцу. – germiones_muzh.)…

ТИРСО ДЕ МОЛИНА (ГАБРИЭЛЬ ТЕЛЬЕС. 1579—1648. монах-мерседарий). «ТОЛЕДСКИЕ ВИЛЛЫ»