August 22nd, 2019

трава перенос

есть трава перенос, мала собою, листом темна, а цвет ворон, как отцветет - стручками, видом добра. От нее спит всякая гадина ядучая (- кусачая, ядовитая. Змея, жаба и другие. - germiones_muzh.), и против дягинье (- дотянуться, пересилить, справиться. - germiones_muzh.) не может. Человеку положить в головы - спит три дни [так что разбудить] немочно. А семечко ея положь в рот, пойди в воду - вода расступится. А корень как есть человек.

(no subject)

отвращение к этой жизни, где нет ни подлинного добра, ни подлинного зла, нередко заставляет людей искать не только света, но и тьмы. (князь Евгений Трубецкой)

(no subject)

у нас самая реакция вызывает меньше раздражения, нежели половинчатые уступки со стороны правительства. Александр II вызвал против себя море озлобления и ненависти со стороны русского радикализма именно тем, что он вступил на путь уступок. (князь Евгений Трубецкой)
- да. Компромиссность по-русски - это бессодержательность либо неискренность. И нельзя сказать, что такое понимание неверно.

рогатина

какое оружье было основным на Руси? Годилось и конному, и пешему, и на татя и на зверя? - Нет, не топор (он оружие последнего шанса, гаранта недаст). Рогатина.
Рогатина не рогуля типа ухвата. Это короткое тяжелое копье с долгим мощным листовидным наконечником, под который иногда подлаживали стопор-упор. Чтоб не входила слишком глубоко - нето дотянется до охотника медведь на рогатине. Ратовище-древко где-то в рост человека, толстое и оковано железом против излома. Наконечник-рожон листовидный, в локоть длиною, обоюдоостр и весил возле килограмма (в пять раз тяжеле обычного копейного). А общий вес оружья мог достигать и 30 фунтов (почти 15 кило). Метнутая рогатина обладала поэтому мощной пробивной силой; но всеже главная ее задача была рукопашная: на медведя. Атакующего зверя раздразнивали чтоб поднялся на дыбы; когда бросался, упирали рогатину вземь с подставом ноги и принимали на её... Надо было удержать, покуда недойдёт до сердца! В народе мущина котировался как боец по количеству взятых медведей (чаще говорили: ведмедев). Поэтому без рогатины было никуда. Ежели зверь нападал внезапно - на корову восновном - то для защиты прибегали к вилам. Но те ломались слишком часто...
Рогатину применяли и в человечьем бою: для короткого удару. (Не спасала никакая броня. Дона Румату помните? - Наверняка одолели рогатиной; только поправде даж с учетом самой непробиваемой "металлопластовой кольчуги" будущего потерял бы ребро, а то и два: одной "дикой болью" необошлосьбы). В XVII столетии ее имели конные у седла, вешая острием вниз. За царем-государем рогатину носили подрынды. В Оружейной палате хранится рогатина тверского князя Бориса XV века, на сребряной оковке коей изображены сцены судьбы его святого предка. А уже в конце XIX завзятый охотник князь Ширинский-Шихматов сконструировал рогатину с раздвижными из боковин рожна ножами. Неробкие были люди!
Вот вам рогатина. И мужику - и князю.

ШЕЛ ПО ГОРОДУ ВОЛШЕБНИК (повесть, в которой случаются чудеса. СССР, 1960-е). - XXIV серия

Мишка стоял у окна и смотрел, как большое красное солнце уходило за горизонт. Вернее, оно уходило за край моря. Еще вчера Мишка разглядел с высоты двадцатого этажа, что у этого странного моря есть край. Море кончалось каким-то обрывом. За краем обрыва было ничего. Не вода, не воздух, не небо, не звезды, а просто — ничего. В это ничего и скрывалось солнце. Даже не скрывалось, а становилось все меньше и меньше, будто таяло.
Уже прошло больше двух суток с тех пор, как часы на стене начали отстукивать время.
Сквозь открытое окно снаружи не доносилось ни звука.
Ничто не шевелилось внизу на песчаном пляже. Даже волны были какие-то игрушечные и замирали, едва подойдя к берегу.
Далеко в море Мишка видел крошечное белое пятнышко. Там плавал теплоход, на котором катался мальчик с голубыми глазами. Сегодня утром Мишка видел из окна, как мальчик ловил рыбу. За пять минут он наловил целую гору рыбы и ушел, оставив ее лежать на берегу. Рыба лежала у самой воды, но ни одна из рыбин не шевелилась и не делала попытки скатиться в море. Похоже было, что мальчик наловил дохлой рыбы.
Глядя на пустынное море и пустынный берег, Мишка думал о том, что, наверное, где-то сейчас вот так же стоит у окна и смотрит вниз Толик. И ему, как и Мишке, никогда не выбраться из этой страны. Сначала Мишка злился на Толика. Ведь из-за него случилась вся эта история, которая неизвестно чем кончится. Но потом Мишка подумал, что они с Толиком остались теперь совсем одни и им никак не следует злиться друг на друга. Мишка очень хотел выбраться отсюда и помочь выбраться Толику, Но за окном был пустынный пляж, да и до него было метров шестьдесят. Не прыгать же с такой высоты.
Белоснежный теплоход, поднимая волны, которые, между прочим, тут же успокаивались, подходил к берегу. Мишка отошел от окна. Ему не хотелось видеть мальчика даже издали.
Но это не помогло. Минут через пять отворилась дверь и в комнату вошел мальчик. Майда присела и приготовилась прыгнуть. Она прыгала всегда с таким видом, словно хотела перегрызть мальчику горло. Даже наталкиваясь на невидимую преграду, она не успокаивалась. Было непонятно, почему она так ненавидит мальчика. Ведь он не сделал ей ничего плохого. Он просто не обращал на нее внимания.
Мишка взял Майду за ошейник и почувствовал, что она дрожит от злости.
— Ну, ты еще не передумал? — спросил мальчик.
Мишка ничего не ответил.
— Слушай, Мишка, — продолжал мальчик. — Я сегодня добрый. Я сегодня щедрый. Я все равно превращу тебя во что-нибудь, но это будет завтра. А сейчас ответь мне: неужели тебе так трудно попросить прощения?
— Ты отпустишь меня с Толиком, если я попрошу прощения?
— Толик оказался очень вредным человеком. Он мне теперь нравится еще больше. Он ловил рыбу и катался на катере. Ему очень понравилось. Правда, он чуть не добрался до Черты… Но это вышло случайно. И он ничего не заметил. Он уже наполовину стал моим другом.
— Плевал я на твою Черту!
Мальчик засмеялся:
— Нет, ты не плевал. Ты даже не знаешь, что это такое. Ты и сам бы поплыл к Черте, если бы я отпустил тебя. Если подойти к Черте на закате, можно увидеть город. Если подойти к Черте с рассветом, то можно уйти. Это единственный путь, потому что на рассвете кончается вчерашний день и начинается сегодняшний. Теперь ты все знаешь. И теперь ты не уйдешь отсюда, даже если попросишь прощения.
У Мишки похолодели руки и ноги. Он с ненавистью взглянул на мальчика. Никогда и никого так не ненавидел Мишка за всю свою жизнь. Если бы он мог, то бросился бы на него, как Майда, и хотя бы раз двинул бы его кулаком, прежде чем превратиться в червяка. Но мальчик был надежно защищен от его ударов. Он спокойно смотрел на Мишку. И на лице его сейчас действительно не было никакой злости. Он выглядел так, будто пришел посоветоваться с Мишкой, во что бы лучше его превратить. И это было обиднее всего. И Мишка не смог сдержать обиды.
— Слушай, ты — волшебник? — спросил Мишка.
— Наконец-то ты это понял. Я — великий волшебник! Но тебе уже ничто не поможет. Впрочем, за эти слова я могу тебя пощадить. Ты останешься человеком. Но ты никогда не выйдешь из этой комнаты. Если, конечно, не захочешь прыгать с двадцатого этажа.
Мальчик засмеялся. Но Мишка продолжал, не обращая внимания на его слова:
— Ты — самый великий? Ты можешь сделать все что угодно? Тебе стоит только пожелать?
— Правильно! — Мальчик гордо выпятил грудь. — Ты начинаешь исправляться. Я — самый великий! Я — волшебник!
Мишка посмотрел на мальчика в лицо и засмеялся.
— Тогда почему же ты выпрашиваешь у Толика дружбу? Ты просишь, как нищий. Ты хочешь дружить без спичек? Но разве с тобой будет кто-нибудь дружить? Ты можешь только заставить. Ты не великий волшебник, а великий нищий.
Мальчик вздрогнул, и глаза его засветились холодным и злым огнем.
— Я превращу тебя в червя! — завизжал он.
— Ты сам в него давно превратился! — ответил Мишка.
— Осталось восемнадцать часов! — От злости мальчик не мог стоять спокойно. Он извивался так, будто его стегали кнутом. — Восемнадцать! Восемнадцать! — орал он, пятясь к двери, словно боялся Мишки.
Дверь сама открылась и сама захлопнулась за мальчиком.
Мишка посмотрел на часы. Оставалось семнадцать часов и пятьдесят восемь минут…

ЮРИЙ ТОМИН

МАРИЯ ШКАПСКАЯ (1891 - 1952. изгнанница РИ, жила в СССР. была под авто, под поездом, а умерла иначе)

Ты и Вы

Я остро не люблю сближающего “ты” –
Оно как комната, в которой всё знакомо.
Как нераскрытые, как ждущие цветы –
Почтительного “Вы” мне сладостна истома.
За этим строгим “Вы” всегда тонка печаль,
Но неисчерпана бездонная возможность,
За ним скрывается в печальную вуаль
Касаний ласковых пьянительная сложность.
Почтительное “Вы” кладу, как талисман,
У входа строгого души моей чертога. –
Кому не сладостен его живой обман –
Не перейдёт заветного порога.

1922