May 25th, 2019

чешская сказка

ДЛИННЫЙ, ШИРОКИЙ И БЫСТРОГЛАЗЫЙ
жил-был однажды король, был он стар и никого у него не было кроме одного-единственного сына. Раз он позвал к себе сына к говорит:
- Милый мой сын, ты и сам хорошо знаешь, что зрелые яблоки с дерева осыпаются, чтобы дать место новым. Вот и я уже не буду долго занимать место под солнцем. Но пока я еще жив, хотелось бы мне увидеть твою свадьбу. Женись-ка ты, сынок!
А принц ему отвечает:
- С удовольствием выполню твою волю, отец, только у меня нет невесты.
Старый король полез в карман, вынул золотой ключ и подал его сыну:
- Пойди, поднимись на башню, на самый верх, оглядись кругом, а потом скажи, кто твоя избранница.
До той поры принц ни разу не был на башне и даже не знал, что там такое. Поднялся он на самый последний этаж и увидел в потолке малую зеленую дверцу, похожую на крышку. Открыл он эту дверцу золотым ключом, приподнял ее и вошел. И оказался принц в большом и круглом зале. Потолок там был синий, точно небо в ясную ночь, и сверкали на нем серебряные звезды, на полу — зеленый шелковый ковер, а вокруг по стене — двенадцать высоких окон в золотых рамах, а в каждом окне на хрустальном стекле была изображена девица красками всех цветов радуги и с королевской короной на голове. Девицы были разные и платья у них тоже были разные, и одна была лучше другой, так что принц не мог от них глаз оторвать. А пока глядел он на них в изумлении и все выбрать не мог, девицы начали двигаться, по сторонам поглядывать, улыбаться ему — точно живые, только что не говорили.
Тут заметил принц, что одно из двенадцати окон занавешено белой занавеской. Отдернул он занавеску, а за ней девица в белом платье, опоясана серебряным поясом с жемчужной короной на голове. И была она всех прекраснее, только грустная да бледная, точно из гроба встала. Долго стоял принц перед ее изображением и глядел на нее, пока сердце у него-не заболело и он не воскликнул:
- Хочу ее в жены и никакой другой мне не нужно!
Только сказал он это, девица опустила голову, заалела точно роза, и сейчас же все картины исчезли.
Когда сошел принц вниз и рассказал отцу, что видел и какую невесту выбрал, старый король помрачнел, задумался, а потом сказал:
- Сын мой, плохо ты сделал, что открыл то, что было занавешено, а за слова, тобою сказанные, ждут тебя большие опасности. Твоя избранница во власти злого чернокнижника, сидит у него в плену в железном замке. Много храбрых молодцов пыталось освободить ее, только никто из них до сих пор обратно не воротился. Ну да чему быть, того не миновать, слово данное — закон. Иди, попытай счастья и возвращайся домой целым и невредимым.
Принц попрощался с отцом, сел на коня и поехал за невестой. Пришлось ему ехать по большому лесу. Ехал он ехал, пока не потерял дорогу. Бродит он в зарослях, среди скал да болот и не знает, куда теперь ехать. Вдруг слышит, сзади кто-то кричит:
- Эй, погодите!
Принц оглянулся и увидел, что какой-то высокий человек его догоняет.
- Возьмите меня на службу — не пожалеете.
- А кто ты таков? — спрашивает его принц. — И что умеешь делать?
- Зовут меня Длинный и умею я вытягиваться. Видите вон там на елке птичье гнездо? Я могу вам это гнездо достать.
Длинный начал вытягиваться, тело его быстро росло, и он стал таким же высоким, как елка. Взял он гнездо, уменьшился и подал гнездо принцу.
- Хорошо ты умеешь вытягиваться, только что мне за прок в птичьем гнезде, раз ты меня из леса не можешь вывести.
- Ну, это дело легкое, — сказал Длинный и стал опять вытягиваться. Вытягивался, вытягивался, пока в три раза самую высокую сосну в лесу не перерос. Огляделся вокруг и говорит: - Вон там самая короткая дорога из леса.
Потом Длинный снова уменьшился, взял коня под уздцы и пошел вперед. Не успел принц оглянуться, они уже из леса вышли. А перед Ними широкая равнина, а за той равниной седые скалы, точно стены великого города, да горы, поросшие лесом.
- Вон там, принц, приятель мой идет, — закричал вдруг Длинный и показал в сторону равнины. — Надо бы вам и его к себе на службу взять. Право, он бы вам хорошо служил.
- Так позови его, посмотрим, кто он таков.
- Очень он далеко, — сказал Длинный. — Вряд ли он мой голос услышит. Уж лучше я его догоню.
Стал тут Длинный вытягиваться, пока голова у него в облаках не скрылась, потом сделал три шага, взял приятеля за плечи и поставил перед принцем. Приятель оказался человеком коренастым с брюхом как четырехведерная бочка.
- Кто ты таков? — спросил его принц. — И что умеешь делать?
- Зовут меня Широкий, и умею я вширь расти.
- Ну, покажи мне свое уменье!
- Только придется вам, принц, в лес поскорее спрятаться, — закричал Широкий и принялся раздуваться.
Принц и Длинный едва ноги унесли, так быстро раздувалось во все стороны брюхо у Широкого. И было того брюха всюду столько, точно гора опрокинулась.
А когда Широкий принял свой нормальный вид, принц вернулся и сказал:
- Ох и заставил же ты меня пробежаться! Таких молодцов днем с огнем не сыщешь. Поступай ко мне на службу!
Пошли они дальше втроем. А когда подошли к самым горам, встретили человека с глазами, платком завязанными.
- Вот и наш третий приятель, принц, — говорит Длинный. — Возьмите-ка и его на службу. Он зря хлеб есть не будет.
- Кто ты таков? — спросил его принц. — Отчего глаза у тебя завязаны? Так ведь ты и дорогу под ногами не видишь.
- Наоборот, принц, я так хорошо вижу, что приходится глаза платком завязывать. С завязанными глазами я вижу так, как другие с незавязанными. А стоит мне развязать платок, я все насквозь начинаю видеть. Гляну быстро — и сейчас же огонь вспыхнет, а что гореть не может, то на куски развалится. Поэтому и прозвали меня Быстроглазый.
Тут он повернулся лицом к горе, развязал платок и вперил в нее свои горящие глаза. Гора начала трещать и рассыпаться и скоро осталась от нее куча песка. А в песке том что-то сверкало, точно огонь. Это было чистое золото.
- Такой молодец как ты дороже золота, — еказал принц. — Коли глаз у тебя такой быстрый, погляди-ка ты и скажи мне, далеко ли еще до железного замка и что там сейчас делается.
- Одному вам, принц, туда и за год не доехать. А втроем мы там сегодня под вечер будем. В замке для нас уже ужин готовят.
- А что моя невеста поделывает?
- Чернокнижник стережет ее в высокой башне за железной решеткой.
- Коли ты добрый человек — помоги мне ее освободить! — сказал принц. И все трое пообещали принцу, что станут ему помогать.
Повели они его меж серых скал по ущелью, проложенному Быстроглазым, через горы и долы и дремучие леса. Все препятствия на пути три приятеля отстраняли. Когда солнце начало клониться к западу, горы стали понижаться, леса редеть, а скалы попрятались в вереск. А когда солнце западало, увидел принц перед собой железный замок, а когда солнце запало, принц въехал по железному мосту в ворота, а как только солнце за горами скрылось, железный мост за ними поднялся, железные ворота закрылись, и принц с тремя приятелями оказались в плену в железном замке.
Принц отвел коня в конюшню, и они вошли в замок. И во дворе, и в замке — всюду было полно людей в богатых одеждах. Были там и господа, и слуги, только никто не двигался — все окаменели. Прошли они несколько комнат и оказались в столовой. Света там было много, а посреди стоял стол, на столе — полно еды и напитков и накрыто на четверых. Ждали они, что кто-нибудь придет, да так и не дождались. Сели за стол и стали есть и пить, сколько душе угодно было.
А когда наелись, начали комнаты искать, где бы можно было лечь поспать. Тут вдруг распахнулись двери и вошел чернокнижник. Был он в длинной черной рясе, сам сгорбленный, седая борода по колено, а вместо пояса — три железных обруча. За руку он вел распрекрасную девицу всю в белом, с серебряным поясом и жемчужной короной на голове, но такую грустную и бледную, точно она из гроба встала. Принц ее сразу узнал, вскочил и пошел ей навстречу. Но не успел он и слова вымолвить, как заговорил чернокнижник.
- Знаю, знаю, зачем ты сюда пожаловал. Хочешь принцессу заполучить. Ладно, забирай ее, если три ночи подряд сумеешь за ней уследить. А не уследишь — окаменеешь сам и со своими слугами, как окаменели все, кто до тебя здесь побывал.
Потом приказал принцессе сесть в кресло и ушел.
Принц глаз не мог от нее отвести, так она ему нравилась. Начал он с ней разговаривать, обо всем расспрашивать, только принцесса на его слова не ответила, не улыбнулась, глаз не подняла, точно была из мрамора. Принц сел возле нее и дал себе слово, что всю ночь не будет спать, чтобы принцессу не проглядеть.
А на всякий случай Длинный вытянулся точно ремень и обвился вокруг комнаты, Широкий сел в дверях, раздулся и заткнул их так, что и мышь бы не проскользнула, а Быстроглазый посреди комнаты у столба встал на караул. Только вскоре все начали дремать, потом уснули и спали всю ночь как мертвые.
Рано на рассвете первым проснулся принц, точно кто-то его острым ножом по сердцу полоснул: принцесса исчезла. Разбудил он своих слуг и стал с ними советоваться, что же теперь делать.
- Не беспокойтесь, принц, — сказал Быстроглазый и быстро выглянул в окно. — Вижу ее, вижу! В ста милях отсюда лес стоит, в том лесу — дуб, на том дубу, на самой вершине, — желудь, а желудь этот — и есть принцесса. Пусть Длинный возьмет меня к себе на плечи, и мы ее живо принесем.
Длинный посадил его на плечи, вытянулся и пошел. Что ни шаг — то десять миль, Быстроглазый только успевал дорогу ему показывать. Быстрее, чем иной вокруг избы оббежит, вернулись они обратно и Длинный подал принцу желудь.
- Принц, положите его на землю!
Принц положил, и сейчас же объявилась возле него принцесса. А только показалось солнце из-за гор, с шумом распахнулись двери и чернокнижник вошел в комнату. На лице его была коварная улыбка, но только он заметил принцессу — нахмурился, заворчал и вдруг — трах! Один железный обруч на нем лопнул и соскочил. Взял он принцессу за руку и увел.
Целый день принц и его сотоварищи слонялись без дела. Только ходили по замку да приглядывались ко всему. Жизнь кругом остановилась в одно мгновение. В первом зале они увидели принца с занесенным мечом, точно хотел он кого-то пополам рассечь, но не успел меч опустить — окаменел. В другом зале был окаменевший рыцарь. Казалось бежал он от кого-то в испуге, зацепился за порог, но не успел упасть. Возле печи сидел слуга, в одной руке держал жаркое, другой подносил кусок ко рту, да так и не донес. Все в этом замке были окаменевшие, даже кони в конюшне. В самом замке и вокруг него было пусто и мертво, деревья без листьев, река без воды и кругом ни птички-певички, ни цветочка-василечка, ни белорыбицы.
Утром, в полдень и вечером принц и его сотоварищи садились за богатый стол, еда сама подавалась, вино само наливалось. А когда поужинали, снова распахнулись двери и чернокнижник привел принцессу, чтобы принц ее сторожил. Но хоть все и решили со сном бороться, все равно уснули. Утром принц проснулся и увидел, что принцесса исчезла. Вскочил он и принялся трясти за плечо Быстроглазого.
- Эй, вставай, Быстроглазый! Принцесса опять исчезла.
Быстроглазый протер глаза, посмотрел в окно и сказал:
- Вижу ее, вижу. В двухстах милях отсюда гора стоит, в той горе — скала, а в той скале драгоценный камень. Это и есть принцесса. Если Длинный меня туда донесет — принцесса будет нашей.
Посадил Длинный Быстроглазого на плечи, вытянулся и Лошел. Что ни шаг — то двадцать миль. Когда подошли они к горе, Быстроглазый уперся в нее своим взглядом, гора рассыпалась, скала раздробилась на тысячу камней и один среди них был драгоценный. Взяли они его и принесли принцу. Принц камень на пол-положил и сейчас же возле него принцесса объявилась. Да как раз во-время. Чернокнижник уже и двери открывал. Глаза у него от злости засверкали — трах! — и еще один обруч лопнул и упал. Потом он заворчал себе что-то под нос и увел принцессу.
Второй день прошел так же, как и первый. После ужина привел чернокнижник принцессу, посмотрел зло в глаза принцу и сказал с насмешкой:
- А теперь посмотрим, кто кого, ты победишь, или я. — Сказал это и ушел.
Все приготовили на ночь работу, чтобы со сном бороться, даже сесть боялись все ходить собирались. Только все было напрасно. Уснули на ходу, а принцесса опять исчезла.
Утром снова первым принц проснулся и разбудил Быстроглазого:
- Эй, Быстроглазый, вставай! Посмотри, где принцесса!
Быстроглазый долго смотрел в окно, а потом и говорит:
- Вижу ее, вижу! Только очень уж она сейчас далеко: в трехстах милях отсюда черное море лежит, посреди того моря — раковина, а в той раковине — золотое кольцо. Это и есть принцесса. Не печальтесь, как-нибудь мы ее добудем. Только на этот раз Длинному придется и Широкого с собой взять, он нам пригодится.
Длинный на одно плечо посадил Быстроглазого, на другое — Широкого, вытянулся и пошел. Что ни шаг — то тридцать миль. Вот пришли они к черному морю, Быстроглазый показал Длинному, где раковина лежит. Длинный протянул руку под водой за раковиной, но сколько не вытягивал ее, так до раковины и не дотянулся.
- Подождите-ка, друзья, я вам помогу, — сказал Широкий, раздулся как мог, лег на берег и начал пить, пока не выпил пол черного моря.
Тут уж Длинный смог вытащить раковину со дна, вынул из нее золотое кольцо, посадил друзей на плечи и помчался обратно. Только на это раз тяжело ему было. Широкий все же в своем брюхе пол черного моря нес. Вот Длинный и сбросил его в одной широкой долине на землю. Бухнулся он так, точно бурдюк с башни, и тут же вся долина под водой скрылась. Едва-едва сам Широкий в этом озере не утонул.
Солнце начало всходить, а сотоварищи принца все не возвращались. Тут открылись двери и вошел чернокнижник. Как увидел он, что принцессы в комнате нет — захохотал зловещим хохотом, только вдруг — дзинь! Окно разбилось вдребезги, золотое кольцо упало на пол и в ту же секунду принцесса объявилась. Быстроглазый знал, что в замке происходит, рассказал Длинному и тот бросил кольцо прямо в окно комнаты. Чернокнижник закричал от злости так, что замок закачался, и трах! Последний обруч на нем лопнул, упал, чернокнижник превратился в черного ворона и вылетел в разбитое окно.
Тут и девица заговорила, заалела точно маков цвет и поблагодарила принца за освобождение. А в замке и во всей округе все вдруг ожило. Тот, кто держал в руке меч, рассек им воздух, да так, что свист пошел, и вложил в ножны. Тот, кто о порог споткнулся — упал на пол, но сразу же вскочил и схватился за нос — проверить, цел ли остался. Тот, что сидел у печи, сунул кусок в рот и продолжал есть дальше. Из конюшни слышался топот коней и ржанье. Зазеленели деревья вокруг замка, поля запестрели цветами, в небе залился песней жаворонок, а в быстрых реках принялись сновать взад вперед рыбы и рыбки.
А потом все собрались в комнате принца и стали его благодарить за освобождение от злого чернокнижника. Но принц им сказал:
- Меня благодарить не за что. Не будь моих верных сотоварищей Длинного, Широкого и Быстроглазого, и я бы окаменел так же, как и вы.
Тут он распрощался со всеми и отправился домой к своему отцу, старому королю. А вместе с ним ехала его невеста, Длинный и Быстроглазый. По дороге встретили они Широкого и взяли с собой.
Старый король заплакал от радости и тут же приказал устроить пир. Свадьба продолжалась три недели и были на нее приглашены все, кого принц освободил.
Вскоре после свадьбы пришли к принцу Длинный, Широкий и Быстроглазый и попросили его отпустить их со службы снова бродить по свету. Принц уговаривал их остаться, обещал заботиться о них до самой смерти. Только им такая ленивая жизнь была не по душе. Вот они и ушли. Может быть, где-то до сих пор бродят.

три самых трезвых праздника Австралии

в Австралии пабы и другие питейные заведения не работают три дня в году - на праздники, которые у нас, в России, какраз встречают рюмкой: на Рождество Христово, на Новый год и утром в день защитника Австралии и Новой Зеландии (день Анзака - 25 апреля. Вечером этого дня, правда, ветераны идут в бар).
- Праздник это не пьянка! Есть за что уважать.

ЧЕРЕЗ САХАРУ И СУДАН НА ВОЗДУШНОМ ШАРЕ (1902). - XVII серия

ГЛАВА XIX.
НА ОСТРОВЕ "ТЕРМИТОВ"
лодка с беглецами незаметно пристала к острову. Там, едва беглецы высадились на берег, все сбежались их встречать. Выражениям радости и торжества не было конца.
Утром д'Экс отправился осматривать сооружение воздушного шара. Он нашел все в исправности, но выразилъ мнение, что вряд ли воздушный шар может быть готов ранее трех недель.
-- Главное, что задержит нас,-- сказал он,-- это лакировка шара. Ведь мы должны наложить на ткань воздушного шара три слоя лака для того, чтобы закрыть все, даже микроскопические отверстия и сделать утечку газа невозможной. На просушку шара надо положить еще дней 12--15, следовательно раньше трех недель он не может быть готов.
-- Это очень жаль,-- заметил Жермен,-- хотя мы можем и не бояться нападения, потому что приняли меры против него. Остров защищен подводными минами, и если неприятель приблизится к нему, мы взорвем и потопим весь неприятельский флот. Только голод мог бы принудить нас сдаться, но и то запасов хватит на несколько недель, к тому же мы можем пополнять их охотой и рыбною ловлей. Напасть на нас врасплох тоже нельзя, потому что среди населения у нас есть друзья, которые уведомят нас об опасности.
Скоро, однако, неприятель дал знать о себе. Однажды утром жители острова "Термитов" увидели приближающиеся к ним лодки, наполненные вооруженными людьми, но лодки остановились на некотором расстоянии; от них отделилась маленькая лодочка, в которой находилось только двое, гребец и какой то араб. Когда лодка приблизилась к острову настолько, что можно было разговаривать с сидящими в ней, то Збадьери обратился къ арабу на местном наречии и спросил, кто он и что ему нужно? Араб отвечал, что он приехал за тем, чтобы потребовать выдачи пленных. Жермен предложил ему высадиться на острове.
Свидание состоялось на берегу. Сначала все молчали. Араб сидел, потупясь и ковырял в песке кончиком своего копья. Жермен и д'Экс не хотели сами начинать разговора. Наконец араб заговорил:
-- Зачем вы явились сюда? Зачем вы привезли оружие нашим врагам? Султан вам позволил оставаться здесь, но его царство кончилось, а мы не хотим у себя иностранцев.
Майор Жермен также спокойно отвечал арабу, что он вовсе не намерен оставаться здесь против воли теперешнего властителя Борну.
-- Мы не нападаем первые,-- сказал он,-- но будем защищаться. Оставьте нам на некоторое время остров и пустите нас беспрепятственно продолжать наше путешествие через Багирми. Мы отдадим вам тогда пленных (- захваченных людей Рабаха. Французы оборонялись на острове. – germiones_muzh.) и заключим с вами мир.
-- Султан (- новый султан – Рабах аз-Зубайр, авантюрист и работорговец, захвативший Борну почти полностью, убив султана Хашима. – germiones_muzh.) не хочетъ уступать вам острова и вообще не хочет иностранцев. Но в Багирми вас нельзя отпустить, потому что султан Багирми наш враг, а вы будете помогать ему против нас. Отдайте же пленных и половину вашего оружия, покинете этот остров, и султан перевезет вас на своих лодках на северный берег Чада, к туарегам, вашим друзьям.
Эти условия нельзя было принять. Тогда араб вскочил и объявил, что, так как остров принадлежит султану, то он не уйдет, а требует, чтобы французы немедленно удалились.
Збадьери и Момади хотели силою выпроводить его, но араб прислонился к баобабу и, размахивая длинным копьем, кричал, что он скорее погибнет, нежели допустит кого нибудь приблизиться к себе.
Положение становилось затруднительным. Жермен не знал, как ему поступить, как вдруг Фокль шепнул ему на ухо несколько слов.
-- Что-ж, пожалуй,-- согласился Жермен, -- попробуйте. Вреда это не принесет.
Фокль ушел и через несколько минут вернулся, неся огромную лейденскую банку (- первый электроконденсатор. – germiones_muzh.), и с нею вместе храбро направился к арабу. Тот презрительным взглядом окинул невзрачную фигурку Фокля и направил на него кончик копья. Этого только и ждал Фокль. Он немедленно приблизил металлическую пуговку лейденской банки к кончику копья, и тотчас же сверкнула яркая электрическая искра.
Араб, не видавшbй ничего подобнаго раньше и не привычный к действию электрического тока, упал навзничь, но через мгновение вскочил на ноги и с криком ужаса побежал к своей лодке.
Оставшиеся на берегу разразились громким хохотом и поздравляли Фокля. Его находчивость вывела всех из затруднительного положения.
Между тем остальные лодки стали осторожно приближаться к острову, где, казалось, царило глубокое спокойствие. Вдруг, когда флотилия находилась уже совсем близко раздался страшный взрыв, гигантский столб воды метнулся высоко вверх, подбрасывая на воздух людей, обломки и щепки лодок. Уцелевшие люди, кто вплавь, кто в лодках, в смятении стремились прочь от острова. Истребление флотилии султана Рабаха произвело потрясающее впечатление на туземцев, внушив им суеверный страх перед силой европейцев. Жители острова "Термитов" могли считать себя, по крайней мере на время, обезпеченными от новаго нападения, но они все-таки торопились со своими приготовлениями к дальнейшему путешествию, которое должно было совершиться двояким путем. Горсть людей должна была отправиться на воздушном шаре; это были капитан д'Экс, Рене, ради которой собственно и был выстроен шар, и Вопре, который все еще не совсем оправился после своей раны и поэтому вынужден был избегать утомления, сопряженного с сухопутным путешествием, и, наконец, доктор Пеноель.
Остальная часть экспедиции должна была отправиться обычным путем африканских путешественников. Всех уже разбирало нетерпение поскорее оставить остров "Термитов". Решено было итти через Багирми (- султанат Багирми расположен был к востоку от Борну. Французы направлялись к побрежью Индийского океана. – germiones_muzh.)…

ЛЕО ДЭКС (ЭДУАР ДЕБЮРО. 1864 - 1904. офицер и воздухоплаватель)