May 23rd, 2019

КАРЛОС АСОРЕЙ

ДВА ЗАНОСЧИВЫХ ЦВЕТКА
по весне в полях разноцветье от множества распустившихся бутонов.
- Обожаю весну! - воскликнула Маргаритка. - Поле весной такое красивое, и все это, благодаря нам, маргариткам!
- Ты права, поле, действительно, прекрасно, - согласилась с соседкой росшая неподалеку Мальва, - но это, благодаря нам, мальвам.
- Не болтай глупости, - обиделась Маргаритка, - я гораздо красивее тебя! Посмотри, какая желтая у меня сердцевинка, и лепесточки, смотри, какие беленькие.
- Вот еще красавица выискалась! Это я самая красивая. Мои красные лепестки крупнее твоих и чудесно пахнут, вот!
Соперницы схлестнулись не на шутку; они продолжали спорить и ругаться, но договориться так и не могли.
- Я вызываю тебя на дуэль! - крикнула, в конце концов, взбешенная Мальва. - Давай считать, сколько пчел сядет на каждую из нас. У кого их окажется больше, та и есть самая красивая раскрасавица!
Однако несмотря на определенную разумность предложения, Маргаритка и Мальва продолжали ругаться и спорить, только теперь они еще и лепестками друг в друга швырялись, и каждая заявляла, что победила именно она.
- Будьте любезны, перестаньте кричать и помолчите немного, - взмолилась Ящерка, лежавшая на камне и загоравшая на солнце. - Из-за ваших воплей я не могу отдохнуть.
- Вот что, Ящерка, - обратились к ящерице драчуньи, - ты лучше ответь нам, кто из нас двоих красивее?
- Раньше вы обе были красавицы, а теперь оборвали себе лепестки и стали страшилищами!
Неожиданно Маргаритка и Мальва услышали какой-то странный шум: Иа-иа-иа...
- Что это такое? - переполошились задиры.
- Это Осел кричит, - ответила Ящерка.
- Боже, какое страшное, кошмарное животное!
- Будьте осторожны, берегитесь Осла! - предупредила спесивиц Ящерка. - Ослы питаются цветами, и чем цветы красивее, тем охотнее они их едят.
Именно в эту минуту Осел и подошел к цветам.
- Послушай, Осел, если ты голоден, то съешь Мальву, - предложила ослу Маргаритка.
- Нет-нет, что ты! - воскликнула та, - лучше съешь Маргаритку! Она похвалялась, что самая красивая!
- Хм, а они, действительно, кажутся вкусными, - задумчиво молвил Осел, - съем-ка я, пожалуй, их обеих.
Неизвестно, что стало бы с красавицами дальше, но неожиданно Осла ужалила в ухо пчела, и он резвым галопом умчался прочь.
- Какое счастье, какая удача! - радостно воскликнула Маргаритка. - Мы чудом спаслись!
- Нам, и в самом деле, повезло, - поддакнула Мальва и добавила, - мы были такими дурочками, и так глупо себя вели! Но больше мы не будем ругаться и перестанем задаваться.
И с тех самых пор Маргаритка и Мальва стали задушевными подружками.
(- надолго ли:)? – germiones_muzh.)

(no subject)

- вашвеличество! Мой муж меня поколачивает, - пожаловалась придворная дама Фридриху II.
- Это меня не касается.
- А кроме того, он ругает ваше величество! - настаивала дама.
- А это не касается вас, - ответил король.

бой у Моспино 5.05.1919. Белая гвардия: стрелочник бронепоезда; терцы идут наудар; полковник Кузьмин

…мы вернулись на то же место за оставленными снарядами и насчитали тридцать две воронки на каких-нибудь трехстах квадратных метрах. Воронки часто перекрывали друг друга.
— Как это мы могли остаться в живых? — сказал Нягу, почесывая за ухом.
— Н-да... Это мягкий чернозем нас спас. Снаряды зарывались глубоко и рвались вверх.
— А я думаю, что просто наш час еще не пробил.
Обстрел длился, вероятно, всего несколько минут, но нам они показались вечностью. После этой передряги батарея стала гораздо осторожней.
Красных отбросили. Ночь, к нашему удивлению, прошла спокойно, с пением соловьев.
Благодаря упорному сопротивлению марковцев и хорошей работе батареи наступление красных было задержано. Это дало время командованию оценить обстановку и подвести резервы.

БОЛЬШОЙ БОЙ
На заре бой снова разыгрался. Красные ввели большие силы (- вместе с красными наступали и части Махно. Станция Моспино, Макеевка, Иловайская - это всё Донецк. Да, тот самый. – germiones_muzh.). Появились их броневые поезда, и все время вступали в бой новые формирования. К нам же подошли наша первая батарея и гусары. Марковцы и пластуны принуждены были отступать шаг за шагом. Уже станция Моспино была нами оставлена. Наш бронепоезд, работавший на линии Макеевки, мог быть отрезан. Он появился из-за поворота, человек спрыгнул на стрелке, бронепоезд прошел до красных цепей, входивших на станцию, обстрелял их из пулемета и задним ходом пошел на Иловайскую. Человек на стрелке вскочил на поезд.
Бой все время разрастался. С обеих сторон вводили новые части и батареи. Гул артиллерийского огня слился в сплошной рев. Разобрать отдельных выстрелов было невозможно. Фронт боя расширялся вправо, к Макеевке. Мы оказались на левом фланге.
В это время подошла нам на помощь Терская конная дивизия. Оседланных лошадей просто выталкивали из вагонов, они катились под откос, казаки за ними следовали, поправляли седла, сотни строились и шли в бой.
Затем подошел тяжелый бронепоезд “Единая Россия”, оттолкнул вперед платформу с меньшей пушкой и задрал вверх могучий ствол своего “морского орудия” — шести- или даже восьмидюймового, и так рявкнул, что даже наши привычные лошади подскочили. Это громадное орудие угнало красные бронепоезда на двадцать верст назад, выключив их из боя.
Необычайно упорный бой кипел на десятки верст. Разобрать что-либо было трудно. Дважды мы посылали за снарядами.
Под вечер мы увидели слева длинную колонну конницы: это Кубанская (- 1-я Кавказская. – germiones_muzh.) конная дивизия генерала Шефнер-Маркевича охватывала правый фланг красных и, очевидно, убедила красное командование в неудаче их наступления, потому что бой как-то сразу стих с наступлением темноты. Наступила полная тишина, только в ушах еще гудело. К нашему удивлению, ночь снова прошла спокойно.
Наутро красных перед нами не было. Они отступили. Это был один из самых больших боев, в которых мне пришлось участвовать.
Под Новочеркасском донцам удалось разбить второй красный клин. С этого момента началось наше большое наступление.
Обе наши батареи были приданы 1-й Терской казачьей конной дивизии, с полками: 1-м Терским, 1-м, 2-м и 3-м Волгскими. Командовал дивизией наш старый знакомый генерал-майор Топорков, хороший начальник, с которым мы работали еще на Северном Кавказе.
Дивизия с батареями пошла к северу, вслед за красными. Я же получил приказание ехать в обоз за ячменем. Дивизия шла в каменноугольный район, где фураж достать трудно. Я поручил Дуру (- кобылу, на которой ездил. Брат мемуариста воевал на одной с ним батарее. - germiones_muzh.) брату и сел в поезд.
Только в поезде я узнал всю важность нашей победы. Офицер читал вслух реляцию нашего генерального штаба и описание боя на нашем левом фланге. Последняя фраза мне все объяснила.
- Это произошло 5 мая 1919 года у Моспина.
— А я как раз еду из Моспина! — воскликнул я.
Все глаза обратились на меня, и я смутился.

ПОЛКОВНИК КУЗЬМИН
В батарее был полковник Кузьмин. Настоящий конник. Хороший наездник, любитель лошадей, всегда элегантный и в хорошем настроении. Поскольку применения для него в батарее не было, его откомандировали быть нашим представителем около генерала, командира регулярной кавалерии. Он был великолепен в свите генерала.
В бою под Моспиным бронепоезд красных очень мешал нашей кавалерии. Их наблюдатель, по всей вероятности, находился в железнодорожной будке. Генерал подъехал к первой батарее и приказал сбить будку. Этим занялся один из лучших наших артиллеристов капитан Канатов. Но как часто случается в артиллерии, его снаряды рвались кругом, но в будку не попадали.
Генерал насупился.
— Я приказал сбить будку, а не стрелять кругом нее. — И обернувшись к Кузьмину: — Вот ваши артиллеристы. Когда дело касается квартир, то они первые, а насчет стрельбы...
Кузьмин молча слез с коня, подошел к орудию.
— Вы мне разрешите, капитан?
— Пожалуйста, господин полковник.
Кузьмин ничего не изменил в положении орудия (- цель была уже пристреляна. - germiones_muzh.), приложил лишь бинокль к глазам и скомандовал: “Огонь!”. Граната ударила в будку, которая разлетелась на куски. Кузьмин подошел к генералу и доложил: “Исполнено, Ваше Превосходительство”. Как будто тот сам не видел. Кузьмин сел на коня, кивнул Канатову и последовал за генералом. Наши артиллеристы остались с разинутыми ртами.
— Вот ведь везучий! Теперь вся кавалерия будет думать, что только Кузьмин и умеет стрелять из пушки.
Как-то командир эскадрона был убит, и гусары дрогнули и побежали. Сам генерал оказался в опасности. Но Кузьмин выскочил вперед, самовольно взял команду над эскадроном, вернул людей, атаковал красных и восстановил положение. При этом он был легко ранен штыком в ногу.
При следующей оказии Кузьмин получил в командование 1-й офицерский конный полк и оказался прекрасным начальником — храбрым, решительным и удачливым. Под его командой полк стал одним из лучших…

подпоручик СЕРГЕЙ МАМОНТОВ (1898 – 1987). ПОХОДЫ И КОНИ