November 3rd, 2018

ноябрь

уже третье число. Ноябрь, ноябрь. Модные японские символы ноября - хризантемы, гречневая лапша соба и мандарины. Переводим на русский. "Отцвели уж давно хризантемы в саду" - это про наших бабушек-старушек, самых выносливых, принципиальных и беспощадных в мире (вот главный резерв ставки!) Лапша - на уши, это СМИ. А мандарины, которые в Японии и Китае - богатство и счастье, у нас по традиции - дешевые понты и Кавказ... - Ну, Закавказье.
Мораль: не разменивайтесь на "фишки", живите по-своему. Воспитывайте бабушек - любовью, цветами; независайте в СМИ; обходитесь без понтов. Желаю вам счастья!

битва при Кадеше: египтяне против хеттов (кон. XIV или нач. XIII в. до н.э. Западная Сирия)

Рамсес II шел в поход на сирийский город Кадеш уже вторично: городок вышел из-под египетского «крыла» и внаглую отдался северным хеттам. - Нужно было снова доказать восточным варварам, кто главный в Леванте. Ну, и отыметь хеттов по самый Угарит. Как минимум.
Египетское Новое Царство, изгнав угнездившихсябыло в верховьях Нила кочевых гиксосов, восстановило царскую власть на всей территории страны – и неостанавливаясь на достигнутом развернуло экспансию на восток. Рамсес был третьим фараоном XIX династии, и ему было всего-то 25 лет. – Самое время для подвигов…
Но хетты оказались твердым орешком.
Четыре корпуса египетского войска (20.000 воинов) под командованием самого фараона, заново контролируя присредиземноморские территории Аравийского полуострова, подходили к Кадешу – ключевой крепости, обеспечивающей господство над Сиро-Палестинскими землями. Пылила пехота, тарахтели стрелами в колчанах легкие скоростные двухместные колесницы, доставшиеся Египту в наследство от коневодов-гиксосов.
Переправа через широкий Оронт занимала много времени (где взять местным столько лодок? Пришлось вброды, а река широкая). Первыми вышли на правый берег гвардейцы корпуса Амона с наемниками-шарданами и колесничие. Бедуины племени шасу охотно взялись отвести египтян кратчайшей дорогой к Кадешу и радостно информировали, что войска трусливых хеттов бежали далеко на север – под защиту стен Халеба. Рамсес не стал ждать трех переправлявшихся корпусов и двинул на Кадеш…
Шасу предали - они изначально выбрали хеттов и работали на них. Войско хеттского царя Муваталли, насчитывавшее с контингентами местных союзников – сирийских князей – 30.000 человек при трех тысячах боевых колесниц стояло в боевой готовности, прикрывшись от взоров передовых египтян укреплениями Кадеша. Хетты выждали пока корпус Ра приблизится и атаковали его на марше.
По счастью, Рамсес, гвардия и колесничие уже успели выйти вперед к запланированному месту лагеря.
Египтяне называли части своих армий именами богов: Амона, Ра, Птаха, Сета. Побеждая говорили: «вот поразил врага могучий Амон!» Но в данном случае вполне можно было выразиться так, что получил звиздюлей египетский бог Ра. – Корпус, растянутый по-походному, был сходу разбит и практически уничтожен почти безпотерь для хеттов. Погибли несколько родичей фараона. Глядя на разбегающихся под колесами вражеских трехместных экипажей (возница и два лучника) подданных, Рамсес молча бледнел. Неподалеку гвардейцы нещадно выдавали звездЫ тростниковыми палками пойманным лазутчикам – но это ничего уже не меняло. Из-за Старого Кадеша строем выходили хетты. Много. Очень много хеттов…
Египтяне занимали круговую оборону, отойдя от брошенного спешно лагеря к холмам.
А хетты, похоже, решили что дело уже в шляпе – и вовсю занялись лагерем. Группы недобитых воинов корпуса Ра присоединялись к Рамсесу, который неподвижно застыл в центре, показывая что первый успех противника ему нипочем. Командиры ловили зауши и били паникеров. Подошло на помощь несколько новых, еще небитых подразделений из-за Оронта. И сгруппировав колесницы, фараон неожиданно атаковал хеттов, пировавших в его собственном лагере. Контратака получилась короткой, враг бежал но был настигнут и сброшен в реку.
Узрев такой неожиданный беспредел богов, Муваталли дал знак – и основные силы хеттов ускоряясь, начали атаку. Три тысячи колесниц впереди.
Египтяне замерли, вытирая потные лица париками, которые в их климате с успехом выполняли и функции шлемов… Близился критический момент.
И фараон с луком в руках неспеша пошел на глазах у всех к своей царской запряжке.
- Менна, - утвердившись в колесничной стойке и застегивая шпилькой стрелковый браслет, сказал возничему Рамсес, - на тот холм! Я сам буду стрелять.
- Знамя Джу!!! – сиреной заревел за спиной удаляющегося фараона старый генерал. (Опрометью подбежал офицер, преклонил колени). – Позиция: вокруг холма! Прикрываете Сына Ра! Стань грязью, но держи, НахтианУм. Чтобы ни один!!!
Офицер на коленях поднял обе руки ладонями вверх («сделаю»), вскочил, напяливая парик на бритую голову. За ним загрохотала щитами на бегу пехота…
Тяжелые колесницы хеттов сперва шли на малой, обходя каменистые преграды, способные выдрать с мясом подвеску у нынешнего джипа. Но когда ливнем хлынули навстречу стрелы египетских «угловых» луков, колесничие невольно прибавили скоростЯ. Египтяне долбили прицельно, с возвышенностей, стоя на месте; ланцетовидные бронзовые наконечники впивались в лошадей, находили незащищенные места в железных доспехах бойцов. Падали наземь люди, ржали и бесились кони. Вот один экипаж налетел на валун - с хрустом разлетелось колесо; вот другой перевернулся с крутого перекоса. Еще, еще… Оптимальной для подвижной стрельбы дистанции достигла едва треть колесниц. А сзади уже тупотили загнутыми кверху носатыми полусапожками пехотинцы.
Но они были без длинных копий – «тяжелая» пехота неуспела за «легкой» в стремительном и скрытном походе хеттов к Кадешу. У египтян же с копьями всё было в порядке: закрывшись стеной щитов, под ритмичные команды старших, они выставили щетину «игл» нехуже дикобраза. Пращники – благо в камнях недостатку не было – исправно работали из третьей шеренги. Индоевропейцы (с примесью кавказской крови) хетты были молодецкие ребята порубиться железом, но они попросту недоставали… А их доставали в трех случаях к одному. Сыны Нила, натренированные выдворением гиксосов, оказались дисциплинированным и стойким войском. Там, где противник прорывался и дело шло на секиры и мечи, египетские подразделения организованно отходили и их фланги сразу выдавливали штурмовые группы хеттов назад. Генерал Джеди сформировал летучий «заградотряд» из колесниц в тылу построений корпуса: пытавшиеся бежать пехотинцы пробовали «своих» стрел - и возвращались в строй.
- Подай еще колчан! – приказывал своему карлику, взятому на колесницу «внагрузку», Рамсес. Он пристрелялся хорошо и бил уже на выбор.
- Что они делают?! – дубасил волосатым кулаком по гребню крепостной стены буйноволосый царь хеттов Муваталли, рядом с князьком Кадеша наблюдая геометрический рост потерь своего войска и нулевой энтузиазм сторонящихся переднего края союзников. – Что делают, клянусь железным болтом Кумарби?! Колесницы - на правый фланг египтян!
- Там болото, - мрачно буркнул раненый вруку стрелой царевич Вава, в очередной раз отказываясь для демонстрации своего мужества от услуг суетящегося вокруг мухой шумерского лекаря. – Ходили уже.
- Всё, - почтительно, но непреклонно констатировал князек. – Я отзываю своих. У Кадеша лишних воинов нет…

К вечеру стороны разошлись-таки на почтительное расстояние. Пошли переговоры. Потери и у тех, и у этих были уже такие, что нестыдно мириться… Муваталли удержал за собой Кадеш, Рамсес отошел к Дамаску – а потом и в Египет. Армрестлинг между царствами не дал перевеса ни одному: Левант приходилось делить. Через восемнадцать лет Рамсес женился на дочери очередного хеттского царя (брата покойного Муваталли) Хаттусили – встретил ее торжественно и назначил главженой. А потом добавил на всякий случай и ее сестру… Но победу в битве при Кадеше и хетты, и египтяне приписывали каждый себелюбимому.

самый дорожайший в мире десерт - "клубника Арно" (1,4 млн. долларов USA)

самый дорогой вмире десерт подают в ресторане "Арно" - в Новом Орлеане (штат Луизиана). - Под музыку: оркестр ресторана играет в вашу честь джазовую импровизацию; а метр совершает возлияние драгоценного Crystal Cave Liqueur'а из коллекции Карла X в ваш фиал... Десерт прост: маринованные в изысканном вине с корицей и гвоздикой, залитые ванильным эксклюзивной сливочности мороженым клубничины, одна из которых увенчана золотым кольцом с розовым 4,7-каратным бриллиантом.
Ну, и листик мяты сверху.
- Фуй, какая гадость! Я бы и бесплатно отказался.