February 25th, 2018

гемма-инталия с портретом Каракаллы на аквамарине (Рим, III век)

самые драгоценные ювелирности античного мира - это, конечно, резные геммы на камне. - Заглубленные интальи и выпуклые камеи. Они главным образом использовались как печати, поэтому часто были перстневого формата; изображенье в большинстве случаев очень лаконично: одна-две фигуры, и стилизованные... Но какая красота текучих линий; какие сочетанья высот и глубин! Как берега и дно рек, озер. Какое чувство цвета и света в материале, его текстуры... Поистине, прекрасные произведенья.
Голова императора Септимия Бассиана Каракаллы (правил 211 - 217 нашей эры, назвался: Цезарь Марк Аврелий Север Антонин Август) вточена в прозрачный овальный аметист. Тонкий ломтик, отсеченный от моря, легко лежит на ладони - синеватая чистая с горьким сиреневым оттенком "вода". Лик человека занимает всю величину камня. Каракалла здесь красив - замечательно пойман ракурс: лицо впрофиль, плечи в тричетверти. Нос получается чуть заострен (а на самделе был "картошкой"!), мелкие кудри краткой прически, живой взгляд, слабый подбородок, тонкие упрямые губы... Не блистал Септимий Бассиан ни внешностью, ни нравом: братоубийца, амбициозный деятельный безобразник убитый заговорщиком префектом Макрином; неоставил потомства. - Только термы Каракаллы:) Древний мастер нашел в нем неуловимый момент красоты - это как надежда на то, что человек станет лучше... Слева по краю идет позднейшая отвесная надпись: "опетрос" (императора приняли в средневековье за апостола Петра и использовали для украшенья оклада литургической книги. Напрасно: надобыло посмотреть внимательней - Каракалла в воинском плаще, застегнутом на плече. Это римлянин. Вифсаидский рыбак Симон-Петр долженбыл выглядеть иначе).
Закраины аметиста выполнены наплывами-заглубленьями. Как морская волна. Левый нижний край обломан.
Будете искать фото - найдите удачное. Например, это: http://pinme.ru/pin/553e87e7dd62fc830f8b466f/

борцовский поединок: атлет грек против великана-эфиопа (VI век до н.э., при дворе эфиопского царя)

…Феаген взял немного пыли, посыпал ее себе на спину и руки, еще орошенные потом после гонки за быком, стряхнул не приставшую пыль, с силой вытянул обе руки, оперся поустойчивее в землю ступнями ног, согнул ноги в коленях, закруглил плечи и спину, слегка наклонил шею, сжался всем телом и стоял так, с нетерпеньем ожидая схватки в борьбе.
А эфиоп, как увидел его, улыбнулся, оскалив зубы, и насмешливыми знаками как будто хотел унизить своего противника. Потом вдруг, словно бревном, поразил рукою шею Феагена, так что гул пошел от этого удара, а сам снова принял надменный вид и пренебрежительно засмеялся.
Феаген, как человек с детства знакомый с упражнениями и маслом гимнасиев и прошедший Гермесово искусство состязаний, решил сперва уступать, чтобы выяснить противопоставленную ему мощь, не бросаться сразу на такую чудовищную и дико разъяренную громаду, но уменьем перехитрить неуклюжую силу. Поэтому, хотя он был слегка только сбит с того места, где стоял, он сделал вид, будто страдает сильнее, чем это было, и, выставив другую часть шеи, подставил ее под удар. Когда эфиоп снова ударил, Феаген притворился, будто сломлен ударом, и едва не упал ничком. (- этим «падающим» движеньем опытный атлет наверняка ослабил нанесенный ему удар. Но тому, кто не прошел Гермесово искусство состязаний и не упражнял шею борцовской гимнастикой – я бы не посоветовал такой рискованной тактики: удар по шее может быть очень опасен. – germiones_muzh.)
Эфиоп, проникшийся презрением к нему и осмелевший, неосторожно бросился в третий раз и, снова подняв руку, готовился с силой опустить ее.
Феаген внезапно нагнулся и, отклонившись, избежал удара, а в то же время своей правой рукой вцепился в левую руку эфиопа и этим захватом дал сильный толчок противнику, которого и так уже повлек к земле удар, нанесенный его собственной рукой в пустоту. Феаген проскользнул у него под мышкой, прижался к его спине, с трудом опоясал руками толстый живот эфиопа, сильными и непрерывными ударами пяток ослабил лодыжки и суставы его ног и силою принудил упасть на колени. Затем обхватил его ногами и, направив ляжки ему в пах (- грек «оседлал» противнику спину, проведя ступни промеж ног эфиопу. С учетом того, что борцы голые - мог зажать великану причиндалы весьма даже ух! – germiones_muzh.), выбил в сторону руки, опираясь на которые эфиоп поддерживал свою грудь, обвел узлом руки вокруг его висков, стал оттягивать его голову к спине и плечам и наконец заставил своего противника распластаться животом на земле (- Феаген попросту мог теперь сломать ему шею. Очень силовой, и втоже время техничный стиль борьбы. По счастью, довести прием до конца непришлось. – germiones_muzh.)
Единый общий крик громче прежнего подняла при виде этого толпа. Сам царь не выдержал и соскочил со своего трона…

ГЕЛИОДОР (III в. н.э.). «ЭФИОПИКА»