November 18th, 2017

(no subject)

того, кто идет собственным путем, опередить нельзя. (Марлон Брандо)
- да. Но мы ходим чужими.

мистические методы работы тайной полиции негуса Эфиопии (свидетельство европейца. 1894)

...при абиссинском дворе (негуса негести - "царя царей", императора Эфиопии-Абиссинии. - germiones_muzh.) существует очень оригинальная должность, установленная для содействия правосудию и представляющая из себя нечто в роде тайной полиции (- в одном лице? - germiones_muzh.), прикрывающей свой образ действии различными шарлатанскими примами. Должность эта, так называемого лебаша, — наследственная и переходит от отца к сыну, или к другому ближайшему родственнику.
С помощью напитка, рецепт которого семейство хранит в секрете, лебаша усыпляет нарочно с этой целью воспитанных им детей, который во сне становятся ясновидящими и указывают разыскиваемого преступника или разыскиваемую вещь.
Мне пришлось раз быть свидетелем одного из таких сеансов ясновидения. Живший недалеко от нашей фактории офицер (- эфиопский. - germiones_muzh.) был уже несколько раз обкрадываем и, не находя вора, решил обратиться к лебаша. Все жившие в его доме, соседи, толпа посторонних и мы полукругом уселись перед домом офицера, а лебаша в соседней хижине усыпил маленькую девочку. — Прошло несколько минут, и из дверей хижины вышел этот ребенок, с блуждающим взором и с каким-то решительным вдохновенным видом. Постояв несколько секунд в кругу, ребенок начал делать жесты, подобные тем, какие делает женщина, когда она вытаскивает воду из колодца, прядет, мелет муку и т. д., и все поняли из этого, что вор — женщина; но вдруг ребенок вздрогнул, затрясся и с криком грубо схватил…. жену обокраденного офицера. Гипнотизм на службе богини Фемиды!..

ЖАН-ГАСТОН ВАНДЕРГЕЙМ. В ПОХОДЕ С МЕНЕЛИКОМ, НЕГУСОМ АБИССИНСКИМ (20 МЕСЯЦЕВ В АБИССИНИИ)

ДЖОАНН ЛИМБЕРГ

КОМЕТА

Бедняжка,
тебе не довелось стать одной из планет;
ты описываешь круги вокруг них,
а они тобой пренебрегают.

Ты похожа на сперматозоид,
преследующий яйцеклетку.
В твоем белом огне
есть что-то отчаянное,

он жгуч как желание
в бессонных телах,
которым некому излить свою печаль,
кроме случайной кометы.